199 УК РФ судебная практика

«Виталий Поляков
адвокат по налоговым
преступлениям»

В своей статье: «Статья 199 УК РФ – Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией» я рассказывал, что понимается под уклонением от уплаты налогов, совершенным организацией, о составе преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ, а также об уголовной ответственности руководителя (директора) и главного бухгалтера за совершение данного налогового преступления.

Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 28 декабря 2006 года № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» постановил дать судам разъяснения о том, что общественная опасность уклонения от уплаты налогов и сборов, то есть умышленное неисполнение конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы, заключается в не поступлении денежных средств в бюджетную систему РФ.

В данной статье представлена подборка судебной практики по уголовным делам, связанным с применением статьи 199 УК РФ, где организаторы подобных схем были признаны виновными и осуждены к различным видам наказаний. Возможно, моя статья поможет Вам избежать подобных ошибок.

Приговор Заельцовского районного суда г. Новосибирска № 1-386/2015 от 15 октября 2015 г. по делу № 1-386/2015).

Фактический руководитель ООО «Фундамент» Аннаматов А.М. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ. Обвиняемым умышленно использовалась схема заключения фиктивных сделок, создания фиктивного документооборота, денежных расчетов с подставными ООО «ЭлитСтрой» и ООО СК «ГарантСтройИнвест» с целью получения необоснованной налоговой выгоды для ООО «Фундамент» за счет неправомерного завышения суммы расходов по сделкам с указанными подставными организациями, уменьшения размеров прибыли и уклонения от уплаты налога на прибыль с ООО «Фундамент». В состав расходов ООО «Фундамент» включались работы, отраженные в учете ООО «Фундамент» как выполненные подрядными организациями ООО «ЭлитСтрой» и ООО СК «ГарантСтройИнвест», Аннаматов А.М. зная о том, что по сделкам с подставными ООО «Элитстрой» и ООО СК «ГарантСтройИнвест» услуги подряда в действительности не оказывались и указанные выше работы фактически были выполнены работниками ООО «Фундамент», а также неустановленными физическими лицами, в целях уклонения от уплаты налога на прибыль умышленно использовал заведомо подложные документы по финансово-хозяйственным операциям с вышеуказанными подставными организациями – акты приемки выполненных работ в качестве подтверждающих документов для получения необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль для ООО «Фундамент». Одним из эпизодов преступления является то, что Аннаматов А.М. дал указания бухгалтеру, не осведомленному о преступных намерениях руководителя, внести заведомо ложные сведения в декларацию по налогу на прибыль. Бухгалтер внесла в строку «2 030» налоговой декларации по налогу на прибыль заведомо ложные сведения о расходах, уменьшающих сумму доходов от реализации в размере 97 388 269 руб., указав в них расходы с учетом стоимости работ, выполненных по указанным актам о приемке выполненных работ подставными организациями на сумму 96 684 907 рублей, а должна была указать 57 526 000 руб., что привело к занижению суммы исчисления налога на прибыль, и умышленному уклонению от уплаты налога на прибыль за 2011 год в сумме 7 831 781 руб. Подсудимый Аннаматов А.М. свою вину в содеянном признал полностью, согласился с предъявленным ему обвинением в полном объеме и поддержал ранее заявленное им ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, то есть с постановлением приговора без проведения судебного разбирательства. Суд признал Аннаматова А.М. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, и назначил ему наказание в виде 3-х лет лишения свободы условно.

Приговором Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 29 января 2018 года по делу № 1-7/2018 обвиняемого по ст. 199 УК РФ суд приговорил к трем годам заключения​.

Писарев А.В., являясь Генеральным директором ООО «Ромакс», осуществляющего деятельность по выполнению работ по сооружению земляного полотна железнодорожных путей, умышленно совершил уклонение от уплаты налогов с организации ООО «Ромакс» (ст. 199 УК РФ) путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере. Совокупностью вышеперечисленных доказательств установлено, что Писаревым А.В. умышленно указывались в налоговой декларации и в иных документах заведомо ложные сведения, а именно умышленно указывались не соответствующие действительности, данные об объекте налогообложения, расчете налоговой базы и иная информация, влияющая на правильное исчисление и уплату налогов и сборов. Данные обстоятельства, подтверждаются и позицией подсудимого Писарева А.В., который в судебном заседании пояснил, что фактическое выполнение работ ООО «Ромакс» не соответствовало их документальному оформлению, поскольку для него главным было выполнить работы. Всего, в результате вышеуказанных умышленных действий Писарева А.В., ООО «Ромакс» не перечислило и не уплатило в бюджет Российской Федерации налоги на общую сумму 46 787 837,23 руб., что является особо крупным размером. С учетом изложенного, суд квалифицирует действия подсудимого Писарева А.В. по п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ, как уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, в особо крупном размере. Подсудимый Писарев А.В. совершил умышленное тяжкое преступление. С учетом фактических обстоятельств совершенного преступления, характера и степени его общественной опасности, суд не находит оснований для изменения категории совершенного Писаревым А.В. преступления на менее тяжкую в соответствии с ч.6 ст.15 УК РФ. Таким образом, суд признал Писарева А. В. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.2 ст.199 УК РФ и назначить ему наказание в виде 3-х лет лишения свободы, без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В Москве суд удовлетворил иск прокурора о взыскании в пользу государства ущерба, причиненного налоговым преступлением, на сумму более 44 млн. рублей.

Поляков Виталий Александрович — адвокат по налоговым преступлениям в Москве и Московской области. Более 20 лет практики в правоохранительных органах и адвокатуре. Если у вас возникли проблемы, связанные с неуплатой налогов — звоните!
Телефон: +7 (499) 391-34-74

В августе 2019 года Симоновским районным судом города Москвы в полном объеме удовлетворен иск прокуратуры Южного административного округа столицы о взыскании в пользу государства ущерба, причиненного налоговым преступлением, на общую сумму более 44 млн. рублей. Основанием для предъявления иска послужили материалы уголовного дела, направленного с утвержденным прокуратурой округа обвинительным заключением в Симоновский районный суд. В ходе расследования было установлено, что руководитель ООО «Эверест» уклонился от уплаты налогов на общую сумму свыше 44 млн. рублей, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, что повлекло незаконное извлечение налоговой выгоды в коммерческой деятельности. Приговором суда он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов).

В завершение своего обзора хочется еще раз подчеркнуть:

1. Законодатель установил следующее: если организация не уплатила налогов и (или) сборов более чем на 15 млн. руб. то речь идет об уклонении от уплаты налогов в крупном или особо крупном размере. В этом случае установлена абсолютная величина суммы неуплаченных налогов и сборов. Она не зависит ни от периода, за который возникла неуплата, ни от удельного веса недоимки в общей сумме подлежащих уплате налогов и сборов. Ее превышение влечет ответственность по ч. 1 или ч. 2 ст. 199 УК РФ.

2. В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2006 года «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», моментом окончания преступления, предусмотренного ст. 198 УК РФ или ст. 199 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов (сборов) в срок, установленный налоговым законодательством.

3. Следует особо отметить, что налоговый агент налоги не выплачивает, а только исчисляет, а затем удерживает и перечисляет, то есть фактически передает в бюджет не принадлежащие ему денежные средства налогоплательщиков. Поэтому при определении крупного или особо крупного размеров при неисполнении обязанностей налогового агента применительно к примечанию к ст. 199 УК РФ нельзя требовать от органов предварительного следствия исчисления доли не перечисленного в бюджет НДФЛ от суммы всех налогов, подлежащих уплате лицом как налогоплательщиком. Это обстоятельство имеет существенное значение, так как налогоплательщик и налоговый агент — это различные субъекты налоговых правоотношений, имеющие разные права и обязанности. Таким образом, в обвинительном заключении должна быть указана только процентная доля налога, который исчисляет и перечисляет налоговый агент, а не процентная доля от суммы всех налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком.

Сегодня предпринимателей не пугает штраф или условный срок по ст. 199 УК РФ (неуплата налогов организацией), поэтому гораздо страшней ч. 4 ст. 159 УК РФ, (мошенничество), когда экономическое преступление трактуется нашими правоохранителями как общеуголовное, а там уже и арест, и реальный срок лишения свободы. Я обязательно напишу об этом в своих следующих статьях.

Приговор Мещанского районного суда Москвы по пунктам «а, б» части 2 статьи 199 УК РФ «уклонение от уплаты налогов с организации, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере».

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Мещанский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи М.О.А.,

с участием государственного обвинителя – помощника прокурора ЦАО г. Москвы Г.О.А.,

подсудимых Я *и Т *,

при секретаре Т.В.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Я.

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 2 ст. 199 УК РФ,

Т.

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 2 ст. 199 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

*В.А. и *Д.Н. совершили уклонение от уплаты налогов с организации, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, при следующих обстоятельствах:

*В.А., являясь с *по *на основании Приказа (распоряжения) о приеме работника на работу № *генеральным директором и фактическим руководителем, а также соучредителем общества с ограниченной ответственностью «*» (далее по тексту — Общество, ООО «*»), а с *по *на основании Приказа (распоряжения) о переводе работника на другую работу №* от *на должность исполнительного директора Общества, зарегистрированного по юридическому адресу: г.*, состоящего в исследуемый период на налоговом учете в ИФНС России № 2 по г., расположенной по адресу: г. *года перерегистрированное по адресу: г.*, состоящего на налоговом учёте в ИФНС России * с присвоенным Обществу идентификационным номером налогоплательщика*, осуществлял деятельность в области съемки рекламных видеороликов для телевидения, создания корпоративных видеофильмов.

На *В.А., как на лицо, осуществляющее фактическое руководство деятельностью Общества, в соответствии со ст. 57 Конституции Российской Федерации, п. 1 ст. 23 и ст. 45 Налогового кодекса Российской Федерации от 16 июля 1998 года № 146-ФЗ (далее НК РФ), возложены обязанности налогоплательщика: платить законно установленные налоги; самостоятельно исполнять обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах; обязанность по уплате налога выполнять в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

В соответствии со ст.ст.53 и 91 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08 февраля 1998 года № 14-ФЗ, ст. ст. 26, 27, 28 НК РФ, Главой 17 Устава, утвержденного Протоколом № 1 Общего собрания Учредителей от 28.09.2009, руководством текущей деятельности Общества является исполнительный орган — генеральный директор, через которого Общество приобретало гражданские права и обязанности, действия (бездействие) которого признаются действиями (бездействием) Общества; на него возложены обязанности по организации ведения бухгалтерского учета и отчетности Общества; он, как лицо, осуществляющее фактическое руководство деятельностью Общества, а соответственно фактически выполняющее функции единоличного исполнительного органа, в соответствии с Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью», иными правовыми актами Российской Федерации и Уставом организации нес ответственность за организацию, состояние и достоверность бухгалтерского учета в Обществе, своевременное представление ежегодного отчета и другой финансовой отчетности в соответствующие органы, а также сведений о деятельности Общества, представляемых акционерам, кредиторам и в средства массовой информации.

В соответствии со ст.ст.6, 7, 18 Федерального закона РФ от 21 ноября 1996 года №129-ФЗ «О бухгалтерском учете», а также п.п.6, 23, 38 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в РФ, утвержденного Приказом Министерства финансов РФ №34н от 29 июля 1998 года, *В.А., как фактический руководитель, нес ответственность за организацию ведения бухгалтерского учета в Обществе, за соблюдение содержащихся в законодательных и иных нормативных правовых актах требований и правил по ведению бухгалтерского учета, за формирование учетной политики организации, за своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности, а также за обеспечение контроля по отражению на счетах бухгалтерского учета всех осуществляемых операций, за движением имущества и выполнением обязательств и за составлением на основе данных синтетического и аналитического учетов бухгалтерской отчетности и руководят текущей деятельностью Общества.

В соответствии с п. 5 ст. 80 НК РФ, налогоплательщик или его представитель проверяет и подтверждает достоверность и полноту сведений, указанных в налоговых декларациях своей подписью.

В соответствии со ст. ст. 143, п. 1 ч. 1 ст. 146, 153, 154, 163, 164, 166, 169, 171, 172, 173, 174 НК РФ, а также в связи с осуществляемой деятельностью, 000 «*» являлось налогоплательщиком налога на добавленную стоимость (далее по тексту — НДС), и было обязано самостоятельно, по окончанию каждого налогового периода исчислять налоговую базу по НДС и сумму налога, подлежащую уплате в бюджет не позднее 20 числа каждого из трех месяцев, следующего за истекшим налоговым периодом, а также осуществлять уплату исчисленных налогов.

В соответствии с ч. 1 ст. 9 Федерального закона РФ от 21.11.1996 №129-ФЗ «О бухгалтерском учете», все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами.

Согласно ст. 169 НК РФ, счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), сумм налога к вычету.

В соответствии со ст.ст.246, 247, 252, 253, 274, 284, 285, 287, 289 НК РФ, а также в связи с осуществляемой деятельностью, ООО «*» являлось налогоплательщиком по налогу на прибыль организации, и было обязано по итогам каждого отчетного, и налогового периода, самостоятельно производить расчет налоговой базы, которой признается денежное выражение прибыли. Прибылью, в свою очередь, признаются полученные доходы, в том числе доходы от реализации товаров (работ, услуг), уменьшенные на величину произведенных расходов.

По окончанию каждого отчетного и налогового периода Общество обязано подавать соответствующие налоговые декларации и уплачивать авансовые платежи за соответствующий отчетный период, а не позднее 28 марта года, следующего за истекшим налоговым периодом, которым является календарный год, предоставить налоговую декларацию и уплатить налог в бюджет.

Игнорируя обязанности, предусмотренные вышеуказанными нормативно-правовыми актами и уставом Общества, *В.А., осуществляя в период с *по *функцию единоличного исполнительного органа, а в дальнейшем лица, осуществляющего фактическое руководство деятельностью ООО «*», так как являлся соучредителем и исполнительным директором, в процессе реализации договорных обязательств по выполнению работ (оказание услуг), направленных на производство рекламных материалов, а именно: на аренду киносъемочного оборудования, на оказание услуг по организации и администрированию съемочного процесса, на участие актеров в съемках рекламных роликов, на аренду помещений (павильонов) для проведения съёмок, на работы по производству декораций, на привлечение операторов, на озвучивание ролей, на проведение кастингов, на работы по оцифровке, цветокоррекции и копирования изображений, и другие сопутствующие созданию рекламных материалов работы (услуги), в неустановленное следствием время, но не позднее*, в неустановленном следствием месте реализуя возникший у него преступный умысел, направленный на уклонение от уплаты налогов с организации в особо крупном размере, получил в свое распоряжение реквизиты организаций ООО «*» (*) и ООО «*» (*) обладающих всеми необходимыми внешними признаками юридического лица, зарегистрированных в налоговых органах Российской Федерации, но фактически не осуществляющих финансово-хозяйственную деятельность, в которых заявленные руководители не имеют отношения к руководству и деятельности организаций, являясь номинальными директорами, то есть являющихся фиктивными.

После чего, *В.А., во исполнение своего преступного умысла, в ходе осуществления предпринимательской деятельности, исполняя договорные обязательства по оказанию рекламных услуг выполнению работ (оказание услуг), направленных на производство рекламных материалов, а именно: на аренду киносъемочного оборудования, на оказание услуг по организации и администрированию съемочного процесса, на участие актеров в съемках рекламных роликов, на аренду помещений (павильонов) для проведения съёмок, на работы по производству декораций, на привлечение операторов, на озвучивание ролей, на проведение кастингов, на работы по оцифровке, цветокоррекции и копированию изображений, а также других сопутствующих созданию рекламных материалов работ (услуг), желая уклониться от уплаты налогов с ООО «*» в особо крупном размере, осознавая, что ООО «*» (*) и ООО «*» (*) фактически никаких услуг и товара в адрес Общества не поставляли и услуг не оказывали, с целью создания видимости наличия законных оснований для перечисления денежных средств на расчетные счета ООО «*» (*) и ООО «*» (*) и введения в заблуждение налогового органа о деятельности организации и объемах фактически произведенных организацией затрат, а также суммах подлежащих налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, в неустановленное точно следствием время и месте, при неустановленных следствием обстоятельствах, но не позднее *получили в свое распоряжение фиктивные документы (договоры, счета-фактуры и другие) о якобы имевшихся взаимоотношениях между ООО «*» ООО «*» (*) и ООО «*» (*) по поводу выполнения данными фиктивными организациями обязательств по оказанию услуг, которые фактически этими Обществами не оказывались, осуществил подписание данных документов, а также в последующем на основании данных документов перечисление на расчетные счета указанных фиктивных организаций денежных средств в качестве оплаты за, якобы, поставленные ими товары и выполненные услуги. Вышеуказанные заведомо для *В.А. фиктивные документы, он, как фактический руководитель ООО «*», в * и *годах передавал для отражения в бухгалтерском учете организации, а также в налоговых декларациях по налогу на добавленную стоимость.

Таким образом, *В.А. в *годах, действуя в нарушение п. 6 ст. 169 НК РФ и п. 1 ст. 171 НК РФ, п. 1 ст. 172 НК РФ, обеспечили включение в Разделе №3 «Расчет суммы налога, подлежащего уплате в бюджет» в строках * деклараций по налогу на добавленную стоимость: за * года, недостоверных сведений в части сумм НДС, перечисленных ООО «*» (*) и ООО «*» (*), отнеся их к налоговым вычетам, а также, действуя в нарушении ст. 252 НК РФ, обеспечили отражение в налоговых декларациях по налогу на прибыль организации за*, * годы в Листе 02 «Расчет налога на прибыль организации» в строках*, *, недостоверных сведений о понесенных ООО «*» расходах, уменьшающие суммы доходов от реализации в целях налогообложения, по взаимоотношениям с вышеуказанными фиктивными организациями. В дальнейшем, продолжая реализацию своего совместного преступного умысла, направленного на уклонение от уплаты налогов с организации, подписывали указанные налоговые декларации, содержащие заведомо для них недостоверные сведения и обеспечивали их направление в период с * года по * год в электронном виде по средствам телекоммуникационных каналов связи со своей электронно-цифровой подписью в налоговый орган — ИФНС России № 2 по г. *В результате указанных умышленных действий *В.А., совершенных в нарушение норм налогового законодательства Российской Федерации ООО «*» уклонилось от уплаты налогов за *года на общую сумму *рублей, в том числе налога на добавленную стоимость за квартал * года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рублей, за 3 квартал * года в размере *рублей, за 4 квартал * года в размере *рублей, за 1 квартал * года в размере *рублей, за 2 квартал *года в размере *рублей, а также налог на прибыль организации на общую сумму *рублей, в том числе за * год в размере *рублей, за * год в размере *рубля.

Продолжая реализацию своего преступного умысла, направленного на уклонение от уплаты налогов с возглавляемого Общества, действуя с целью создания видимости законности осуществляемых финансовых операций, а также конспирации своей причастности к совершаемому преступлению, *В.А., находясь в неустановленном следствием месте, в неустановленное следствием время, но не позднее*, принял решение о вступлении в предварительный преступный сговор на дальнейшее совершение запланированного преступления с *Д.Н., являвшимся генеральным директором ООО «*» (*).

Склонив *Д.Н. к совместному совершению запланированного преступления и вступив с ним в преступный сговор, действуя в дальнейшем совместно и согласованно, согласно заранее распределенным ролям и разработанному преступному плану, *В.А., в процессе осуществления вышеуказанной финансово-хозяйственной деятельности, действуя от лица ООО «*» не позднее*, с целью создания видимости наличия законных оснований для перечисления денежных средств на расчетные счета фиктивных организаций ООО «*» (*) и ООО «*» (*), а также введения в заблуждение налогового органа о деятельности организации и объемах фактически произведенных организацией затрат, а также суммах подлежащих налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость подписал ряд фиктивных договор на оказание различного рода услуг с вышеуказанными фиктивными организациями, от лица которых действовал *Д.Н., а так же иные фиктивные документы (договоры, счета-фактуры и другие) о якобы имевшихся взаимоотношениях между ООО «*» ООО «*» и ООО «*» по поводу выполнения данными фиктивными организациями обязательств по оказанию услуг, которые фактически этими Обществами не оказывались и оказываться не могли, а в последующем на основании данных документов перечислил на расчетные счета указанных фиктивных организаций денежных средств в качестве оплаты за, якобы, выполненные услуги. Вышеуказанные заведомо для *В.А. и *Д.Н. фиктивные документы, *В.А. в период с *по *передавал для отражения в бухгалтерском учете организации, а также в налоговых декларациях по налогу на добавленную стоимость.

В дальнейшем, действуя совместно и согласованно с *Д.Н., продолжая реализацию совместных для соучастников преступных намерений, направленных на уклонение от уплаты налогов, действуя с учетом ранее разработанного преступного плана, *В.А. обеспечивает его номинальное назначение *на должность генерального директора ООО «*» по совместительству на основании Приказа (распоряжения) о приеме работника на работу № * от*. При этом, *В.А. продолжает осуществлять фактическое руководство финансово-хозяйственной деятельностью Общества, а на *Д.Н. возлагает обязанности по должности продюсера и выполнение технической функции подписания договоров и иной документации по финансово-хозяйственной деятельности, в том числе налоговой и бухгалтерской отчетности.

Затем, реализуя общий для соучастников преступный умысел, направлены на уклонение от уплаты налогов с организации, *В.А., при неустановленных следствием обстоятельствах, но не позднее *получили в свое распоряжение реквизиты ООО «*» (*), обладающего всеми необходимыми внешними признаками юридического лица, зарегистрированного в налоговых органах Российской Федерации, но фактически не осуществляющего финансово-хозяйственную деятельность, то есть являющегося фиктивным. После чего, во исполнение своего с *Д.Н. совместного преступного умысла, в ходе осуществления предпринимательской деятельности, исполняя договорные обязательства по оказанию рекламных услуг выполнению работ (оказание услуг), направленных на производство рекламных материалов, а именно: на аренду киносъемочного оборудования, на оказание услуг по организации и администрированию съемочного процесса, на участие актеров в съемках рекламных роликов, на аренду помещений (павильонов) для проведения съёмок, на работы по производству декораций, на привлечение операторов, на озвучивание ролей, на проведение кастингов, на работы по оцифровке, цветокоррекции и копирования изображений, и другие сопутствующие созданию рекламных материалов работы (услуги), желая уклониться от уплаты налогов с ООО «*», осознавая, что ООО «*» (*) фактически никаких товара в адрес Общества не поставляли и услуг не оказывали, с целью создания видимости наличия законных оснований для перечисления денежных средств на расчетные счета ООО «*» (*) и введения в заблуждение налогового органа о деятельности организации и объемах фактически произведенных организацией затрат, а также суммах подлежащих налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость, в неустановленное точно следствием время и месте, при неустановленных следствием обстоятельствах, но не позднее *получили в свое распоряжение фиктивные документы (договоры, счета-фактуры и другие) о якобы имевшихся взаимоотношениях между ООО «*» и ООО «*» (*) по поводу выполнения данной фиктивной организацией обязательств по оказанию услуг, которые фактически этим Обществом не оказывались, после чего *Д.Н., действуя во исполнение отведенной ему преступной роли и по указанию *В.А. осуществил подписание данных документов, а также осуществили в последующем на основании данных документов перечисление на расчетные счета указанных фиктивных организаций денежных средств в качестве оплаты за, якобы, поставленные ими товары. Вышеуказанные заведомо для *Д.Н. и *В.А. фиктивные документы, последний, как фактический руководитель ООО «*» передавал в * году для отражения в бухгалтерском учете организации, а также в налоговых декларациях по налогу на добавленную стоимость и по налогу на прибыль.

Таким образом, *В.А. действуя как самостоятельно в * году, так и совместно с *Д.Н. в *годах, в нарушение п. 6 ст. 169 НК РФ и п. 1 ст. 171 НК РФ, п. 1 ст. 172 НК РФ, обеспечили включение в Разделе №3 «Расчет суммы налога, подлежащего уплате в бюджет» в строках 3_010_03, 3_010_05, 3_120_05, 3_220_03, 3_230_03 деклараций по налогу на добавленную стоимость: за 1, 2, 3, 4 кварталы 2011 года, за 1, 2, 3, 4 кварталы 2012 года, за 1, 2, 3, 4 кварталы 2013 года, недостоверных сведений в части сумм НДС, перечисленных ООО «*» (*), ООО «*» (*), ООО «*» (*), ООО «*» (*) и ООО «*» (*), отнеся их к налоговым вычетам, а также, действуя в нарушении ст. 252 НК РФ, обеспечили отражение в налоговых декларациях по налогу на прибыль организации за 2011, 2012, 2013 годы в Листе 02 «Расчет налога на прибыль организации» в строках 2_010, 2_030, недостоверных сведений о понесенных ООО «*» расходах, уменьшающие суммы доходов от реализации в целях налогообложения, по взаимоотношениям с вышеуказанными фиктивными организациями. В дальнейшем, продолжая реализацию своего совместного преступного умысла, направленного на уклонение от уплаты налогов с организации, подписывали указанные налоговые декларации, содержащие заведомо для них недостоверные сведения и обеспечивали их направление в период с 2011 года по 2014 год в электронном виде по средствам телекоммуникационных каналов связи со своей электронно-цифровой подписью в налоговый орган — ИФНС России № 2 по г*В результате указанных умышленных действий *В.А. и *Д.Н., совместно совершенных в нарушение норм налогового законодательства Российской Федерации ООО «*» уклонилось от уплаты налогов на общую сумму *рубля, в том числе налога на добавленную стоимость за 1 квартал * года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рублей, за 3 квартал * года в размере *рубля, за 4 квартал * года в размере *рублей, за 1 квартал *года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рубль, за 3 квартал *года в размере *рублей, за 4 квартал * года в размере *рублей, за 1 квартал * года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рублей, за 3 квартал * года в размере *рублей, за 4 квартал * года в размере *рублей, а также налог на прибыль организации за * год в размере *рублей, за * год в размере *рублей, за *год в размере *рубль.

Таким образом, *В.А. действуя самостоятельно в *годах, а также совместно с *Д.Н. в *годах, в нарушение норм налогового законодательства Российской Федерации уклонился от уплаты налогов с ООО «*» на общую сумму *рублей, в том числе налога на добавленную стоимость за 1 квартал * года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рублей, за 3 квартал * года в размере *рублей, за 4 квартал * года в размере*, за 1 квартал * года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рублей, за 3 квартал *года в размере *рублей, за 4 квартал *года в размере *рублей, за 1 квартал *года в размере *рублей, за 2 квартал * года в размере *рублей, за 3 квартал * года в размере *рублей, за 4 квартал *года в размере *рублей, а также налог на прибыль организации за * год в размере *рублей, за * год в размере *рублей, за * год в размере *рублей.

Указанные выше суммы НДС и налога на прибыль организации, не исчисленные в результате преступных действий *В.А. и *Д.Н. уплачены в бюджет не были.

Таким образом, *В.А., в результате вышеописанных самостоятельных, а также совместных и согласованных с *Д.Н. преступных действий, осуществленных в нарушение норм налогового законодательства РФ совершили уклонение от уплаты налога на добавленную стоимость и налога на прибыль с организации ООО «*» путем включения в налоговые декларации, заведомо ложных сведений, на общую сумму * рублей, что превышает *рублей в пределах трех финансовых лет подряд, то есть в особо крупном размере.

Подсудимые *В.А. и *Д.Н. вину в предъявленном обвинении признали полностью, с обвинением полностью согласились, в содеянном раскаялись и подтвердили изложенные в обвинительном заключении обстоятельства, заявили ходатайство о постановлении приговора в отношении них в особом порядке, без проведения судебного разбирательства.

Поскольку подсудимые *В.А. и *Д.Н. ходатайствовали о применении особого порядка судебного разбирательства, которое поддержали их защитники *А.Л. и *Л.Э.,, и с чем согласился государственный обвинитель, каждым из них ходатайство было заявлено добровольно, после консультации с защитником, *В.А. и *Д.Н. понимают характер и последствия заявленного ими ходатайства, санкция ч. 2 ст. 199 УК РФ не превышает 10 лет лишения свободы, требования ст.ст. 314-316 УПК РФ соблюдены, в связи с чем, данное уголовное дело рассматривается в особом порядке судебного разбирательства, суд постановляет приговор без проведения судебного разбирательства.

Суд считает, что *В.А. и *Д.Н. правильно привлечены к уголовной ответственности и квалифицирует действия каждого из них по п.п. «а, б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, как уклонение от уплаты налогов с организации, путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Данные обстоятельства нашли свое полное подтверждение в материалах дела, в связи с чем, суд приходит к выводу, что обвинение, с которым согласились подсудимые, обосновано.

При назначении наказания, суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, в соответствии со ст. 15 УК РФ подсудимые впервые совершили преступление, относящиеся к категории тяжких, обстоятельства дела, личность каждого подсудимого: оба характеризуются с положительной стороны, на учете в психоневротическом и наркологическом диспансерах не состоят, а также суд учитывает состояние здоровья подсудимых *В.А. и *Д.Н.

Отягчающих наказание обстоятельств как у *В.А., так и у *Д.Н. не установлено.

С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности, суд не считает целесообразным изменять категорию преступления на менее тяжкую, в порядке ч. 6 ст. 15 УК РФ.

С учетом вышеизложенного, а также в целях предупреждения совершения *В.А. и *Д.Н. новых преступлений, и восстановления социальной справедливости, суд считает, что к подсудимым *В.А. и *Д.Н. необходимо применить наказание в виде лишения свободы, учитывая при этом, что назначенное в отношении них наказание не скажется существенным образом на условиях жизни его семьи. По мнению суда, применение менее строгого вида наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания. При определении срока наказания суд учитывает положения ч. 1 ст. 62 УК РФ ч. 7 ст. 316 УПК РФ.

Вместе с тем, назначая *В.А. и *Д.Н. наказание в виде лишения свободы, с учетом данных о личности подсудимых, наличия смягчающих наказание обстоятельства, при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, суд приходит к выводу о том, что исправление каждого из подсудимых еще возможно без реального отбывания ими наказания, в связи с чем, полагает возможным применить к *В.А. и *Д.Н. положения ст. 73 УК РФ, не находя при этом оснований для применения ст. 64 УК РФ.

Исходя из данных о личности подсудимых *В.А. и *Д.Н., их имущественного положения, суд полагает возможным не назначать *В.А. и *Д.Н. дополнительные наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

В соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ, в период отбывания наказания суд полагает необходимым возложить на *В.А. и *Д.Н. обязанности: встать на учет по месту жительства в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденных, являться по вызовам данного органа с установленной этим органом периодичностью, не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных.

В силу п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от * года № *ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», по уголовным делам о преступлениях, которые совершены до дня вступления в силу настоящего Постановления, суд, если признает необходимым назначить наказание условно, назначить наказание, не связанное с лишением свободы, либо применить отсрочку отбывания наказания, освобождает указанных лиц от наказания.

Как установлено судом, *В.А. и *Д.Н. совершили преступление до дня вступления в силу указанного Постановления. Поскольку *В.А. и *Д.Н. назначается наказание в виде лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно, суд в соответствии с п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от *г. № *ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», освобождает *В.А. и *Д.Н. от назначенного наказания, и в соответствии с п. 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от * апреля * г. № *ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» считает необходимым снять с обоих подсудимых судимость.

Гражданский иск по делу не заявлен.

На основании выше изложенного, руководствуясь ст. 316 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Я *и Т *признать виновными в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, б» ч. 2 ст. 199 УК РФ, и назначить каждому из них наказание в виде лишения свободы сроком на*) год*) месяцев.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Я *и Т *наказание считать условным с испытательным сроком в течение*) лет.

В соответствии с ч. 5 ст. 73 УК РФ, в период отбывания наказания возложить на Я*и Т*обязанности: встать на учет по месту жительства в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденных, являться по вызовам данного органа с установленной этим органом периодичностью, не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных.

Меру пресечения, избранную Я *и Т*в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, — отменить по вступлении приговора в законную силу.

Освободить Я*и Т *от назначенного по настоящему приговору наказания в виде лишения свободы условно, на основании п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от *г. № *ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

Снять с Я *и Т *судимость в соответствии с п. 12 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от *г. № *ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

Приговор по статье 199 УК РФ (Уклонение от уплаты налогов с организации) может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд через Мещанский районный суд г. Москвы в течение 10 суток со дня его провозглашения, с соблюдением требований ст. 317 УПК РФ.

Оптимизация налогообложения одна из антикризисных мер в любой компании. Политика тотальной экономии может несколько усыпить бдительность относительно законности применяемых методов снижения налогов. Специалисты прогнозируют в ближайшее время рост налоговой преступности и количества дел, возбужденных по ст. 198, 199.2 УК РФ. В связи с этим позиция решающей инстанции — судебной по вопросам квалификации налоговых преступлений представляет безусловный интерес.
Налоговые преступления одни из самых распространенных среди экономических. В то же время доказать наличие всех признаков таких деяний сложно, о чем свидетельствуют самые разнообразные ошибки при их квалификации. Допускаются они не только органами следствия, но и судами. Обобщение региональной судебной практики кассационной инстанции, проведенное за период с 2005 по 2008 г., позволило выявить типичные ошибки судов первой инстанции при оценке действий подсудимых и выработать общие рекомендации, связанные, например, с исчислением сроков давности привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов или толкованием обстоятельств крайней необходимости, исключающих преступность совершенного деяния.

Уклонение от уплаты налогов
Определенную сложность при рассмотрении уголовных дел, возбужденных по ст. 198 и 199 УК РФ, в общем порядке судебного разбирательства вызвало установление момента окончания преступления и, соответственно, исчисление сроков давности. Кроме того, суды по-разному исчисляли крупный и особо крупный размеры уклонения от уплаты налогов (сборов).
Размер неуплаты может складываться из сумм разных налогов

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.06 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» (постановление № 64), моментом окончания преступлений, предусмотренных ст. 198 или 199 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов (сборов) в срок, установленный налоговым законодательством. Поскольку для разных видов налогов, подлежащих уплате физическим либо юридическим лицом, НК РФ предусмотрены разные сроки представления налоговых деклараций и сроки уплаты, моментом окончания преступления следует считать неуплату налога (сбора), подлежащего уплате последним по времени.
Между тем суды не всегда учитывают данное обстоятельство. На практике имеют место случаи прекращения уголовных дел в связи с истечением сроков давности уголовного преследования в части уклонения от уплаты отдельного вида налога, который входит в совокупность неуплаченных лицом налогов.
Закон предоставляет возможность сложения сумм неуплаченных налогов (сборов) различных видов. Необходимый для уголовной ответственности размер неуплаты может образовываться в результате неуплаты как какого-либо одного налога, так и нескольких различных подлежащих уплате налогов и сборов.
Момент окончания преступления дата истечения срока уплаты налогов
Внесение в налоговую декларацию заведомо ложных сведений и ее подписание это лишь приготовление к уклонению от уплаты налогов. Объективная сторона преступления начинает выполняться с момента представления такой декларации в налоговые органы и заканчивается в момент истечения установленного срока уплаты соответствующего налога за налоговый период при наличии крупного размера.
Срок давности налогового преступления начинает течь с нуля часов суток, следующих после истечения установленного срока уплаты соответствующего налога за налоговый период.
Начало срока давности привлечения к уголовной ответственности по ст. 198 и 199 УК РФ следует исчислять по истечении трех финансовых лет подряд или отдельного налогового периода, если имеются все элементы состава преступления и уклонение от уплаты налогов (сборов) составило крупный или особо крупный размер. Только по оконченному налоговому периоду можно установить суммы налогов, как неуплаченных, так и подлежащих уплате.
Вместе с тем привлечь к уголовной ответственности лицо можно лишь после истечения срока уплаты данного вида или видов налогов. Поэтому моментом окончания преступлений, предусмотренных ст. 198 и 199 УК РФ, всегда является дата истечения срока уплаты налогов. Если вменяется уклонение от уплаты нескольких видов налогов, то моментом окончания преступления следует считать наиболее позднюю дату истечения срока уплаты последнего из них.
По смыслу закона не требуется ждать истечения трех финансовых лет и того, чтобы в каждый финансовый год преступник уклонялся от уплаты налогов (сборов) в крупном (особо крупном) размере. Преступление признается оконченным, если по истечении налогового периода в установленный срок преступник уклонился от уплаты хотя бы одного налога (сбора) в крупном (особо крупном) размере.
Например, применительно к ст. 198 УК РФ в случае выявления уклонения от уплаты налога в размере более 100 тыс. руб. и более 10% за меньший период времени, чем три финансовых года (один финансовый год), для привлечения виновного к ответственности нет необходимости исчислять процентную долю с учетом трех финансовых лет. Закон указывает не на конкретный период времени, а на его максимальные пределы. Органы следствия вправе произвольно выбрать для исчисления крупного размера срок меньший, чем три финансовых года.
Размер фиктивных расходов не является размером сокрытия
Ответственность по ст. 198 УК РФ наступает не только за непредоставление налоговой декларации, но и за включение в нее заведомо искаженных сведений о доходах и расходах.

Доход это денежные и материальные ресурсы, поступающие после завершения производственного цикла. В более широком понимании это выручка и другие денежные средства, поступающие на предприятие, индивидуальному предпринимателю.
Расходы это понесенные гражданином затраты, влекущие в предусмотренных налоговым законодательством случаях уменьшение налоговой базы.
На практике суды иногда ошибочно отождествляют размер сокрытых налогов с размером фиктивных расходов.
Все доходы предпринимателя отражаются в одной декларации

Уклонение от уплаты налогов представляет собой введение в заблуждение налоговых органов или оставление их в неведении относительно объектов налогообложения и подлежащих уплате с них налогов и сборов.
Например, индивидуальный предприниматель часть своих объектов использует для предпринимательской деятельности, а другие как физическое лицо. В таких случаях должна составляться одна налоговая декларация, в которой отражается вся деятельность лица (доходы, полученные лицом как от предпринимательской деятельности, так и по заключенным им в качестве физического лица сделкам, с которых подлежит уплате налог).
Если срок уплаты налога истек, добровольный отказ от преступления невозможен
Налоговые периоды и сроки уплаты налога дифференцированы налоговым законодательством применительно к различным видам налогов. Например, налоговым периодом по НДФЛ является календарный год, а налог должен быть уплачен в срок не позднее 15 июля года, следующего за истекшим налоговым периодом (ст. 216, 227, п. 4 ст. 228 НК РФ).
Составы преступлений, предусмотренных ст. 198 и 199 УК РФ, по своей структуре являются материальными. Сам по себе факт непредставления в налоговые органы налоговой декларации либо представления декларации, содержащей заведомо ложные сведения, может рассматриваться лишь как покушение на совершение уклонения от уплаты налогов и сборов. До наступления установленного срока уплаты налога у лица остается возможность добровольно отказаться от совершения преступления, внеся исправления в декларацию или уплатив полностью положенный налог.
Если уточненная декларация представляется после истечения установленного срока подачи, но до истечения срока уплаты налога, налогоплательщик освобождается от ответственности при условии, что уточненная декларация была представлена до момента, когда он узнал об обнаружении налоговым органом факта неотражения или неполноты отражения сведений, приводящих к занижению подлежащей уплате суммы налога, либо о назначении выездной налоговой проверки.
В п. 4 ст. 81 НК РФ предусмотрена возможность дополнения и изменения налоговой декларации после истечения не только срока подачи налоговой декларации, но и срока уплаты налога. Как представляется, в этом случае налогоплательщик освобождается от административной ответственности, если дополнение или изменение было сделано до момента, когда он узнал об обнаружении налоговым органом неотражения или неполноты отражения сведений в налоговой декларации, приводящих к занижению суммы налога, либо о назначении выездной налоговой проверки по данному налогу за данный период и при условии, что до представления уточненной декларации он уплатил недостающую сумму налога и соответствующие ей пени. Однако даже в этом случае освобождение от ответственности за налоговое правонарушение не исключает уголовного преследования.
Обвинение во включении в декларацию ложных сведений необходимо конкретизировать

Предъявляя налогоплательщику обвинение во включении в налоговую декларацию или иные документы заведомо ложных сведений, органы следствия должны конкретизировать, в чем именно выражаются эти действия: в неотражении данных о доходах из определенных источников или объектов налогообложения; искажении размеров произведенных расходов, которые учитываются при исчислении налогов (отражение не соответствующих действительности данных о времени (периоде) понесенных расходов или полученных доходов и т. п.).
Неисполнение обязанностей налогового агента
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 199.1 УК РФ, состоит в совершении в крупном (особо крупном) размере хотя бы одного из указанных в законе деяний: неисполнение обязанности по исчислению налогов, неисполнения обязанности по удержанию исчисленных налогов, неисполнение обязанности по перечислению исчисленных и удержанных налогов в бюджетную систему России.
В судебной практике не всегда учитывается, что индивидуальные предприниматели, организации и иные лица налоговые агенты, кроме того, сами являются плательщиками различных налогов. Невыполнение обязанностей налогового агента и уклонение от уплаты налогов этим же субъектом следует квалифицировать по совокупности ст. 198 (199) и 199.1 УК РФ.
В то же время нельзя объединять суммы не исчисленного и не уплаченного в бюджет налога налоговым агентом и суммы, по которым этот же субъект, но уже как налогоплательщик уклоняется от уплаты единого социального налога, налога на доходы физических лиц.
Указывая в постановлении на то, что в ходе предварительного следствия не был исчислен крупный размер неисполнения обязанностей налогового агента, суд не учел различие обязанностей налогового агента и налогоплательщика.
Сокрытие денежных средств, за счет которых производится взыскание недоимки
Среди общего количества дел о налоговых преступлениях, рассмотренных судами области, уголовные дела, возбужденные по ст. 199.2 УК РФ денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов составили 58,7%. Несмотря на достаточно обширную практику по данной категории дел, встречались весьма характерные ошибки, связанные с квалификацией сокрытия денежных средств.
Уголовная ответственность наступает после истечения срока, установленного в требовании об уплате налога
Неисполнение и ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налога является основанием для направления налоговым органом налогоплательщику требования об уплате налога письменного извещения о неуплаченной сумме налога, а также об обязанности уплатить ее в установленный срок. Данное требование должно быть исполнено в течение 10 дней с даты его получения.
Неисполнение обязанностей по уплате налога или сбора, а также обязанностей налогового агента по перечислению налога является основанием для применения мер принудительного исполнения данных обязанностей, которые предусмотрены ст. 46 НК РФ.
Однако сокрытие денежных средств или имущества применительно к составу преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ, вовсе не обусловлено совершением всех действий налоговых органов, направленных на взыскание недоимки (направления требования об уплате недоимки, принятия решения о взыскании, направления в банк инкассового поручения о перечислении в бюджетную систему денежных средств со счетов налогоплательщика).
Уголовная ответственность по ст. 199.2 УК РФ наступает уже после истечения срока, установленного в полученном требовании об уплате налога или сбора (ст. 69 НК РФ).
Крайнюю необходимость следует отграничивать от финансового интереса компании
При квалификации преступлений необходимо оценить наличие обстоятельств, исключающих преступность деяния (глава 8 УК РФ), в частности такого обстоятельства, как крайняя необходимость. Применительно к налоговым преступлениям надлежит определить, действительно ли лицо вынуждено было скрывать денежные средства либо имущество, чтобы устранить, например, опасность ликвидации предприятия или прекращения хозяйственной деятельности.
По мнению судей, гражданско-правовой и частный интересы хозяйствующего субъекта не могут быть признаны более значимыми, нежели государственный, и не оправдывают нарушения государственных интересов в области налоговой политики.
Следует отметить, что в судебной практике имелись также случаи вынесения оправдательных приговоров, когда подсудимый действовал в состоянии крайней необходимости.
С учетом изложенного, судам следует разграничивать интерес хозяйствующего субъекта и состояние крайней необходимости, когда действия подсудимого направлены на устранение опасности, угрожающей интересам общества или государства.

Вячеслав Курченко, председатель судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда, д. ю. н., заслуженный юрист РФ.

в журнале «Экономические преступления».

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *