Форс мажорные

В хозяйственные договоры принято включать условие об освобождении сторон от ответственности в случае форс-мажора. Как правило, это шаблонное условие конкретизирует положения ст. 401 ГК РФ, которая закрепляет понятие непреодолимой силы. Немногим юристам приходилось сталкиваться с применением этой нормы. Тем интереснее судебная практика, которая показывает, что к таким обычным рискам, как кражи, пожары, иные стихийные бедствия, недавно прибавились внешнеполитические риски в виде санкций или военных действий. «Право.ru» проанализировало, как эти события оценивают суды на примере дел, собранных с помощью системы для юристов Caselook.

Отделить обычное от необычного

Один из ключевых судебных документов, посвященных форс-мажору, – постановление Президиума ВАС 3352/12 от 21 июня 2012 года по делу А40-25926/2011, в котором объясняется, каковы отличия форс-мажора от других, похожих происшествий.

Конфликт между сторонами дела начался после пожара на складе, где общество «Формула переезда» держало имущество банка «Кит-Финанс», переданное на ответственное хранение. Банк через суд потребовал возместить стоимость всего, что сгорело, но три инстанции ему отказали. Они прислушались к аргументам «Формулы переезда» о том, что пожару была присвоена четвертая степень сложности и его 13 часов тушили несколько спецотрядов и вертолеты. Поэтому суды освободили хранителя от ответственности: они сочли, что невозможность прекратить распространение огня – это обстоятельство непреодолимой силы.

Оно характеризуется не только непредотвратимостью, но и чрезвычайностью, указал Президиум ВАС нижестоящим инстанциям. Чрезвычайность означает «выход за пределы нормального, обыденного, то, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах», – разъяснил Президиум. Пожар на складе к таким событиям не относится, а значит, хранитель все-таки несет ответственность, заключили судьи.

Формулировкой ВАС достаточно просто пользоваться, она помогает четко определить зону ответственности сторон, полагает Александр Базыкин, управляющий партнер Heads Consulting. Пожар можно признать форс-мажором, если вызван природными явлениями, в отличие от случаев, когда возгорание случилось из-за технических причин, уточняет Евгений Корчаго, председатель КА «Старинский, Корчаго и партнеры».

Пожары вследствие поджога суды не относят к обстоятельствам непреодолимой силы. Так же они оценивают хищение имущества. Но бывают ситуации, когда не все так однозначно.

Суд разрешил опоздать

В деле А04-732/2014 суд вступился за сельхозпроизводителя из Амурской области «Амурагрокомплекс», который задолжал по договору лизинга прицепа. Компания потерпела убытки из-за аномальных ливней летом 2013 года, которые затопили поля и уничтожили посевы. «Лизинговая компания «КАМАЗ» решила взыскать задолженность и пени через орган, указанный в договоре, – Третейский суд при Торгово-промышленной палате г. Набережные Челны и региона «Закамье». Должник ходатайствовал об отложении заседания, чтобы дождаться Амурскую ТПП, которая все никак не подтверждала факт наводнения, несмотря на неоднократные запросы. Однако третейский суд отклонил это ходатайство и 27 декабря 2013 года признал правоту «КАМАЗа». Коммерческий арбитраж повел себя недобросовестно, считает Дмитрий Волосов, управляющий партнер юркомпании «Ценные Бумаги Консалтинг».

Лишь 30 декабря «Амурагрокомплекс» получил письмо-подтверждение от Амурской ТПП и решил погасить лишь основной долг, но не пени. Не согласившись с этим, «КАМАЗ» попытался получить исполнительный лист в государственном арбитраже, но потерпел поражение. Суды двух инстанций процитировали п. 2 ч. 2 ст. 239 АПК, который предписывает отказывать в выдаче третейского исполлиста, если сторона по уважительным причинам не смогла представить свои объяснения.

Когда засуха – не форс-мажор

Но, как показывает дело А40-151196/2010, в области сельского хозяйства не всегда работают ссылки на климатические аномалии. В этом процессе «Агроснаб» пытался в судебном порядке расторгнуть договор поставки зерна для Министерства обороны. Как указывал истец, он не смог выполнить свои обязательства ввиду необычайной засухи летом 2010 года. Ее наступление «Агроснаб» подтвердил указом президента, который вводил в ряде областей чрезвычайное положение.

Однако суды поставщику отказали. Они решили, что засуха – это не форс-мажор для истца, которое является лишь перекупщиком, а не производителем. Ничто не препятствует ему приобрести зерно в других регионах, не пострадавших от стихии, либо на ближнем или дальнем зарубежье, заключили суды.

О чем не нужно сообщать

Согласно п. 1 ст. 404 ГК, должник должен срочно уведомить кредитора о возникшем форс-мажоре. Но, как показывает судебная практика, из этого правила есть исключения. В 2013 году «ТЭК Транслин» договорился с «Армавирским заводом тяжелого машиностроения», что тот поставит ему 100 вагонов-цистерн, произведенных в Мариуполе или Полтаве. Тогда никто и подумать не мог, что на востоке Украины вскоре начнутся военные действия. Через год, не дождавшись вагонов, покупатель направил требование вернуть аванс и уплатить штраф. Армавирский завод сослался на военные действия, а его контрагент обратился в суд (дело № А32-40475/2014).

Покупатель имеет право не только на возврат аванса, но и на штраф, решил Арбитражный суд Краснодарского края, поскольку продавец не уведомил о наступлении форс-мажора. Решение устояло в апелляции, но Арбитражный суд Северо-Кавказского округа направил вопрос о штрафе на новое рассмотрение. Кассация обратила внимание на то, что о военных действиях в Донецкой области много говорили и СМИ, и российские государственные органы. А общеизвестные факты в доказывании не нуждаются (ч. 1 ст. 69 АПК). Суд отошел от формализма и решил спор на основании общих принципов права, комментирует Иван Хорев из юрбюро «Байбуз и партнеры»: не нужно уведомлять о чрезвычайных обстоятельствах, если о них говорят все СМИ. Если же груз захватили силовым путем в мирное время, когда предпосылок к тому не было, стоит изложить эти факты контрагенту и документально подтвердить их (например, заявлением в правоохранительные органы), говорит Хорев.

Как Дед Мороз вмешался в экономику

В деле А32-19414/2013 суды решали, являются ли форс-мажором настолько сильные морозы и ветер, что они случаются лишь раз в десять лет. Именно так подрядчик «НоворосСтрой» объяснил, почему опоздал с постройкой мола в Ейском порту на Азовском море. Он обратил внимание на то, что в течение шести месяцев (с января по апрель и с декабря по февраль) порт был закрыт для судоходства и производства работ. Заказчик «Росморпорт» решил, что это не оправдание, и заявил в суд иск о взыскании неустойки.

Все три инстанции признали правомерность этого требования. Они решили, что замерзание порта в Ейске – обычное явление, о чем свидетельствуют приказы его капитана. «Понижение температур наружного воздуха в спорный период, скорость ветра и образование льда не относятся к природным явлениям стихийного характера, так как являются сезонными прогнозируемыми событиями», – указала кассация. Она также заметила, что «НоворосСтрой» не представил в дело документов о приостановлении работ в спорные периоды.

ДТП – форс-мажор или нет?

В деле А40-26581/2012 суды разбирались в том, можно ли признать форс-мажором ДТП, в котором перевозчик не был виноват и не мог его предотвратить. В такую ситуацию попал «Грин Ингрейтед Лоджистикс Рус», который вез из Вьетнама, Кореи и Китая мобильные телефоны «Самсунг» на грузовике с полуприцепом. Из-за столкновения с автомобилем, который выскочил на встречную полосу, грузовик сгорел вместе с товарами. Страховщики оплатили ущерб в размере $775 тыс., а затем решили получить эти деньги с перевозчика в порядке суброгации.

По общему правилу перевозчик отвечает за сохранность груза независимо от вины, однако из него есть исключение, которое и обнаружил Арбитражный суд г. Москвы. Изучив массу доказательств, он решил, что перевозчик создал все условия для сохранности груза, а водитель «Грин Ингрейтед» не был виновен в аварии и не мог ее избежать. «В международной практике это называют «события вне контроля стороны», – пояснила судья Галина Ларина в своем решении об отказе в иске. Апелляция согласилась и уточнила, что утеря груза произошла в результате не столкновения, а пожара. Это не самое частое последствие ДТП, поэтому справедливо освободить ответчика от оплаты ущерба.

АС МО не смог согласиться с такими выводами и отменил оба акта. «Суды оценили лишь субъективные критерии, – следует из постановления окружного суда. – Но вина участников ДТП не может быть объективным обстоятельством, освобождающим перевозчика от ответственности». Авария – это обычный предпринимательский риск для перевозчика, иначе всю его деятельность можно назвать форс-мажорной, резюмировала кассация.

Санкции

Являются ли форс-мажором внешнеторговые санкции? Суды отвечали на этот вопрос в деле А27-819/2014. В нем учреждение «Школьное питание» взыскивало неустойку с «Сибирского торгового дома ОПТ», который отказался исполнять соглашение по поставке говядины. В декабре 2014 года поставщик сообщил о том, что не может снабжать уже закупленным мясом по действующей договорной цене, ведь его стоимость выросла из-за роста курса доллара и санкций.

Несмотря на это объяснение, Арбитражный суд Кемеровской области встал на сторону учреждения. Он указал, что отсутствие на рынке нужных товаров и по нужной цене не освобождает должника от ответственности. Кроме того, торговый дом мог приобрести товар у другого поставщика, ведь в договоре поставки в школы не было условия насчет определенного производителя, отметил судья Александр Нестеренко. Он обратила внимание и на пояснение ответчика о том, что мясо тот уже купил, просто не хотел его реализовывать по старой цене. Таким образом, суд признал за учреждением право на неустойку.

Вопросы про обстоятельства непреодолимой силы в соответствии с ГК РФ стали особенно актуальными с апреля 2020 года. Причиной стал коронавирус и введенные органами власти ограничительные меры в связи с его распространением.

Одним из вариантов смягчить удар по некоторым отраслям экономики может ссылка на ст. 401 ГК. Но тут нужно выяснить: в каких ситуациях коронавирус или другие обстоятельства могут быть признаны непреодолимой силой или, как его часто называют, форс-мажором?

1. Основания ответственности за нарушение обязательств
2. Непреодолимая сила и её признаки

2.1. Чрезвычайность
2.2. Непредотвратимость
2.3. Непреодолимость
2.4. Объективный характер

3. Какие обстоятельства и при каких условиях признаются непреодолимой силой?
4. Последствия признания обстоятельства непреодолимой силой
5. Является ли коронавирус обстоятельством непреодолимой силы?
6. Форс-мажор и денежные обязательства
7. Уведомление о форс-мажоре и значение заключений ТПП
8. Выводы и рекомендации

К сожалению, не все верно понимают суть непреодолимой силы. Дело в том, что саму пандемию коронавирусной инфекции (COVID-19) и введенные в связи с ней ограничительные меры суд может признать форс-мажором, а может и не признать. Каждый случай будет анализироваться индивидуально. Это следует из юридической сущности обстоятельства непреодолимой силы.

Основания ответственности за нарушение обязательств

Обязательства должны исполняться надлежащим образом. За нарушение обязательства лицо может быть привлечено к ответственности. Но ст. 401 ГК разграничивает условия ответственности обычных граждан и предпринимателей.

По общему правилу ответственность наступает при наличии вины в виде умысла или неосторожности. Лицо признается невиновным, если проявило ту степень заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась по характеру обязательства.

Для определения виновности или невиновности лица нужно установить — предпринимало ли оно меры, необходимые для исполнения обязательства.

Для предпринимателей (в широком смысле — как для юр. лиц, так и для ИП) правила строже. Предпринимательская деятельность ведется на свой риск (п. 1 ст. 2 ГК). Считается, что у предпринимателя больше правовых возможностей по его прогнозированию и предотвращению. Поэтому отвечает он на началах риска — не только за виновное, но и за случайное нарушение обязательства.

Такой строгий характер ответственности предпринимателя не простирается в бесконечность, а тоже имеет свой предел. Им является указанная в п. 3 ст. 401 ГК непреодолимая сила. Еще часто пользуются термином «форс-мажор», хотя он имеет более широкое значение. Но в рамках этой статьи этот термин используется в том же значении, что и «непреодолимая сила».

Дальше встает хороший вопрос: где заканчивается предпринимательский риск и начинается непреодолимая сила? Где граница их разделяющая?

Ответить на этот вопрос не так просто. Каждая ситуация, когда должник ссылается на непреодолимую силу, нуждается в отдельном рассмотрении. Но общие принципы, на которые следует ориентироваться, закон и судебная практика дают.

Непреодолимая сила и её признаки

Определения того, что такое обстоятельства непреодолимой силы, закон не дает, но устанавливает их признаки. Всего их можно выделить четыре: на три прямо указывает п. 3 ст. 401 ГК, четвертый — выработан судебной практикой.

  1. Чрезвычайность.
  2. Непредотвратимость.
  3. Непреодолимость.
  4. Объективный характер.

Рассмотрим подробнее каждый из них.

Чрезвычайность

В п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 сказано, что чрезвычайность означает исключительность обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях. Только обстоятельство, которое не укладывается в рамки обычного хода вещей, может быть признано непреодолимой силой.

Чрезвычайность подразумевает, что событие нельзя было предвидеть при заключении договора. Это не мог сделать ни сам должник, ни какое-либо другое лицо на его месте, обладая как всей доступной информацией, так и той, что могла быть доступна.

Непреодолимая сила — это как гром среди ясного неба, редкое событие, учета которого нельзя было ожидать от разумного должника при заключении договора.

Оценка того, насколько предвидимым было соответствующее обстоятельство, производится судом.

Чем меньше вероятность возникновения рассматриваемого в конкретной ситуации препятствия в исполнении обязательства, тем больше у суда будет оснований признать его соответствующим критерию предвидимости и, следовательно, чрезвычайности.

Тут, конечно, нельзя уходить в крайности и признавать непреодолимой силой только редчайшие или вовсе фантастические события, либо, наоборот, признавать таковой обычные коммерческие риски.

Непредотвратимость

Дальше в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ № 7 читаем, что обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не смог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий.

Если конкретный должник не смог предотвратить наступления какого-то препятствия в исполнении обязательства или его последствий, но на его месте любой другой предприниматель смог бы это сделать, то это не форс-мажор.

Непреодолимость

Из самого понятия «обстоятельство непреодолимой силы» следует, что препятствие должно быть непреодолимым. Это означает, что будет неразумно требовать от должника предпринимать меры по преодолению появившегося препятствия.

В некоторых ситуациях исполнение обязательства теоретически может быть возможным, но потребует от должника колоссальных усилий и затрат. Хотя п. 3 ст. 401 ГК говорит нам, что возникшее обстоятельство должно приводить к невозможности исполнения обязательства, его всё же стоит толковать расширительно.

Следует констатировать непреодолимую силу, когда препятствие хотя и можно преодолеть, но затраты и риски при этом будут настолько велики и неоправданны, что разумный предприниматель не пошел бы на них.

Например, из-за стихийного бедствия на большом участке местности разрушены автомобильные дороги. Доставка груза автомобильным транспортом не стала абсолютно невозможной, но сопряжена с большим риском для жизни водителя и сохранности груза. Поэтому перевозчик в этой ситуации должен быть освобожден от ответственности из-за непреодолимой силы.

Объективный характер

Этот критерий не отражен в законе, но судебная практика его учитывает. Объективный характер обстоятельства непреодолимой силы означает, что оно исходит извне, не зависит от воли должника и находится вне его разумного контроля.

О том, что непреодолимой силой не могут признаваться обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства указано в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ № 7. К ним относится отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей.

Список примеров не исчерпывающий. Причастность должника к возникновению препятствия или наличие возможности его контроля влекут за собой отказ в признании его непреодолимой силой.

Какие обстоятельства и при каких условиях признаются непреодолимой силой?

В законе нет заранее установленного перечня обстоятельств непреодолимой силы, только критерии для её определения. Это связано с тем, что одно и то же событие может быть признано и непреодолимой силой, и случаем, и неосторожностью в зависимости от обстоятельств, места, времени, деловой практики, уровня развития науки и техники.

Судебная практика относит к обстоятельствам непреодолимой силы природные и техногенные катастрофы, стихийные бедствия, ряд событий общественного характера (война, эпидемия, масштабные забастовки и беспорядки).

Но сам по себе факт наступления подобного события еще не означает автоматического освобождения стороны от ответственности за неисполнение обязательства. Для этого нужно установить причинно-следственную связь между наступлением обстоятельства непреодолимой силы и неисполнением обязательства.

Должник должен доказать, что он приложил все усилия для исполнения обязательства, но из-за воздействия непреодолимой силы оно не было исполнено.

Непреодолимая сила — не абстрактная, а очень конкретная вещь. Поэтому одно и то же событие может быть признано форс-мажором для одной ситуации, и не признано в другой. В каждой ситуации суд будет анализировать место, время, характер обязательства, обстоятельство, на которое должник ссылается как на непреодолимую силу. И всё это, чтобы установить наличие или отсутствие причинной связи.

Если её нет и должник мог вполне спокойно исполнить обязательство при наличии обстоятельства, на которое он ссылается, то в освобождении от ответственности ему будет отказано.

Последствия признания обстоятельства непреодолимой силой

Это один из моментов, который многие плохо понимают.

Обстоятельство непреодолимой силы освобождает от ответственности за неисполнение обязательства: от уплаты неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами и возмещения убытков.

Само обязательство не прекращается, если его можно исполнить после отпадения форс-мажорного обстоятельства. Договор продолжает действовать и должник по прежнему обязан исполнить свое обязательство: поставить товар, выполнить работы, оказать услуги.

Об этом говорится в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ № 7:

«Наступление обстоятельств непреодолимой силы само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали».

Однако, кредитор вправе отказаться от договора, если из-за просрочки, возникшей из-за форс-мажора, он утратил интерес в исполнении (п. 2 ст. 405 ГК). Единственный нюанс — в этой ситуации должник за убытки, причиненные просрочкой, не отвечает.

Стороны в договоре могут установить обстоятельство непреодолимой силы, продолжающееся длительное время (например, несколько месяцев, полгода, год), основанием для расторжения договора. Принцип свободы договора такую возможность дает.

Является ли коронавирус обстоятельством непреодолимой силы?

На этот вопрос следует ответить так: он может им признаваться, если повлиял на возможность исполнения конкретного обязательства.

Как уже говорилось выше, каждый случай нужно рассматривать индивидуально.

На это указывает и ВС РФ в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики,связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) от 21.04.2020 № 1.

Пандемия не является универсальным обстоятельством непреодолимой силы для всех обязательств и должников. Нужно учитывать многие факторы: тип деятельности, условия её осуществления, в каком регионе действует организация, характер неисполненного обязательств, срок его исполнения, степень разумности и добросовестности действий должника и т. д.

То же касается принимаемых органами государственной власти и местного самоуправления ограничительных мер по сдерживанию распространения инфекции: самоизоляции, ограничений на передвижение, приостановление деятельности отдельных предприятий и организаций, отмена массовых мероприятий и т. д.

Если причинная связь между этими мерами и неисполнением обязательства есть, то они могут быть признаны форс-мажором. Нужно учитывать, что разные регионы устанавливают ограничительные меры в разном объеме в зависимости от степени эпидемиологического благополучия.

Так, в некоторых регионах ввели ограничения на ведение строительных работ. Тогда их можно признать форс-мажором применительно к договору строительного подряда и подрядчик будет освобожден от ответственности за нарушение срока выполнения работ.

В соседнем регионе таких ограничений не вводили. Там подрядчики уже не могут ссылаться на форс-мажор и прекратить строительные работы. Хотя таких злоупотреблений ждать стоит: некоторые будут пытаться прикрыть свои просрочки ссылкой на пандемию.

Также следует отметить, что договоры строительного подряда регулируют сложные и многоаспектные отношения. При строительстве выполняется множество различных работ и на выполнение одних пандемия и ограничительные меры могут повлиять, а на другие — нет. Например, подрядчик не может выполнять монтажные работы, но в состоянии делать работы по проектированию.

В такой ситуации нужен такой же комплексный анализ того, насколько пандемия и ограничительные меры повлияли на срок строительства в целом и на сроки выполнения отдельных этапов работ.

Другая возможная ситуация — никаких ограничений на строительные работ нет, но работники подрядчика массово заразились COVID-19. Или даже не массово, но заболели ключевые специалисты, чью работу никто из остальных выполнить не может, а она имеет критическое значение для продолжения строительства. Это тоже можно признать форс-мажором.

Еще одна ситуация — в городе вспышка коронавирусной инфекции и его временно закрыли, прекратив пассажирское сообщение. У предприятия в этом городе заключен договор поставки оборудования с выполнением пуско-наладочных работ с поставщиком из другого города или региона.

Грузовое сообщение функционирует, поэтому поставка возможна. Но выполнить работы по пуско-наладке поставщик не может, поскольку его сотрудники не могут прибыть на территорию покупателя до снятия ограничений. И последние должны расцениваться как обстоятельства непреодолимой силы и поставщик должен быть освобожден от ответственности за просрочку работ по пуско-наладке.

Но при снятии ограничений, если покупатель не потеряет к тому моменту интерес в исполнении, поставщик пуско-наладку должен сделать.

Ещё раз: обстоятельство непреодолимой силы освобождает только от ответственности за неисполнение обязательства, но — по общему правилу — не прекращает самого обязательства.

Другая больная тема — аренда. Тут использование концепции непреодолимой силы мало чем поможет. Арендаторам на неё рассчитывать не стоит. У них ведь проблема в чём? Они не могут пользоваться арендованным имуществом, пока не сняты ограничения. А арендную плату арендодатель всё-равно требует.

Правоприменительная практика придерживается позиции, что к ответственности за неисполнение денежных обязательств концепция непреодолимой силы не применяется. Хотя из-за коронавируса появилось сомнительное исключение.

Форс-мажор и денежные обязательства

Вернемся к п. 3 ст. 401 ГК. Там сказано, что отсутствие у должника необходимых денежных средств не относится к обстоятельствам непреодолимой силы.

Проблема же не в том, что из-за коронавируса у всех и все деньги разом исчезли. Нет, дело в другом — пандемия и введенные ограничительные меры спровоцировали коллапс некоторых отраслей экономики. Из-за этого большие убытки несут предприятия общепита и сферы услуг.

Но последствия экономического кризиса суды раньше не считали форс-мажором. Такие кризисы случаются регулярно и даже с некоторым постоянством. Их скорее следует отнести к категории предпринимательского риска.

Однако, в этот раз ВС РФ решил сделать «подарок» и в апрельском Обзоре № 1 разъяснил, что отсутствие денежных средств у должника, вызванное введенными ограничительными мерами, может быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств.

Для этого следует определить, мог бы избежать подобного последствия любой другой разумный участник оборота, осуществляющий аналогичную деятельности? Если нет, то должника следует освободить от ответственности.

В большей степени это касается кафе, ресторанов и прочих предприятий общепита, которых ВС РФ упомянул в тексте Обзора.

Такой патернализм, конечно, можно понять. Но это разъяснение ВС РФ прямо противоречит п. 3 ст. 401 ГК. Тут даже об ограничительном толковании трудно говорить, поскольку норма сформулирована однозначным образом: отсутствие денег не является обстоятельством непреодолимой силы. Причина отсутствия денег у должника для закона значения не имеет.

Отсутствие прибыли — это о предпринимательском риске, а не о форс-мажоре. Любой грамотный предприниматель понимает, что бизнес может не взлететь или прогореть.

Другой случай, когда ограничительные меры могут быть признаны форс-мажором при неисполнении денежного обязательства приведен в «коронавирусном» Обзоре ВС РФ № 2. Заемщик освобождается от ответственности за просрочку платежа, если из-за ограничительных мер не мог воспользоваться системой онлайн-платежей и не мог совершить платежи обычным способом.

Иными словами, банковскую операцию нельзя было совершить через интернет-банк или он вовсе не был подключен, а прийти в отделение банка должник не мог из-за введенных ограничений и риска заражения.

Уведомление о форс-мажоре и значение заключений ТПП

В ГК не сказано, как взаимодействовать сторонам при возникновении обстоятельств непреодолимой силы. Обычно порядок они устанавливают в договоре.

Требование уведомить кредитора содержит п. 10 Постановления Пленума ВС РФ № 7. При нарушении этой обязанности должнику придется возмещать кредитору убытки, возникшие из-за отсутствия у него сведений об обстоятельстве непреодолимой силы. Например, кредитор мог сделать какие-то приготовления, выполнить встречную обязанность, понеся на это расходы.

Обязанность по уведомлению может отпасть, если обстоятельство непреодолимой силы носит общеизвестный характер и у должника нет сомнений в том, что кредитор о нём своевременно узнал.

Пандемию коронавируса можно отнести к числу таких общеизвестных фактов. Все знают о ней и введенных ограничениях. В качестве другого примера можно привести стихийное бедствие, которое произошло по местонахождению как должника, так и кредитора.

Более подробный и конкретный порядок действий при возникновении обстоятельства непреодолимой силы стороны могут установить в договоре: зафиксировать срок уведомления и последствия его нарушения.

Для подтверждения обстоятельства непреодолимой силы, сторона на него ссылающаяся, может предоставить справки и заключения компетентных организаций. Например, сейчас российская и региональные торгово-промышленные палаты выдают заключения о том, что пандемия COVID-19 является таким обстоятельством.

Но независимо от того, идет речь о пандемии или о другом форс-мажоре, нужно знать: наличие заключения ТПП не гарантирует применение норм о непреодолимой силе по конкретному договору. Это лишь мнение экспертной организации, являющееся одним из доказательств. Окончательный вывод о наличии или отсутствии форс-мажора делает суд.

А для него никакие доказательства не имеют заранее установленной силы (п. 5 ст. 71 АПК РФ, п. 2 ст. 67 ГПК РФ). Суд будет оценивать предоставленное заключение наряду с другими доказательствами, чтобы выяснить влияние форс-мажора на возможность исполнения конкретного обязательства, о котором идет спор.

Более того, для суда наличие заключения ТПП вообще необязательно, даже если стороны в договоре указали обязательность его получения. Суд может и без этого заключения прийти к выводу о наличии непреодолимой силы или, наоборот, отказать в признании конкретного обстоятельства непреодолимой силой вопреки представленному заключению ТПП.

Поэтому заключение — это, конечно, хорошо и его наличие лучше его отсутствия, но его одного недостаточно для освобождения от ответственности. ТПП тоже не выдают заключения о наличии форс-мажора каждому обратившемуся. Там анализируют конкретно ваш случай и если эксперты придут к выводу об отсутствии форс-мажора, то заключение не выдадут.

Но это отнюдь не лишает вас права ссылаться на форс-мажор в суде, возможно он придет к другому выводу.

Некоторые предприниматели хотя и в состоянии выполнять свои обязательства в условиях пандемии и ограничительных мер, но хотят подстраховаться на случай возможной просрочки и обращаются в ТПП за заключением «на будущее». Не надо так делать, в выдаче заключения вам гарантированно откажут. Это так не работает.

Выводы и рекомендации

Лицо освобождается от ответственности, если исполнение обязательства стало невозможным из-за непреодолимой силы — чрезвычайного, непредотвратимого, непреодолимого и внешнего при данных условиях обстоятельства.

Для освобождения от ответственности должник должен доказать:

  1. Наличие и продолжительность форс-мажора.
  2. Причинно-следственную связь между возникшим обстоятельством непреодолимой силы и невозможностью или задержкой исполнения обязательства.
  3. Непричастность к созданию форс-мажора.
  4. Добросовестное принятие разумно ожидаемых мер для исключения или минимизации возможных рисков.

Заключения о форс-мажоре, выданные ТПП, могут приниматься во внимание судом, но сами по себе они не гарантируют освобождения от ответственности.

Обстоятельство непреодолимой силы освобождает должника только от ответственности, но сохраняет обязанность по исполнению обязательства, не изменяет и не прекращает его.

Однако, если форс-мажор повлек полную или частичную объективную невозможность исполнения обязательства, имеющую неустранимый характер, то обязательство прекращается полностью или в части (ст. 416, 417 ГК).

Также кредитор вправе отказаться от договора или расторгнуть его в судебном порядке, если из-за просрочки в связи с форс-мажором он утратил интерес в исполнении (п. 2 ст. 405 ГК).

Теперь несколько рекомендаций, связанных с текущей на момент написания статьи ситуацией с пандемией коронавируса.

  • Проверьте и изучите условия своего договора, соблюдайте предусмотренные им формальности по наличию и срокам уведомления, расчету влияния форс-мажора на сроки, стоимость и т. п.
  • Зафиксируйте обстоятельства, на которые ссылаетесь, обоснуйте влияние пандемии и/или ограничительных мер на исполнение обязательств (сильное снижение экономических показателей, невозможность выполнения работ или оказания услуг и т. д.)
  • Попытайтесь договориться с контрагентом.

В разных ситуациях перспективность использования концепции непреодолимой силы может быть разной.

Для договоров аренды ссылка на форс-мажор в виде пандемии и ограничительных мер в целом бесполезна. Поэтому в арендных отношениях лучше обратить внимание на инструменты, предоставленные Федеральным законом от 01.04.2020 № 98-ФЗ.

Если речь о кредитном договоре и договоре займа, то ссылаться на форс-мажор можно при невозможности дистанционного платежа и личной явки в офис банка.

Гораздо больше перспектив у применения концепции форс-мажора к договорам поставки, подряда и оказания услуг. Но, опять же, нужно каждую ситуацию рассматривать отдельно. Некоторые поставщики, подрядчики и исполнители будут пытаться прикрыть свои просрочки форс-мажором, хотя в действительности причиной были их собственные действия. Поэтому защита от таких злоупотреблений — указание на отсутствие причинно-следственной связи.

Надеюсь, что этот материал помог вам лучше разобраться в теме непреодолимой силы и это поможет вам в разрешении практических проблем. В заключение традиционно приглашаю подписаться на мою и группу ВКонтакте.

Всего доброго и будьте здоровы!

Правильный вариант написания слова: форс-мажор

Правило

Это слово, которое мы рекомендуем запомнить. Для проверки правильности написания используйте орфографический словарь русского языка, например, под редакцией Д.Н.Ушакова.

Слово иностранного происхождения, от французского Force majeure — «высшая сила».

Буква о после шипящих ж, ч, ш, щ пишется:

1) под ударением в корнях русских слов. где нет чередования с е;

Примеры: изжога, шов, шорох

2) В безударном положении в корнях некоторых слов иностранного происхождения и имен собственных;

Примеры: шоколад, жокей, Шопен, Шотландия

3) Под ударением в суффиксах и окончаниях имен существительных и прилагательных, в суффиксах наречий.

Примеры: девчонка, большого, свежо.

Буква ё пишется под ударением:

1) в корнях русских слов, если возможно чередование с е;

Примеры: печёночный (печень), чёрный (чернеть), шёпот (шептать), жёлтый (желтизна), щёлочь (щелочной)

2) в суффиксе -ёв (ыва)- и окончаниях глаголов;

Примеры: выкорчёвывать, поджёг (поджёг бумагу)

3) в суффиксе -ёр в именах существительных иностранного происхождения;

Примеры: дирижёр, ретушёр, массажёр, ухажёр (русского происхождения, но пишется по подобию с иноязычными словами).

4) в формах местоимений и образованных от них словах;

Примеры: о чём, почём, никчёмный.

5) суффиксах причастий, отглагольных имен прилагательных и имен существительных.

Примеры: тушённый, разглашённый, сожжённый, ночёвка, бечёвка, тушёнка.

Примеры использования и цитаты

Книга: «Дикие карты» будущего. Форс-мажор для человечества

<<< Назад
Чернобыль – катастрофа или пролог к катастрофе?
Вперед >>>
Глава 3 Отравленные страхом: социальное барьерное торможение

Скрыть рекламу в статье

Информационные катастрофы

Объективный анализ не позволяет отнести Чернобыль к «сверхкатастрофам» ни по одному параметру, кроме прямых материальных убытков.

На фоне финансового кризиса 2008 года чернобыльские 250 или 500 миллиардов долларов в ценах 2010 г. не смотрятся: только за октябрь 2008 года совокупные потери мировых финансовых учреждений составили 2,8 триллиона долларов, суммарные потери превысили 10,5 триллионов долларов. Несколько меньшие потери принес «кризис доткомов» 2000–2002 гг., когда суммарные потери составили около 5 триллионов долларов. Кризис 1929 года, по-видимому, вне конкуренции, но точно определить объем потерь очень сложно. Прямые убытки США составили около 60 миллиардов долларов 1929 года. В ценах 2010 года это около 730 миллиардов долларов. Тогда совокупные потери американской экономики должны быть от 7 до 8 триллионов долларов, а мировой капиталистической экономики – порядка 25 триллионов долларов.

Субъективно, по своим социальным, психологическим и технологическим последствиям Чернобыль сверхкатастрофой, несомненно, является.

Вставка 1. Оценка информационной величины катастрофы

Для того, чтобы оценить информационный эффект техногенной или природной катастрофы можно воспользоваться следующим простым алгоритмом:

1. На одном языке, в максимальной близкой семантике, в одной и той же поисковой системе запросить количество Интернет-ресурсов по данным ключевым словам (например катастрофа «Титаника», 1912, Чернобыльская катастрофа, 1986, Галифакская катастрофа, 1917 и т. д.).

2. Определить первичное число сайтов Sp и документов Dp, посвященных данной катастрофе.

3. Учесть аберрацию восприятия, вызванную прошедшим со времени катастрофы временем. Понятно, что давние катастрофы забываются, выпадают из общественного внимания и поэтому гораздо хуже представлены в мировой Сети. Поскольку за последние 40 лет произошло две совершенно одинаковые катастрофы – гибель «Челленджера» в 1986 году и гибель «Колумбии» в 2003 году: совпадают материальные потери, количество погибших, тип технической системы, – есть возможность оценить эффект забывания. В принципе, допустимо использование обычного линейного приближения. Но с точки зрения практической психологии более адекватна следующая оценочная функция: значимость события для общественного мнения уменьшается в четыре раза за четыре года по экспоненциальному закону, далее падает линейно. Анализируя совместно катастрофы «Челленджера» и «Колумбии», можно определить наклон прямой в 461,54 сайтов за год. Тогда можно искусственно «перенести» все катастрофы к одной и той же дате, например, к 2010 г. В астрономии таким способом определяется абсолютная звездная величина: все объекты условно помещаются в 10 парсеках от солнца.

4. Мы получаем приведенное число сайтов S и приведенное число документов D для всей совокупности катастроф, то есть число ресурсов, на которых упоминались бы данные катастрофы, если бы они произошли одновременно в 2010 году.

5. Вновь воспользуемся практикой астрономии и введем понятие, называемое «абсолютная информационная величина катастрофы». А = (-2,51gS-2,51gD)/2+ нормировочная константа.

6. Введем понятие «эталонной катастрофы». В данной работе в качестве эталонной рассматривается гибель «Boeing В-747» авиакомпании JAL в Японии в 1985 году. Это – самая крупная одиночная катастрофа в истории гражданской авиации (больше людей погибло в 1977 г. на Тенерифе, но там столкнулись два самолета). По определению для эталонной катастрофы А = 0, следовательно в нашем случае константа равна 10,185.

Следовательно: А = l,251gSD + 10,185

7. В данном вычислительном аппарате минимальная абсолютная информационная величина катастрофы – имеется один сайт с одним документом – составляет +10,185. Абсолютные величины катастроф различаются на единицу, если количество информации, представленной в Сети, различается в 2,512 раза. Катастрофы с А<0 будем относить к сверхкатастрофам.


В таблице ясно выделяется «гиперкатастрофа» – террористический акт 11 сентября 2001 года с разрушением Всемирного Торгового Центра – абсолютная величина -7,30. Это событие, ознаменовавшее завершение «барьерного торможения» и начало видимого «невооруженным глазом» постиндустриального кризиса, должно рассматриваться как фазовая катастрофа, значение которой далеко выходит за узкие рамки разрушения технической системы или даже гибели большого количества людей.

Выделение этой «гиперкатастрофы» в отдельную позицию, огромное общественное внимание к ней, обусловившее высокий показатель абсолютной информационной величины, понятно и оправдано.

Далее идут «сверхкатастрофы». В этом ряду знаковых для Человечества событий Чернобыль (-4,91) занимает первое место с таким отрывом, что естественно выделить его в отдельный класс.

Следующий класс – это «обычные сверхкатастрофы» – «Титаник» (-4,44), гибель «Колумбии» (-4,22), трагедия «Доны Паз» (-4,10), цунами 2004 года (-4,04). Вполне вероятно, что более точный учет аберрации восприятия повысит абсолютную величину катастрофы «Титаника» и понизит ее у «Колумбии».

Катастрофы данного класса будем относить к «знаковым».

Далее, три катастрофы – Спитак, столкновение «Боингов-747» на Тенерифе и гибель «Челленджера» – имеют абсолютную информационную величину от -2,45 до -2,25. За ними идет несколько трагических событий с показателями от -1,86 до -1,03. Около нуля абсолютная информационная величина у землетрясения в Китае и катастрофы «Боинга-747» в Найроби.

Оценить отклонение информационной оценки катастрофы от ее материального содержания можно с помощью следующего графика:

Здесь по оси X отложена абсолютная информационная величина катастрофы, а по оси Y – логарифмический эквивалент числа погибших (на графике отсутствуют «Челленджер» и «Колумбия» ввиду очень малого на фоне остальных трагических событий числа погибших).

На графике ясно выделяется «главная последовательность», изображенная пунктиром. Катастрофы, находящиеся выше и левее главной последовательности, информационно недооценены, находящиеся ниже и правее – переоценены. Вновь четко прослеживается выделенность терактов 11 сентября 2001 года, Чернобыля и «Титаника».

Итак, «информационный Чернобыль» гораздо значимее, чем «материальный Чернобыль», и уже одно это дает нам все основания отнести эту катастрофу к явлениям постиндустриального характера. Поскольку все без исключения последствия ядерной аварии 26 апреля 1986 года привели к торможению технологического развития, мы вправе рассматривать «информационный Чернобыль» как один из механизмов «барьерного торможения».

Попробуем понять основные механизмы, приведшие к возникновению социально-психологического чернобыльского феномена.

В «Мифах Чернобыля» мы указывали, что радиация, по мнению малообразованного населения и адептов «зеленых», обладает всеми признаками дьявола: она невидима, неощутима, находится «везде». Она убивает, калечит детей в утробе матери, вызывает импотенцию и бесплодие. От нее невозможно укрыться, разве что в бронированной камере. «Тьфу ты черт! Вот далась им эта бронированная камера» (М. Булгаков).

Эти представления подогреваются некоторыми медиками, стараниями которых была введена в информационный оборот концепция беспорогового радиационного ущерба. Согласно данной доктрине, безвредных доз радиации не существует. Некоторые договорились до того, что малые дозы радиации опаснее, чем большие. «– Тогда чем вам не угодил Чернобыль? – публично спросил В. Асмолов. – Он же повысил дозы».

Понятно, что беспороговая концепция опровергается наличием естественного радиационного фона и нашим пониманием эволюционного процесса как приспособления биоты к природным условиям на Земле. Кстати, аппарат наследственности, двойная спираль ДНК формировались до «кислородной революции». Озонового слоя тогда не было, солнечный ультрафиолет и рентген прожаривали планету. Думается, генетические риски при радиационных поражениях носят вторичный характер: сначала ломается что-то другое.

Но рациональными аргументами, а равным образом и статистическими таблицами нельзя справиться со страхом. Проблема барьерного торможения связана с возрастанием иррационального начала в человеческой и социальной жизни, другими словами – с возрождением всевозможных суеверий.

«Вы все клялись, что вы твердокаменные материалисты, а, в сущности говоря, вы все балансируете на грани веры, вы готовы поверить почти во что угодно. В наше время тысячи людей балансируют так, но находиться постоянно на этой острой грани очень неудобно. Вы не обретете покоя, пока во что-нибудь не уверуете. Потому-то мистер Вэндем прошелся по новым религиям частым гребнем, мистер Олбойн прибегает к Священному писанию, строя свою новую религию, а мистер Феннер ворчит на того самого бога, которого отрицает. Вот в этом-то и есть ваша двойственность. (…) Теперь стоит сказать «О, это не так просто!” – и фантазия развертывается без предела, словно в страшном сне. Тут и собака что-то предвещает, и свинья приносит счастье, а кошка – беду, и жук – не просто жук, а скарабей. Словом, возродился весь зверинец древнего политеизма – и пес Анубис, и зеленоглазая Пахт, и тельцы васанские. Так вы катитесь назад, к обожествлению животных, обращаясь к священным слонам, крокодилам и змеям, и все лишь потому, что вас пугает слово «человек ”» (Г. Честертон).

<<< Назад
Чернобыль – катастрофа или пролог к катастрофе?
Вперед >>>
Глава 3 Отравленные страхом: социальное барьерное торможение

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *