69 АПК РФ преюдиция

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда вынесла Определение № 30-КГ20-1-К5 по делу об оспаривании договора поручительства, выданного в рамках товарного кредита.

В октябре 2012 г. Хасан Кызылалиев передал по условиям товарного кредита вязаные шерстяные изделия на сумму свыше 308 тыс. руб. Индии Каракотовой, представившей расписку об обязательстве возвратить кредит 15 сентября 2015 г. В ноябре 2012 г. Хасан Кызылалиев получил расписку от Хусея Борлакова, в которой тот обязался возместить 300 тыс. руб. в случае невозврата Индией Каракотовой кредита.

В декабре 2017 г. суд удовлетворил иск кредитора к должнице и ее поручителю, взыскав с последних солидарно задолженность по товарному кредиту и проценты в порядке ст. 395 ГК РФ. Тогда суд признал расписку, выданную Хусеем Борлаковым, договором поручительства.

В дальнейшем поручитель должницы обратился в суд с иском к Хасану Кызылалиеву. Истец полагал, что договор поручительства был прекращен по основаниям увеличения ответственности поручителя без его согласия и в связи с истечением срока, на который давалось поручительство. По его мнению, годичный срок, в течение которого ответчик мог предъявить иск к поручителю, истек 18 ноября 2013 г. Поскольку до вышеуказанного срока Кызылалиев с иском к нему не обращался, договор поручительства, по мнению истца, прекратился 19 ноября 2013 г. в силу закона.

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично, признав договор поручительства прекращенным с 16 сентября 2016 г., а не с 19 ноября 2013 г. При этом суд указал на преюдициальность ранее вынесенных судебных актов по спору между сторонами о взыскании задолженности по товарному кредиту.

Апелляция отменила решение первой инстанции и отказала в удовлетворении иска. Апелляционный суд также сослался на преюдициальность ранее вынесенных по делу судебных актов, посредством которых с Хусея Борлакова была взыскана сумма долга, в связи с чем тот не вправе оспаривать в гражданском процессе установленные судом факты и правоотношения, в частности факт прекращения поручительства.

Тем не менее кассационный суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение первой инстанции. Пятый кассационный суд общей юрисдикции отметил, что гражданин заявил иск по новым основаниям, не являвшимся предметом судебного исследования и оценки при рассмотрении дела по иску Хасана Кызылалиева к Хусею Борлакову и Индии Каракотовой.

В дальнейшем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда сочла, что Хусей Борлаков как лицо, ранее участвующее в деле о взыскании задолженности, все же не вправе оспаривать в другом гражданском процессе установленные судом факты, в частности факт прекращения поручительства. «Данные требования процессуального права судом кассационной инстанции не были приняты во внимание, что повлекло возможность преодоления окончательности вступивших в законную силу судебных постановлений, вынесенных по делу по иску о взыскании задолженности», – отметил Верховный Суд, отменив решение кассации и оставив в силе судебный акт апелляции.

По мнению партнера международного центра защиты прав Globallaw Генрия Папавы, Судебная коллегия по гражданским делам ВС указала нижестоящим судам и участникам правоотношений на очевидный момент о том, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения такого дела. «Ранее суд с участием тех же сторон удовлетворил иск о взыскании задолженности с должника и поручителя, такое судебное решение вступило в законную силу. То есть у истца по делу, рассмотренному ВС, ранее была возможность в рамках дела о взыскании задолженности, рассмотренного в 2018 г., заявить о прекращении поручительства в ноябре 2013 г. Поэтому он не вправе оспаривать в другом гражданском процессе уже установленные судом факты», – пояснил эксперт.

С другой стороны, отметил Генрий Папава, на практике такие ситуации возникают периодически, и позиция Верховного Суда, подчеркивающего необходимость соблюдения при осуществлении правосудия принципа правовой определенности, который поддерживается за счет преюдициального характера ранее вынесенных судебных решений, важна для гражданского оборота в России и формирования дальнейшей судебной практики.

Юрист юридической фирмы «Арбитраж.ру» Игорь Вершинин пояснил, что главный мотив, по которому Верховный Суд отменил обжалуемый судебный акт, заключается в том, что в ранее рассмотренном деле уже был установлен «факт прекращения поручительства». «Встав на стражу принципа общеобязательности судебных актов, ВС наделил преюдициальным значением правовые выводы суда о прекращении поручительства, которые основаны на правовой оценке фактических обстоятельств дела. Между тем преюдициальными, т.е. не требующими доказывания, могут быть только фактические обстоятельства, но не их правовая оценка или правовые выводы суда. Нормы о преюдиции освобождают от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключают их различной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора», – отметил он.

По словам эксперта, на это, в частности, указано в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10 июля 2018 г. № 307-АД18-976 по делу № А56-27290/2016; Определении КС РФ от 6 ноября 2014 г. № 2528-О: «В последнем документе Конституционный Суд обращает внимание, что установление пределов действия преюдиции направлено на соблюдение баланса между общеобязательностью и непротиворечивостью судебных решений, с одной стороны, независимостью суда и состязательностью судопроизводства – с другой. Кроме того, существует обширная судебная практика о том, что правовая квалификация сделки, данная судом по ранее рассмотренному делу, не образует преюдиции по смыслу процессуального законодательства».

«Вывод о прекращении поручительства, по моему мнению, относится к правовой оценке фактических обстоятельств. Конечно, он должен учитываться и приниматься во внимание судами при разрешении рассматриваемого дела, но вовсе не является для них обязательным и заранее предрешенным. Суд может прийти к иному правовому выводу, если должным образом мотивирует свою позицию. Поэтому подход, избранный Верховным Судом в данном деле, выглядит непоследовательным и выходит за сложившиеся в практике пределы преюдиции», – убежден Игорь Вершинин.

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов назвал ценными выводы ВС с точки зрения предотвращения злоупотребления процессуальными правами. «Так, если судебным решением удовлетворен иск по сделке в отношении его имущественной части и сторона сделки не заявляла каких-либо доводов в данном процессе относительно порочности сделки или истечения сроков ее давности, то такая сторона не может заявлять иск, хотя бы внешне соответствующий процессуальному законодательству с иным основанием или предметом, однако направленный на разрушение такой сделки и, как итог, принятие другого противопоставимого судебного решения», – подчеркнул он.

По мнению юриста, такая позиция ВС, с одной стороны, поддерживает традиционную канву, согласно которой сторона должна вовремя заявить об истечении сроков и, с другой стороны, позицию, в соответствии с которой признание преюдициального значения решения суда направлено на обеспечение стабильности и общеобязательности судебных актов, исключение возможного их конфликта.

Суд указал на факты

Ольга Пискарева купила два земельных участка, построила на них нежилое здание и несколько других объектов и зарегистрировала право собственности. Позже оказалось, что земля принадлежит Самарской области. Это спустя некоторое время было подтверждено вступившим в силу решением суда по иску об истребовании участков из незаконного владения, в котором было указано: территория предоставлена в постоянное пользование школы-интерната .

Практика ВС рассказал, как вернуть ошибочный платеж

Заручившись этим решением, Минимущества области предъявило к Пискаревой иск, в котором потребовало снести постройку. Первая инстанция на заочном заседании решила, что требования обоснованные – ведь у Пискаревой не было прав на землю. Но в апелляции по делу приняли новое решение об отказе в сносе здания. Суд счел, что Пискарева в период строительства еще была собственником участков и о незаконности строений, исходя из этого, речь не идет. К тому же, отметили в апелляции, участки фактически не используются, а вопрос о сносе строений при рассмотрении первого иска об истребовании участков из незаконного владения не ставился.

Практика ВС обязал медучреждения отвечать за оформление бесплатных лекарств

Минимущества не согласилось с такой позицией и обжаловало ее в ВС (дело № 46-КГ 18-34). Там поддержали министерство. Верховный суд напомнил о преюдиции – ведь вступившим в силу судебным актом подтверждено, что Пискарева не имела права на участки, значит, постройка считается самовольной, сделал вывод ВС. При этом то, что участок не использовался, не имеет значения, а заявлять требование о сносе вместе с иском об изъятии земли необязательно: иск может быть отдельным.

В целом апелляция должна или обязать снести постройку, или признать право собственности. Но там сделали противоречивый вывод: с одной стороны, о необходимости восстановить права заявителя, что без сноса невозможно, с другой – о правомерности строения. Это противоречит выводам преюдициального судебного акта, указал ВС и направил дело на новое рассмотрение апелляции, где на этот раз должны принять во внимание преюдициальный судебный акт.

Когда преюдиция не работает

Постановление АС МО от 04.07.2017 № Ф05-7846/2017, дело № А41-39585/16

Истец: УК «Отрада»

Ответчик: Роспотребнадзор

Суть дела: Оспаривание предписания РПН со ссылкой на то, что СОЮ уже отменял постановление об административной ответственности за это нарушение

Позиция судов по преюдиции: речь идет не о преюдиции, а о презумпции истинности фактов, а она преодолима

Согласно позиции КС, «единственным способом опровержения преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам». Виктория Богачева, юрист BGP Litigation BGP Litigation Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование группа Уголовное право 11 место По количеству юристов Профайл компании × , отмечает, что этот подход был закреплен и в практике арбитражных судов. «В постановлении от 20.11.2012 № 2013/12 по делу № А41-11344/11 Президиум ВАС отметил, что любой «судебный акт, который имеет свойство преюдициальности, является обязательным до тех пор, пока он не будет отменен в установленном законом порядке и все установленные в нем факты до их опровержения принимаются судом по другому делу», – напомнила она.

Есть и ряд дел, которые обосновывают исключения из позиции о преюдициальности. Так, суды могут указать на то, что речь идет не о преюдиции, а о «презумпции истинности фактов». «Такая презумпция истинности фактов является преодолимой, если заинтересованная сторона представила достаточные и достоверные доказательства, ее опровергающие. Также суды указывают, что она применима только к фактам, а не к правовым выводам суда, содержащимся в ранее принятом судебном акте. Положения ч. 2 ст. 69 АПК освобождают от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключают их иной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора», – говорит Виктория Богачева.

Однако из правил преюдициальности есть исключения, напоминает Арам Григорян, юрист АБ Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners Федеральный рейтинг группа Международный арбитраж группа Рынки капиталов группа Цифровая экономика группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения × .

1

Дело №19-КГ17-17.
Апелляция: факты, установленные в другом деле, нельзя считать преюдициальными, так как к делу при новом разбирательстве привлечено третье лицо.
Верховный суд: если лицо, не участвовавшее в ранее рассмотренном судом деле, не оспаривает установленные факты и обстоятельства, то они обязательны для суда, рассматривающего новое дело с участием лиц, участвовавших в прошлом деле. Опровергать установленные факты новое лицо не может.

2

Дело №А40-152245/2014.
Суть дела: по иску о взыскании неустойки истец сослался на необходимость применения специальных норм о поставке товаров, предусмотренных для военных организаций. В обоснование он сослался на судебный акт по спору между теми же сторонами, в котором суд применил эти нормы.
Первая инстанция: требования удовлетворены с применением ч. 2 ст.69 АПК в части применения специальных норм.
Экономколлегия ВС: применение нормы ч. 2 ст. 69 АПК ошибочно.

Дело №А40-36007/15.
Суть дела: истец заявил требование о взыскании денежных средств по соглашению о новации.
Суд первой инстанции: отказал, сославшись на то, что соглашение о новации ранее было признано ничтожной сделкой в другом споре.
Суд кассационной инстанции: отменил решение, указав, что правовая квалификация соглашения о новации не имеет преюдициального значения и необязательная для суда.

Дело №А53-22107/2012.
Суть: спор о признании постройки самовольной.
Верховный суд: наличие вступившего в силу судебного акта о признании права собственности на объект недвижимости само по себе не имеет правового значения при рассмотрении в последующем иска о признании такого объекта самовольной постройкой и его сносе.

3

Позиция отражена в определении КС от 27.09.2016 № 1748-О, которое поставило точку в юридических спорах, связанных со сносом самовольных построек в Москве, получивших название «Ночь длинных ковшей».

4

Дело №А58-3515/08.
Первая инстанция: суд отказал истцу-налогоплательщику в признании недействительным решения налоговой о привлечении к административной ответственности.
Суды апелляционной и кассационной инстанций: удовлетворили иск, сочтя, что в другом деле ответчик признал исковые требования, суд принял признание иска, а значит, фактические обстоятельства установлены судебным актом.
Президиум ВАС: ч. 2 ст. 69 АПК понята неверно, в случае признания иска суд не исследует фактические обстоятельства спора и не рассматривает дело по существу.

Проблемы преюдиции

Помимо этого, существует и ряд связанных с преюдицией проблем. Так, суды формально подходят к вопросу об отсутствии преюдициальности фактов, установленных судебным актом, который впоследствии был отменен в апелляции из-за отказа от иска или мирового соглашения.

С точки зрения закона действительно, если истец отказывается от иска либо стороны заключили мировое соглашение, то решение суда первой инстанции подлежит отмене, а производство – прекращению. Но свидетельствует ли это о том, что факты, установленные в первой инстанции, участники спора могут игнорировать?

Арам Григорян, юрист АБ Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners Федеральный рейтинг группа Международный арбитраж группа Рынки капиталов группа Цифровая экономика группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения ×

Отменяя судебный акт суда первой инстанции, апелляция не ликвидирует его как содержащий в себе судебную ошибку, отмечает Григорян. По его словам, в данном случае надо помнить о возможных злоупотреблениях: так, недобросовестная сторона спора может отказаться от иска, чтобы дезавуировать неудобные для себя факты.

Григорян также считает, что особым образом следует урегулировать преюдициальность фактов, установленных в рамках упрощенного производства, когда стороны ограничены в своих состязательных возможностях и судебное заседание не проводится. «Суд в некоторой степени ограничен в процессе поиска, исследования и оценки фактических обстоятельств дела», – поясняет юрист.

  • Верховный суд РФ

Е. В. Васьковский отмечал, что этот преюдиция в дореволюционный период применялся при обозначении группы исков — преюдициальных исков, которые носят еще название предварительных, установительных. Факты, ранее установленные судебными органами, в их число не входили. Однако возникновение какого-либо преюдициального вопроса для рассматриваемого дела являлось основанием для приостановления производства по делу .

В настоящее время под преюдициальностью понимается невозможность для участвующих в деле лиц либо их правопреемников оспаривать в ином процессе установленные вступившим в законную силу решением факты и правоотношения (статья 209 Гражданского процессуального кодекса).

Преюдициальность — динамическое свойство, которое связано с действием судебного решения и с пределами регулирующего воздействия вступившего в законную силу решения .

Следует отметить, что преюдиция имеет двойственную природу в зависимости от того, кому она адресована. Преюдициальность судебного акта для лиц, участвующих в деле, означает освобождение от необходимости доказывания, а также запрет на вторичное доказывание либо опровержение в другом процессе ранее установленных этим судебным актом обстоятельств.

Преюдициальность судебного акта для суда означает обязанность реципировать установленные этим судебным актом обстоятельства во вновь выносимый судебный акт. Установленные ранее вступившим в законную силу решением факты при необходимости отражаются в решении, являющемся результатом анализа нового дела, без дополнительного доказывания, проверки и вероятности опровержения. При этом вновь выносимый акт не может каким-либо образом повлиять на достоверность обстоятельств, установленных вступившим в законную силу преюдициальным постановлением органа правосудия . Однако новеллы в процессуальном законодательстве позволили суду не отражать в решение обстоятельства, установленные судом (фактическое основание решения), соображения, по которым суд принимает или отвергает те или иные доказательства (оценка доказательств), законы, которыми суд руководствовался, с выводом о правоотношениях.

Федеральный закон «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» от 02.03.2016 N 47-ФЗ внес существенные изменения относительно содержания судебного решения, выносимого арбитражным судом по делам, рассматриваемым в порядке упрощенного производства.

Согласно пункту 1 статьи 229 Арбитражного процессуального кодекса (далее — АПК) решение арбитражного суда по делу, рассматриваемому в порядке упрощенного производства, принимается немедленно после разбирательства дела путем подписания судьей резолютивной части решения и приобщается к делу. Принятая по результатам рассмотрения дела резолютивная часть решения размещается на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» не позднее следующего дня после дня ее принятия. Согласно пункту 2 статьи 229 по заявлению лица, участвующего в деле, по делу, рассматриваемому в порядке упрощенного производства, арбитражный суд составляет мотивированное решение.

Заявление о составлении мотивированного решения арбитражного суда может быть подано в течение пяти дней со дня размещения решения, принятого в порядке упрощенного производства, на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». В этом случае арбитражным судом решение принимается по правилам, установленным главой 20 АПК, если иное не вытекает из особенностей, установленных настоящей главой. Мотивированное решение арбитражного суда изготавливается в течение пяти дней со дня поступления от лица, участвующего в деле, соответствующего заявления.

В силу пункта 4 статья 15 Арбитражного процессуального кодекса принимаемые арбитражным судом судебные приказы, решения, постановления, определения должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Обоснованность судебного решения обеспечивает прежде всего мотивировочная часть судебного решения. Очевидно, что ее отсутствие приведет к невозможности проверки обоснованности решения, за исключением случаев, когда стороны заранее представят ходатайство об изготовлении мотивированного решения.

Таким образом, наличие в решении всех необходимых для судебного акта правовых свойств поставлено в зависимость от волеизъявления заинтересованного лица. Если учитывать, что законной силе судебного решения присуще сочетание двух начал res iudicata (разрешение дела по существу) и государственной воли (правоприменение органом государственной власти в определенной процессуальной форме), то юридическое качество судебного акта не должно ставиться в зависимость от выражения частной воли.

По мнению председателя Верховного Суда РФ В. Лебедева, введение вышеуказанных изменений в АПК, сократит нагрузку на судей, освободит их от такой работы, которую не надо выполнять. Также Председатель Верховного Суда РФ подчеркнул, что законопроект не ограничивает права участников судопроизводства, «потому что, если участник судопроизводства заявит ходатайство о составлении мотивированного, полного решения, то оно, безусловно, будет вынесено в полном объеме». По его словам, такая система уже давно действует в системе судов общей юрисдикции «и очень себя оправдала».

Тем не менее, мотивировочная часть судебного решения отражает обстоятельства, установленные судом, на основании которых суд уже делает вывод о существовании правоотношений между сторонами и квалифицирует их. Решение в виде резолютивной части включает в себя лишь окончательный вывод, сводящийся к удовлетворению или отказу в удовлетворении полностью или в части каждого из заявленных требований (ч. 5 ст. 170 АПК, ч. 5 ст. 198 ГПК РФ).

Таким образом, получается, что если в другом деле с участием тех же лиц вновь предметом рассмотрения будут те же самые юридические факты, значит, их придется доказывать вновь с использованием заново представленных доказательств. Помимо того, что это нерационально и подрывает авторитет ранее принятого акта правосудия, принятию которого предшествовало полноценное доказывание, не исключено принятие взаимоисключающих судебных решений. Ведь суд, заново устанавливающий эти факты, может прийти к прямо противоположным выводам о них.

Также стоит отметить, что арбитражное и гражданское процессуальное законодательство содержат специальные правила о преюдициальной связи судебных актов, выносимых судами общей юрисдикции и арбитражными судами. В данном случае объективные пределы межотраслевой преюдициальной связи сужены по сравнению с теми, которые существуют в рамках соответствующих процессуальных отраслей. Преюдициальными признаются лишь судебные решения (ч. 3 ст. 61 ГПК РФ, ч. 3 ст. 69 АПК РФ). В тексте ч. 3 ст. 69 АПК РФ, кроме того, уточняется, что преюдициальность решений судов общей юрисдикции распространяется лишь на обстоятельства, имеющие отношение к лицам, участвующим в деле.

Определением Экономической коллегии Верховного суда РФ от 17.11.2016 № 305-ЭС14–7445 по делу А40–226/2014 был поставлен достаточно интересный вопрос, а именно: преюдициальное значение судебных актов суда общей юрисдикции и арбитражного суда в ситуации, когда судом общей юрисдикции и арбитражным судом по-разному установлены фактические обстоятельства, касающиеся одних и тех же отношений, и, как следствие, сделаны диаметрально противоположные выводы по правовому вопросу об очередности погашения требования кредитора. В рассматриваемом деле судом общей юрисдикции и арбитражным судом ранее были разрешены два спора. Так, суд общей юрисдикции счел, что по состоянию на 11–12 декабря 2013 года банк — должник являлся неплатежеспособным, его клиенты, включая стороны по делу, не могли свободно распоряжаться находящими на счетах денежными средствами. Арбитражный суд, наоборот, установил, что банк выполнял поручения иных клиентов, перечисляя 10–13 декабря 2013 года денежные средства в значительных объемах, операции по счетам стороны по делу совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, пороговое значение в 1 процент, установленное пунктом 2 статьи 61.4 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ими не превышено.

Экономическая коллегия Верховного суда РФ сделала следующие выводы: учитывая наличие противоречивые в обстоятельствах совершения внутрибанковских операций по счетам кредитора, изложенных во вступивших в законную силу судебных актах арбитражного суда и суда общей юрисдикции, при разрешении настоящего спора суды не могли ограничиться одними лишь ссылками на решения суда и положения части 2 статьи 69 АПК РФ. В сложившейся ситуации каждый судебный акт подлежал оценке судами наряду с другими доказательствами и ни один из них не имел заранее установленной силы. В нарушение требований статей 185, 271, 289 АПК РФ в обжалуемых судебных актах не приведены мотивы, по которым суды не согласились с выводами судебной коллегии по гражданским делам.

Изменения арбитражного процессуального и гражданского процессуального законодательства в силу объективных причин не могут обеспечить в полном объеме разрешение всех вопросов, которые возникают при рассмотрении дел. Наличие параллельно действующих арбитражных судов и судов общей юрисдикции позволяет говорить о возникновении новых вопросов, в том числе о преюдициальности фактов, устанавливаемых в судебных решениях.

Литература:

Правовая природа и назначение преюдиции раскрыты в Постановлении Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 № 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А Власенко». В частности, судебный орган конституционного контроля определил, что:

Введение института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства — с другой. Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения.

Анализ процессуального законодательства свидетельствует о стабильности положений закона относительно принципов института преюдиции, при этом данная тема остается актуальной и находит свое отражение во множестве научных публикаций. В настоящей же статье речь пойдет о преюдиции в арбитражном процессе, её пределах и возможностях апеллирования к анализируемому институту при формировании правовой позиции по спору.

Арбитражное законодательство о преюдиции

В арбитражном процессе преюдиция нашла свое закрепление в положениях статьи 69 АПК и, как и в других видах судопроизводства, выполняет важную функцию по недопущению с точки зрения правосудия конкуренции судебных актов. Названная норма устанавливает три следующих правила:

  • обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (часть 2);

  • вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле (часть 3);

  • вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом (часть 4).

Из названных положений следует, что обстоятельства, имеющие преюдициальное значение, могут быть закреплены только в судебных актах, которыми заканчивается рассмотрение дела по существу (источники преюдиции), при этом конкретные виды таких актов не указываются. Очевидно, что таковыми являются определения по делам о банкротстве, решения, постановления и приговоры. Одновременно с этим не приобретут преюдициального значения обстоятельства, к примеру, отраженные в обвинительном приговоре, постановленном в особом порядке, либо в решении суда, принятом вследствие признания иска ответчиком, поскольку дело по существу не рассматривалось и обстоятельства, значимые для спора, судом не устанавливались.

При этом, на первый взгляд, обстоятельства, отраженные в определениях судов (за исключением тех, которым по существу заканчивается рассмотрение спора в деле о банкротстве), не смогут в дальнейшем приобрести преюдициальное значение для рассмотрения другого спора, поскольку их судебная оценка не производилась. Такой подход подтверждается судебной практикой, в том числе относительно определений о принятии обеспечительных мер и о прекращении производства по делу (в связи с утверждением мирового соглашения).

К примеру, при пересмотре судебных актов по делу о взыскании задолженности по оплате за электроэнергию Верховный Суд РФ указал, что по делам, законченным мировым соглашением, допускается компромисс сторон, а судебная оценка доказательств и установление обстоятельств дела не осуществляется. Следовательно, обстоятельства, изложенные в определении о прекращении производства по делу (в связи с заключением мирового соглашения), преюдициальной силы не имеют.

Ключевые условия преюдициальности

Из анализа положений закона, разъяснений высших судов и сложившейся судебной практики возможно выделить следующие ключевые условия, при которых обстоятельства, установленные судом по ранее рассмотренному спору, будут иметь преюдициальное значение для разрешения другого дела:

  • установленные судом обстоятельства по ранее рассмотренному делу имеют юридическое значение для разрешения нового спора;

  • субъектный состав участников в ранее рассмотренном и в последующем делах совпадает (в том числе в случае участия в новом деле правопреемников);

  • судебный акт вступил в законную силу (при этом установленное по делу обстоятельство потеряет преюдициальное значение в случае его отмены).

Если все перечисленные условия соблюдены, анализируемый институт может быть успешно использован стороной в споре, поскольку преюдициальность предусматривает не только отсутствие необходимости повторно доказывать установленные судом обстоятельства, но и запрет на их опровержение.

Раскрытие перечисленных ключевых условий и позволит ответить на основной вопрос настоящей статьи: когда сторона вправе, а когда не вправе ссылаться на преюдицию при рассмотрении дела в арбитражном суде.

Совпадение состава участников в ранее рассмотренном и новом деле

В научной литературе и в ряде судебных актов встречается понятие «субъективные пределы преюдициальности», которое предполагает наличие одних и тех же лиц, участвующих в деле, или их правопреемников в первоначальном и последующем судебных процессах. Таковыми пределами определяются лица, для которых обстоятельства по ранее рассмотренному делу будут иметь преюдициальное значение при разрешении нового спора. Расширение таких пределов является недопустимым.

Субъективные пределы преюдициальности формирует суд при определении состава участников спора. Одновременно с этим при оценке обстоятельств на предмет их преюдициальности не требуется полного совпадения субъектного состава участников судебных дел. В частности, преюдиция «связывает» лиц, для которых обстоятельства по ранее рассмотренному делу имеют значение для разрешения нового спора. Равно как и наоборот, обстоятельства, установленные по ранее рассмотренному делу с участием одних лиц, не имеют преюдициального значения для других лиц, участвующих в новом деле.

Например, судом кассационной инстанции отклонены доводы истца о том, что обстоятельства по ранее рассмотренному делу не являются преюдициальными, поскольку в текущем споре не участвует Гарант, который был привлечен в качестве третьего лица при рассмотрении первоначального дела. В обоснование своей позиции суд указал, что поскольку все лица, участвовавшие в настоящем споре, участвовали в рассмотрении первоначального дела и имели возможность представлять свои возражения и пояснения, для них установленные в указанном деле обстоятельства являются преюдициальными.

Также преюдиция распространяется и на лиц, являющихся правопреемниками участников первоначального дела.

К примеру, доводы подателя кассационной жалобы о невозможности применения норм о преюдициальности в связи с различным субъектным составом лиц, участвующих в деле, отклонены окружным судом, поскольку для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления его в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для правопредшественника, а следовательно, субъективные пределы преюдиции соблюдены.

В другом деле суд отклонил довод цессионария о том, что судебный акт не может быть преюдициальным, поскольку в предыдущем деле участвовал цедент. Суд отметил, что наличие процессуального правопреемства не отменяет преюдициальности указанного судебного акта, поскольку положения пункта 2 статьи 69 АПК направлены на пресечение неоднократности рассмотрения одних и тех же требований судом, поэтому ситуация, когда каждый правопреемник может заявлять возражения, противоречащие вступившему в законную силу судебному акту с участием первоначального кредитора, недопустима.

Также не изменяет субъектный состав, и, как следствие, не отменяет преюдициального значения обстоятельств, установленных судом, смена наименования участвовавшего в деле лица или получение статуса индивидуального предпринимателя физическим лицом.

Одновременно с изложенным совпадение участников судебного процесса не требуется при оценке преюдициальности обстоятельств, установленных приговором. В таком случае необходимо лишь установление связи осужденного либо оправданного лица со стороной арбитражного процесса. Например, в деле об оспаривании решений налоговых и таможенных органов преюдициальное значение будут иметь обстоятельства совершения преступления лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации. В таком случае государственный орган освобождается от доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемых ненормативных правовых актов. Исключением, как указывалось выше, будут являться обвинительные приговоры, постановленные с соблюдением упрощенной процедуры, даже если подсудимый в ходе предварительного и судебного следствия признал вину в совершенном преступлении.

К примеру, в конце прошлого года Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ рассмотрены кассационные жалобы таможенного органа на судебные акты по делам об оспаривании индивидуальным предпринимателем решений о корректировке таможенной стоимости товаров. В части своих доводов госорганы ссылались на обвинительный приговор суда о признании физического лица (имеющего статус индивидуального предпринимателя) виновным в уклонении от уплаты таможенных платежей. Однако Судебной коллегией названные доводы признаны несостоятельными, поскольку обвинительный приговор был постановлен судом с соблюдением упрощенной процедуры, не предусматривающей исследования обстоятельств по делу.

К аналогичным выводам Верховый Суд РФ приходил и в начале прошлого года при рассмотрении кассационных жалоб по делу о солидарном привлечении к субсидиарной ответственности руководителя и участника юридического лица, признанного банкротом.

Так, в названном деле кассаторы приводили доводы о неправильном определении размера субсидиарной ответственности в связи с установленным фактом уклонения организации от уплаты акцизов, совершенным третьим лицом, не привлеченным у субсидиарной ответственности. Высший суд не счел указанные доводы состоятельными, поскольку обвинительный приговор в отношении данного третьего лица постановлен без проведения судебного разбирательства в связи с согласием обвиняемого с предъявленным ему обвинением. Обстоятельства, касающиеся причин банкротства юридического лица, размера причиненного бюджету ущерба, не связанного с действиями осужденного, не были предметом исследования и обсуждения суда общей юрисдикции, рассмотрение и оценка всех доказательств, представленных в материалы настоящего дела, им не производились.

Вступление в законную силу судебного акта

Обязательным требованием для получения возможности освобождения от доказывания в силу института преюдиции является вступление судебного акта, в котором отражены соответствующее обстоятельства, в законную силу.

Судом первой инстанции договор поручительства признан недействительным как крупная сделка и сделка с заинтересованностью. Обжалуя судебные акты по делу, третье лицо указывало на непринятие судами во внимание обстоятельств, установленных по другому делу и имеющих преюдициальное значение. Суд округа отклонил такой довод со ссылкой на то обстоятельство, что на момент рассмотрения спора судебный акт по иному делу не вступил в законную силу.

Следует отметить, что преюдиция может иметь и «потенциальный» характер (если стороны по делу совпадают). Так, согласно пункту 1 части 1 статьи 143 и пункту 1 статьи 145 АПК арбитражный суд обязан приостановить производство по делу в случае невозможности его рассмотрения до вступления в законную силу судебного акта по другому делу, рассматриваемому Конституционным Судом РФ, конституционным (уставным) судом субъекта РФ, судом общей юрисдикции, арбитражным судом.

К примеру, определением апелляционного суда, оставленным без изменения судом округа, приостановлено производство по иску налогоплательщика о признании сумм налогов, пеней и штрафов безнадежными к взысканию до рассмотрения дела по иску налогового органа о взыскании в судебном порядке спорных сумм налога и пени. Отказывая в передаче кассационной жалобы налогоплательщика для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам, Верховный Суд РФ подчеркнул, что обстоятельства, которые будут установлены по делу о взыскании налогов и пени, будут иметь преюдициальное значение для рассмотрения основного спора.

Таким образом, преюдициальность обстоятельств, которая подлежит установлению по другому делу может быть оценена судами и в случае, когда судебный акт еще не вступил в законную силу. Институт приостановления производства по делу в данном случае выполняет важную роль по недопущению возникновения конкуренции судебных актов.

Сила обстоятельств, установленных по ранее рассмотренному делу

Обстоятельства, установленные по ранее рассмотренному делу, могут приобрести преюдициальный характер в том случае, если они имеют значение для разрешения нового спора. Таковыми могут быть фактические и юридические отношения лиц, участвующих в деле, именуемые в научной доктрине и судебной практике «объективными пределами преюдиции». В практике арбитражных судов сложилось несколько подходов к оценке названных пределов, которые описаны ниже.

В первую очередь стороны зачастую неправильно определяют то, что именно считается обстоятельством, установленным судом при разрешении первоначального спора. Среди арбитражных судов уже сформировался подход, согласно которому под обстоятельствами понимаются именно устанавливаемые судами факты, а не правовые выводы судов на их основании. Указанный вывод отражен в Постановлениях Высшего Арбитражного Суда РФ и в ряде Определений Верховного Суда РФ. Подобный подход проиллюстрирован примером ниже.

Суды двух инстанций в рамках дела о банкротстве отказали в удовлетворении заявления конкурсного управляющего о признании кредитора первоначальным залогодержателем на основании того, что вступившим в законную силу решением арбитражного суда уже было установлено старшинство залогов. Суд кассационной инстанции отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, указав, что фактическими обстоятельствами, установленными судом при рассмотрении предшествующего дела, являются конкретные действия участников правоотношений (заключение кредитных договоров и обеспечивающих их исполнение договоров ипотеки с последующей регистрацией в ЕГРП, осуществление платежей по кредитным договорам, подача заявлений о снятии обременений, последующие действия по восстановлению прав и т.д.). Правовые последствия совершения этих действий в виде возникновения, изменения, прекращения, восстановления прав, очередности их удовлетворения и другие определяются судом по результатам оценки всех юридически значимых обстоятельств (в том числе и вышеуказанных действий) с применением соответствующих норм права и представляют собой правовые выводы суда.

В примере, рассмотренном ниже, кассационный суд отменил судебные акты, установив, что суды нижестоящих инстанций неправомерно приняли во внимание не факт, а правовой вывод.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом, отказано во взыскании процентов за пользование денежными средствами, начисленных на сумму неправомерно списанного банком платежа. Судебные акты мотивированы тем, что арбитражным судом по ранее рассмотренному делу данные денежные средства квалифицированы как убытки, что исключало возможность начисления процентов в порядке статьи 395 ГК РФ. Суд кассационной инстанции не согласился с таким выводом и направил дело на новое рассмотрение, указав, что преюдициально установленным является факт неправомерного списания банком со счета истца денежных средств, а правовая квалификация данной суммы как убытков не относится к фактам и, соответственно, не является обязательной для судов при рассмотрении иных дел с участием тех же лиц.

Как правило, в качестве преюдициальных принимаются во внимание обстоятельства, если они входили в предмет исследования по ранее разрешенному спору и одновременно имеют значение для рассмотрения последующего дела. Рассмотрим несколько примеров.

Арбитражным судом в деле о банкротстве гражданина рассматривалось заявление об оспаривании сделки по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, которое признано апелляционным судом обоснованным с отменой определения суда первой инстанции. В обоснование незаконности судебного акта стороны оспоренной сделки приводили доводы о признании этой сделки действительной решением суда общей юрисдикции. Окружной суд отклонил доводы кассаторов, указав, что результаты рассмотрения дела судом общей юрисдикции не влияют на оценку обстоятельств, исследованных в арбитражном деле, поскольку основания оспаривания сделок, заявленных в ранее рассмотренном и настоящем делах, являются нетождественными (требования о признании сделки недействительной в гражданском деле заявлялись на основании статьи 170 ГК РФ) .

В приведенном примере действительность сделки, установленная судом общей юрисдикции, не будет являться обстоятельством, имеющим преюдициальное значение, поскольку проверка сделки по специальным банкротным основаниям не входила в предмет исследования суда при рассмотрении дела в суде общей юрисдикции.

К аналогичному выводу пришел суд кассационной инстанции при оценке судебного акта нижестоящего суда по делу об оспаривании сделки в связи со злоупотреблением правом. Суд округа согласился с тем, что обстоятельства, установленные иным судом по делу о взыскании убытков между сторонами сделки, не являются преюдициальными для дела об оспаривании сделки в связи со злоупотреблением правом. Подобная судебная практика также распространена и в других арбитражных судах кассационной инстанции.

Таким образом, факты, на которые суд указал в мотивировочной части судебного акта, могут не иметь преюдициального значения в случае, если установление таких фактов не входило в предмет исследования по делу.

Учитывая вышеизложенное, обстоятельства, установленные судом по ранее рассмотренному делу:

  • представляют собой фактические отношения сторон, а не их правовую квалификацию;

  • имеют юридическое значение для разрешения нового спора;

  • входили в предмет исследования по делу.

Возможно ли преодолеть преюдицию?

Представим, что в отдельном случае все перечисленные в настоящей статье условия для признания обстоятельств преюдициальными соблюдены. Возникает логичный вопрос: возможно ли в таком случае преодолеть преюдицию? Ответ на этот вопрос дал Конституционный Суд РФ в вышеупомянутом Постановлении по жалобам Власенко В.Д. и Е.А.: преюдициально установленные факты обязательны для суда впредь до их опровержения путем пересмотра судебных актов.

При таком подходе представляются невозможными иные способы преодоления преюдиции в обход судебного контроля, в том числе путем предоставления при разрешении спора новых доказательств либо переоценки имеющихся.

Одним из примеров такой ситуации является постановление апелляционного суда по иску о взыскании неустойки, предусмотренной договором аренды. При рассмотрении данного дела ответчиком был заявлен встречный иск о взыскании неосновательного обогащения, а именно переплаты по договору аренды. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении встречного иска, указав на то, что обстоятельства заключенности и условий оплаты по договору аренды были ранее установлены арбитражным судом при рассмотрении другого дела о взыскании задолженности по арендной плате. Суд апелляционной инстанции поддержал такие выводы, указав следующее:

По верному замечанию суда первой инстанции предъявленный Обществом встречный иск со ссылкой на новые доказательства фактически направлен на преодоление преюдициального значения установленных вступившими в законную силу судебными актами обстоятельств по спору между теми же лицами, по одному и тому же спорному периоду, что, в свою очередь, в силу действующего арбитражного процессуального законодательства возможно только путем пересмотра ранее вынесенного решения по вновь открывшимся либо новым обстоятельствам. В этой связи ссылки Общества на новые доказательства также не могут быть приняты и учтены в рамках апелляционного производства.

Однако такой подход не является универсальным. Так, например, тот же апелляционный суд, что и в примере выше, высказываясь о возможности опровержения преюдиции, обосновал такую возможность иным образом:

Заинтересованное лицо вправе представить опровержение установленным судом по другому делу обстоятельствам и посредством предоставления новых доказательств в рассматриваемом деле. В случае, если такие новые доказательства способны повлиять на оценку фактических обстоятельств и привести к иным выводам, суд при рассмотрении спора с другим предметом иска вправе прийти к иным выводам вне преюдициального воздействия выводов вступившего в законную силу судебного акта.

Такой подход представляется неправомерным, поскольку это нивелирует общеобязательное значение судебного акта, принятого по предшествующему делу, и создает их правовую конкуренцию. Обязательность обоснованного и мотивированного судебного акта тесно связаны с преюдициальностью, при этом возможность опровергнуть ее впоследствии противоречит указанным принципам.

В судебной практике признается неправомерной также иная оценка доказательств без учета оценки, данной судами тем же доказательствам по ранее рассмотренному делу, в котором участвовали те же лица. Высший Арбитражный Суд РФ признал такие действия противоречащими части 2 статьи 69 АПК.

Следовательно, единственно гарантированным способом преодоления преюдиции является отмена судебных актов, в содержании которых отражены обстоятельства, имеющие преюдициальное значение для рассмотрения нового спора.

Таким образом, институт преюдиции, изначально задуманный законодателем как средство поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечения действия принципа правовой определенности, также может стать ключом к успешной правовой позиции в споре для одной из сторон.

За исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9 (дознание в сокращенной форме), 316 (особый порядок при согласии с предъявленным обвинением) или 317.7 (особый порядок при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве) УПК.

См., напр., постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 20.09.2018 по делу № А55-32786/2016, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.03.2018 по делу № А53-28297/2017, Постановление Президиума ВАС РФ от 25.05.2010 по делу № А58-3515/08 и др.

Определение Верховного Суда РФ от 15.10.2014 по делу № 308-ЭС14-91, А53-16593/2013.

Пункт 5 Постановление Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 № 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции».

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.09.2018 по делу № А41-40684/2017.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 07.08.2015 по делу № А70-11642/2013.

Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.05.2017 по делу № А76-26730/2016.

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.08.2018 по делу № А56-80621/2017.

Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2012 по делу № А39-3103/2011.

Определение Верховного Суда РФ от 03.12.2018 по делу № А40-51462/2017.

Определение Верховного Суда РФ от 15.02.2018 по делу № А33-1677/2013.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.01.2018 по делу № А40-238313/2016.

Определение Верховного Суда РФ от 17.04.2018 по делу № А47-4195/2015.

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 05.06.2017 по делу № А54-1840/2013. Определением Верховного Суда РФ от 25.09.2017 отказано в передаче дела № А54-1840/2013 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра данного постановления в порядке кассационного производства.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 14.04.2016 по делу № А58-3947/2015.

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.04.2018 по делу № А82-15398/2015.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 08.09.2016 по делу № А19-12598/2015.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 09.07.2018 по делу № А33-13301/2017.

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 27.09.2016 по делу № А75-3449/2016.

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15.12.2016 по делу № А75-13118/2015.

Постановление Президиума ВАС РФ от 24.05.2005 по делу № А14-1234-03/39/1.

СТ 69 АПК РФ

1. Обстоятельства дела, признанные арбитражным судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

3. Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

5. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса, или если нотариальный акт не был отменен в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении.

Комментарий к Ст. 69 Арбитражного процессуального кодекса РФ

1. Нормы ст. 69 Кодекса имеют прямое отношение к таким процессуальным категориям, как основания требований или возражений и предмет доказывания. Эти нормы выделяют обстоятельства общеизвестные и преюдициально установленные, которые могут быть в основе юридической позиции любого участника спора, но в подтверждающей их доказательственной информации не нуждаются.

Особенность заголовка ст. 69 АПК РФ в том, что он не дублирует слова из текста статьи, а несет определенную логическую нагрузку. Появление в процессе фактов двух указанных категорий исключает необходимость их обоснования участниками спора и исследования судом. Таких последствий не наступает, если освобождение истца или ответчика от обязанности доказывания происходит по другим мотивам. Это случаи, когда действует презумпция или противная сторона признает невыгодные для нее факты. Процессуальный режим презюмируемых и признанных обстоятельств существенно иной. Они в конечном счете должны считаться нормально доказанными.

Отнесение фактов к общеизвестным или преюдициально установленным означает не только освобождение заинтересованных лиц от доказывания их в обычном порядке. Другое значительное последствие — запрещение эти факты оспаривать и опровергать в данном процессе с целью замены ранее сделанных выводов на противоположные.

2. Общеизвестными согласно обычной юридической аргументации надлежит считать факты, о существовании которых осведомлен более или менее широкий круг граждан. Иногда в их число включают даже судей, рассматривающих дело. Типичные примеры — разного рода природные явления преимущественно вредоносного характера (землетрясения, засуха, наводнения), чрезвычайные происшествия (катастрофы на транспорте), события общественной жизни (революции, перевороты, эмбарго, инфляционные тенденции). В арбитражной практике по делам о праве собственности на объекты социально — бытового назначения признавался общеизвестный факт, что на строительство этих объектов в 70 — 80 гг. отчислялось 7% от капитальных вложений в жилищное строительство.

Признание какого-либо обстоятельства общеизвестным зависит от суда. Соответственно, заинтересованные лица вправе представлять аргументы, подтверждающие или опровергающие общеизвестность фактов.

Процедуры «признания» судом определенного факта общеизвестным Кодекс не устанавливает. На практике форма может быть различной: освобождение от доказывания по молчаливому согласию суда и участников спора, после устного заявления судьи при подготовке дела или суда на заседании, на основании судебного акта. Выбор зависит от совокупности определенных факторов.

3. Следует учитывать, что любые взаимоотношения участников конфликтов включают в себя множество явлений, которые никому не придет в голову процессуально обосновывать или опровергать, например, при упоминании об обычном автомобиле доказывать наличие в его конструкции мотора, колес, руля, тормозной системы. На столь обыденные вещи не стоит распространять правила ч. 1 ст. 69 Кодекса, хотя грани, отделяющие такую обыденность от правовой категории общеизвестности, зыбки и подвижны.

Особого подхода заслуживают обстоятельства, считающиеся бесспорными внутри даже относительно немногочисленных групп людей — профессионалов в каких-либо сферах науки, техники, бизнеса, искусства. Это могут быть определенные закономерности, связи, причины и следствия, иные явления, которые неведомы рядовым гражданам, в том числе и судьям. В таких случаях объектом доказывания может быть не факт сам по себе, а именно его, так сказать, локальная (профессиональная) общеизвестность.

4. Специальное указание в арбитражном решении на состоявшееся в ходе процесса прямое или молчаливое признание некоторого обстоятельства общеизвестным не всегда обязательно. Это не нужно, если есть основания полагать, что судьи вышестоящих инстанций, куда может поступить данное дело, также находятся внутри географических, исторических, научных или других границ общеизвестности факта. Бесспорность ограниченного характера (местность, регион) целесообразно зафиксировать в судебном постановлении.

5. В ходе арбитражного производства не подлежат доказыванию и не допускают опровержения так называемые преюдициально установленные (предрешенные) обстоятельства. Это обстоятельства, составляющие фактическую основу ранее вынесенного по другому делу и вступившего в законную силу решения суда первой инстанции или постановления вышестоящей инстанции, когда они имеют юридическое значение для разрешения спора в позднее возникшем арбитражном процессе. «Законность договора на выполнение работ исследовалась судом по другому делу и решением суда обществу было отказано в удовлетворении исковых требований о признании недействительным данного договора» <*>. Или еще проще: «Факт получения ответчиком товара… установлен вступившим в законную силу решением суда» <**>.
———————————
<*> Вестник ВАС РФ. 2002. N 1. С. 32.

<**> Там же. N 7. С. 48.

Довольно кратко и не слишком отчетливо регламентируют нормы ч. 2 — 4 ст. 69 АПК РФ направления преюдициальных связей. Поэтому для гарантии справедливого применения этих норм целесообразно обозначить исходные положения механизма преюдиции. Они могут служить ориентирами для практики. Наиболее значительны два момента.

Второе положение связано с определением пределов действия законной силы акта правосудия. Они, безусловно, охватывают и закрепляют фактические и юридические отношения, прямо касающиеся лиц, участвующих в деле (и их правопреемников). Все органы, должностные лица, организации, граждане должны считаться с содержанием этих актов вследствие их обязательности (ч. 1 ст. 16 АПК РФ). Так, если суд признал юридическое лицо собственником строения, то арендатор, не участвовавший в деле, обязан именно собственнику, а не кому-либо другому вносить арендную плату. Но зафиксированные решением обстоятельства, затрагивающие интересы такого арендатора (прекращение договора аренды, увеличение арендных платежей и т.п.), не будут иметь для него преюдициального значения.

6. Одна разновидность преюдиции действует внутри системы арбитражных судов, устанавливая взаимозависимость между решением арбитражного суда по ранее завершенному спору и рассматриваемым делом. Преюдициальная связь возникает, когда обстоятельства из фактической основы прошлого решения имеют юридическое значение для нового конфликта. Если нет, преюдиции не возникает.

Иногда по юридической неосведомленности или умышленно участник спора начинает расширительно толковать ранее вынесенное решение по делу, где он был стороной и выиграл процесс. Так, истец (АОЗТ) сослался на вступившее в законную силу решение арбитражного суда, в соответствии с которым за АОЗТ признано право собственности на основные и оборотные средства, арендуемые по договору аренды… Вместе с тем из указанного решения суда не усматривается, что основные и оборотные средства магазина выкуплены АОЗТ. Определением суда разъяснено, на какое конкретно имущество признано право собственности АОЗТ. Имущество магазина, а также занимаемые им помещения в определении не указаны. Следовательно, акты арбитражного суда не имеют преюдициального значения для данного дела <*>.
———————————
<*> Вестник ВАС РФ. 2002. N 1. С. 26.

Примером связи двух арбитражных дел может служить также производство по регрессному иску, предъявляемому к изготовителю товара оптовым покупателем после проигранного им процесса розничному торговцу из-за ненадлежащего качества товара. Механизм преюдиции включается «…при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица».

В приведенном примере с плохой продукцией ее изготовитель выступал в первом производстве третьим лицом на стороне ответчика (ст. 51 АПК РФ). А на этих лиц преюдиция распространяется. Если же изготовитель привлечен к делу не был, зафиксированные решением обстоятельства, включая качество поставленного товара, не приобретают по отношению к нему свойств преюдиции, подобного рода обстоятельства заинтересованными лицами вновь должны подтверждаться и могут опровергаться. Не исключено, что процедура доказывания станет проще, но только технически и количественно.

Указание ч. 2 ст. 69 АПК РФ на необходимость участия в деле тех же лиц не означает полного тождества составов заинтересованных субъектов в предшествующем и последующих процессах. Из того же примера видно, что хотя розничный торговец (первоначальный истец) в производстве по регрессному требованию не включается, конструкция преюдиции действует полностью в отведенных ей границах.

7. Другая разновидность преюдиции (ч. 3 ст. 69 АПК РФ) связывает решения судов общей юрисдикции по гражданским делам с процессами в судах арбитражных. Компетенция каждой из систем определена законодательством. Но разграничение подведомственности не исключает взаимосвязи и взаимозависимости между арбитражными и судебными решениями.

Так, если компания социального страхования по решению районного суда компенсировала имущественные потери от повреждения здоровья физического лица, она приобретает право заявить регрессное требование в арбитражном суде к организации, ответственной за причиненный вред (ст. 463 ГК РФ). Для причинителя, участвовавшего в завершенном процессе, преюдициальны все без исключения обстоятельства, установленные решением.

Иное положение для случаев, когда предполагаемый причинитель по тем или иным причинам по делу о возмещении вреда не выступал. Тогда этот ответчик в арбитражном производстве может отрицать и факт нанесения им ущерба и его размеры. Здесь бремя доказывания лежит на органе страхования. Но тяжесть этого бремени сильно уменьшает то, что решение районного суда представляет собой весомое доказательство, способное без дальнейшего исследования и привлечения дополнительной информации зачастую (хотя и не всегда) убедить арбитражный суд в истинности доказательственных и фактических элементов решения.

8. Последний допускаемый комментируемой статьей вид преюдиции (ч. 4 ст. 69 АПК РФ) фиксирует пределы обязательности приговора уголовного суда на связанном с ним некоторыми общими фактами арбитражном производстве. Например, к гражданскому делу об утрате или недостаче перевозимого по железной дороге груза будет иметь прямое отношение осуждение группы преступников за разграбление вагона. Приговор относительно дорожно — транспортного происшествия влияет на судьбу иска о возмещении причиненного таким происшествием материального ущерба. Причем преюдициальной силой обладают и обвинительные, и оправдательные приговоры.

Нормы о преюдиции данного вида на практике расширительному толкованию не подлежат. Так, преюдициальную функцию выполняют выводы уголовного суда о преступных действиях и совершивших их лицах. Но обозначенные приговором размеры или физический состав украденного или поврежденного имущества либо его принадлежность

некоторому лицу арбитражный суд не связывают. Он вправе это исследовать и приходить к самостоятельным заключениям.

9. Согласно ч. 2 ст. 69 АПК РФ преюдицию внутри арбитражной системы создают «судебные акты» арбитражных судов, а применительно к судам общей юрисдикции говорится только об их решениях. По буквальному смыслу ч. 3 ст. 69 АПК РФ определения таких судов подобными качествами не обладают. Однако такое разграничение юридически обосновать затруднительно, особенно когда речь идет о так называемых заключительных и пресекательных определениях (прекращение производства, оставление иска без рассмотрения), а равно об обстоятельствах процессуально — правового содержания. В сложном конфликте между тремя претендентами на нежилые помещения арбитражные суды приняли во внимание одобренное районным судом мировое соглашение о выделе части здания одному из спорящих. Производство было продолжено по вопросу о порядке использования оставшейся площади <*>.
———————————
<*> Вестник ВАС РФ. 1996. N 4. С. 65 — 66.

Кроме того, возникает вопрос о допустимости истолковать расширительно ч. 3 ст. 69 АПК РФ, распространив ее действие также на факты, установленные и зафиксированные решениями третейских судов. Юридические мотивы для подобного толкования существуют. Это нормы ст. 149 и п. 3 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, предписывающие арбитражному суду оставлять без рассмотрения исковое заявление или прекращать производство по делу, если сторонами заключено третейское соглашение или уже есть вступившее в силу решение суда третейского. Отсюда логически вытекает, что преюдициальной силой обладает и фактическое основание этого решения, исключая, естественно, случаи, когда арбитражный суд, отклонив ходатайство о выдаче исполнительного листа, передал дело на новое третейское разбирательство, но продолжение производства в том же третейском суде оказалось невозможным (п. 3 ст. 150 АПК РФ).

Лишены преюдициальной силы постановления органов следствия и прокуратуры, постановления административных учреждений. Но они способны исполнять роль доказательств, подвергаясь судебной оценке наряду с другой информацией. По такому пути идет арбитражная практика. «Постановление следственного управления… о прекращении уголовного дела вследствие амнистии, на которое сделана ссылка в судебном решении, не может иметь преюдициальной силы и должно оцениваться арбитражным судом наряду с другими доказательствами» <*>. Это давно сложившаяся практика. Так, Президиум ВАС РФ отмечал: «Упомянутое в решении Постановление следственных органов от 16.06.95, как и представленное в надзорную инстанцию Постановление от 04.11.95, лишено преюдициальной силы, однако должно быть оценено арбитражным судом наряду со свидетельскими показаниями, объяснениями лиц, участвующих в деле, и другими доказательствами» <**>.
———————————
<*> Вестник ВАС РФ. 2002. N 6. С. 47.

<**> Вестник ВАС РФ. 1996. N 4. С. 48.

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *