Концепция развития гражданского законодательства 2009



* ЕЖЕГОДНЫЕ НАУЧНЫЕ ЧТЕНИЯ ПАМЯТИ ПРОФЕССОРА С. Н. БРАТУСЯ *

О Концепции развития законодательства о юридических лицах

Е. А. Суханов

Содержание Концепции развития законодательства о юридических лицах (далее — Концепция), являющейся составной частью общей Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, определяется рядом общих подходов, требований и принципов. К ним прежде всего относятся необходимость упрощения и унификации законодательного регулирования в этой области; устранение множественности действующих здесь законов и их взаимных противоречий; повышение роли ГК РФ в регулировании статуса юридических лиц.

При этом важно отметить, что перечисленные положения стали результатом анализа реального состояния действующего законодательства о юридических лицах, а также судебной практики его применения, проведенного рабочей группой по созданию этой части Концепции, которая в значительной мере состояла из работников ВАС РФ, а не абстрактных теоретико-догматических рассуждений, хотя они, безусловно, опираются и на определенную научно-теоретическую базу.

Как известно, статус юридических лиц в настоящее время определяется

Суханов Евгений Алексеевич — заведующий кафедрой гражданского права юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

не только общими положениями ГК РФ, но и множеством отдельных федеральных законов, нередко противоречащих как друг другу, так и ГК РФ. Общее состояние дел здесь нельзя назвать иначе как хаотическим.

В самом деле, например, статус кооперативов регулируется десятью отдельными законами, включая и Закон СССР от 26 мая 1988 г. № 8998^ «О кооперации в СССР»1, до сих пор действующий в отношении отдельных видов потребительских кооперативов. Существование некоторых из этих законов не определяется какой-либо насущной потребностью. В частности, Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. № 215-ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах»2 после закономерного краха «Социальной инициативы» — наиболее «яркой» из таких организаций, отчетливо показавшей фактические цели создания подобной разновидности кооперативов, — практически не работает и вполне может быть безболезненно отменен. Совершенно излишним является Федеральный закон от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации»3, поскольку есть Федеральный закон от 8 мая 1996 г. № 41-ФЗ «О производственных кооперативах»4. Невысо-

1 См.: ВВС СССР. 1988. № 22. Ст. 355.

2 См.: СЗ РФ. 2005. № 1 (ч. 1). Ст. 41.

3 См.: СЗ РФ. 1995. № 50. Ст. 4870.

4 См.: СЗ РФ. 1996. № 20. Ст. 2321.

ким юридическим качеством и соответствующей ему практической эффективностью обладают федеральные законы от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан»5 и от 19 июля 1998 г. № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)»6 , которые в своем нынешнем виде подлежат безусловной отмене, а содержащиеся в них немногочисленные полезные нормы о статусе этих юридических лиц вполне могут быть инкорпорированы в общие законы о кооперативах. Поэтому представляется, что вместо десятка отдельных законов в этой сфере достаточно иметь два закона: о производственных и о потребительских кооперативах (разумеется, при наличии соответствующих общих норм в ГК РФ).

Статус хозяйственных обществ регулируется лишь двумя федеральными законами — от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах»7 и от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»8. Однако содержащаяся в них регламентация в отдельных случаях не только противоречит общим нормам ГК РФ (особенно это касается статуса акционерных обществ), но и отличается крайней нестабильностью, ибо изменения в них вносятся едва ли не каждый месяц. Более того, результатом этих изменений стало появление в этих законах собственных норм о недействительных сделках (а ведь недействительные сделки согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ признаются таковыми только по основаниям, предусмотренным ГК РФ), об исковой давности и порядке ее исчисления, об объектах права собственности и т. д.

5 См.: СЗ РФ. 1998. № 16. Ст. 1801.

6 См.: СЗ РФ. 1998. № 30. Ст. 3611.

7 См.: СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 1.

8 См.: СЗ РФ. 1998. № 7. Ст. 785.

В результате законодательство о хозяйственных обществах приобрело весьма опасную тенденцию постепенного обособления от общего гражданского законодательства. Поэтому представляется назревшим, во-первых, существенное расширение регулирования этих отношений непосредственно нормами ГК РФ; во-вторых, консолидация этих двух законов в единый закон «О хозяйственных обществах». В перспективе возможна полная инкорпорация норм этого закона в ГК РФ, как это имело место в ГК РСФСР 1922 г., в дореволюционном проекте Гражданского уложения, а в настоящее время имеет место в ряде развитых зарубежных правопорядков — в Швейцарии, Нидерландах и др.

Вместе с тем с учетом последних законодательных изменений статуса обществ с ограниченной ответственностью следует признать целесообразным давно назревший отказ от конструкции закрытых акционерных обществ (которые в значительной мере лишь дублируют статус и деятельность обществ с ограниченной ответственностью, принципиально отличаясь от них только наличием «акций», которые в закрытых акционерных обществах фактически нередко и не эмитируются), а также обществ с дополнительной ответственностью, не получивших реального распространения. Такие шаги также призваны упростить и унифицировать наиболее востребованную имущественным оборотом систему хозяйственных обществ как юридических лиц.

Следует подчеркнуть необходимость сохранения «двухуровневого» регулирования статуса юридических лиц (общие нормы — в ГК РФ, а специальные — в отдельных законах), исключая появление здесь «промежуточных» законов, например закона «О реорганизации юридических лиц». С этой точки зрения явно излишним представляется Федеральный закон от 12 января 1996 г.

№ 7-ФЗ «О некоммерческих органи-

9 «

зациях»9, который создавался исключительно с целью введения в гражданское право двух новых, но не очень-то и необходимых ему организационно-правовых форм — некоммерческого партнерства и автономной некоммерческой организации (в действительности он не регулирует даже самым общим образом статус всех некоммерческих организаций, например совершенно не касается статуса бюджетных учреждений). Он же, как известно, стал юридической базой для создания государственных корпораций, а теперь еще и государственных компаний, также породивших серьезные практические проблемы.

Выход из этой ситуации очевиден: в ГК РФ должен быть закреплен исчерпывающий перечень не только коммерческих, но и некоммерческих организаций, поскольку невозможно бесконечно плодить все новые и новые организационно-правовые формы этих юридических лиц. Ведь каждый закон в данной области создает новую организационно-правовую форму—политическую партию, профсоюз, общественную организацию, торговую палату, адвокатское объединение и т. д. Так, Российская академия наук существует теперь в организационно-правовой форме «государственной академии». Эту тенденцию следует решительно пресечь.

Ведь в действительности речь идет не о новых организационно-правовых формах юридических лиц, а лишь о разновидности корпоративного объединения. Представляется, что для некоммерческих организаций вполне достаточно иметь пять организационно-правовых форм: три корпоративных (потребительский кооператив, общественная или религиозная организация, ассоциация или союз) и две унитарных (фонд и учреждение). Нормы о них должны содержаться непосредственно в

9 См.: СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 145.

ГК РФ и исчерпывающим образом регулировать статус всех этих организаций как юридических лиц — участников гражданского (имущественного) оборота. Разумеется, этим никак не затрагивается содержательная сторона деятельности некоммерческих организаций, урегулированная специальными законами (речь идет только о тех ситуациях, когда они выступают в роли юридических лиц — субъектов гражданского права). Для таких случаев специальные законы должны ограничиваться только признанием этих организаций юридическими лицами и последующей отсылкой к соответствующим нормам ГК РФ.

Если же некоммерческие организации собираются наряду со своей основной деятельностью еще и участвовать в предпринимательской деятельности, т. е. становиться активными, постоянными участниками гражданских правоотношений, к ним должны быть предъявлены и соответствующие дополнительные требования, гарантирующие соблюдение интересов их контрагентов и вместе с тем определенным образом ограничивающие возможность постоянного предпринимательства под маской некоммерческой организации. Такие юридические лица вправе заниматься не любыми видами предпринимательства, а лишь соответствующими основному профилю их деятельности (например, вузы вправе оказывать научные и образовательные услуги, но не вправе заниматься розничной торговлей). Такие виды деятельности должны быть исчерпывающим образом перечислены в их уставах (учредительных документах). Наконец, эти юридические лица должны иметь и определенный уставный капитал, хотя бы в размере минимального уставного капитала обществ с ограниченной ответственностью.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, предполагается сохранение законодательного деления юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации

и соответствующего различия в их правовом статусе. Вместе с тем представляется назревшим закрепление в ГК РФ понятия корпоративной организации (корпорации), ибо многие «корпоративные» вопросы должны решаться единообразно и общим образом, причем непосредственно нормами ГК РФ. Это касается, например, вопросов принятия и исключения из числа членов корпорации, их права на участие в управлении корпорацией, включая право на информацию о деятельности этой организации и ее органов, и т. п.

В результате этого появляется необходимость законодательного закрепления традиционного для европейского континентального права деления юридических лиц на корпорации и организации некорпоративного типа. К первым следует отнести шесть видов юридических лиц: хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы (коммерческие организации), а также потребительские кооперативы, общественные или религиозные организации, ассоциации или союзы (некоммерческие организации). Количество вторых существенно меньше: это унитарные предприятия (коммерческие организации), а также фонды и учреждения (некоммерческие организации). Ясно, что этот перечень исчерпывающий.

Что касается «юридических лиц публичного права», предложения о признании которых особой разновидностью юридических лиц время от времени стали появляться главным образом в некоторых научных работах (отнюдь не только и не столько цивилистических), то необходимо иметь в виду следующие обстоятельства. Прежде всего, категория юридического лица публичного права, появившаяся и существующая прежде всего в правопорядках германского типа, является порождением их особого национально-исторического развития. Не случайно поэтому она по-разному выглядит, например, в Германии (где к таким субъектам

относятся не только органы публичной власти, но и торговые палаты, университеты и т. п.) и Австрии (где речь идет прежде всего о гражданско-правовом статусе земель, муниципалитетов и тому подобных публично-правовых образований). Иначе говоря, какие-либо единые «стандарты» для этой категории отсутствуют.

Относительно возможности ее признания в отечественном праве появляется ряд сложных и трудноразрешимых практических вопросов: кто собственник имущества такого юридического лица? Если это — государство (публично-правовое образование), то какое право на это имущество у самого юридического лица, каковы его пределы и чем оно будет отвечать перед своими контрагентами? Если же собственником этого имущества считать само юридическое лицо, то это означает необоснованную приватизацию публичного имущества (подобную той, которая фактически уже имеет место при создании госкорпораций и госкомпаний).

Далее, необходимо ли такое юридическое лицо в качестве самостоятельного участника гражданских правоотношений наряду с создавшим его государством (публично-правовым образованием) и не следует ли лишить государство гражданской правосубъектности? Авторы, отстаивающие необходимость этой конструкции, обычно пренебрегают тем обстоятельством, что в отечественном гражданском праве, в отличие от германского гражданского права, отсутствие «юридических лиц публичного права» традиционно восполняется признанием самостоятельной гражданской правосубъектности за публично-правовым образованием в целом. В конечном итоге все это приводит к выводу об отсутствии практической потребности в признании российским гражданским правом категории юридического лица публичного права.

Принципиальным направлением развития законодательства о юри-

дических лицах, предлагаемым в Концепции, является определенное ужесточение требований к созданию, регистрации, реорганизации и ликвидации юридических лиц, особенно хозяйственных обществ, и усиление имущественной ответственности их органов (руководителей) и учредителей. При оценке обоснованности этого подхода в конечном итоге неизбежно приходится обращаться к традиционной теоретической проблеме сущности юридического лица.

Здесь вновь выявляется практическая непригодность и бесплодность абстрактно-теоретических рассуждений о сущности юридического лица как о некоем «коллективе предпринимателей и/или работников» или «новом качестве Жизни Человека» и тому подобных надуманных подходов. Надо прежде всего ясно понимать, что конструкция юридического лица создает известную опасность для имущественного оборота, ибо его учредители заведомо ограничивают свою ответственность перед всеми другими его участниками, по сути перекладывая на них свои имущественные риски. Поэтому использование конструкции юридического лица всегда связано с определенными ограничениями, составляющими известные гарантии для всех участников имущественных отношений от возможных злоупотреблений этим институтом (к числу которых относится, в частности, требование наличия минимального уставного капитала).

Иными словами, практическое применение института юридического лица должно опираться на некоторый баланс интересов предпринимателей, участвующих в экономической деятельности под маской юридического лица, и всех остальных участников этой деятельности, в том числе граждан-потребителей. Следует признать, что в нашем действующем законодательстве этот баланс явно нарушен в пользу предпринимателей, ибо оно предоставля-

ет им практически неограниченные возможности быстрого создания юридических лиц, обычно — с символическим уставным капиталом, в весьма небольшой размер которого можно к тому же засчитывать (вносить) вовсе не деньги, а любое имущество, вплоть до старой мебели и одежды.

Как практически используются эти возможности? Из примерно 4 млн зарегистрированных юридических лиц 3 млн, т. е. 75%, составляют общества с ограниченной ответственностью, тогда как производственные кооперативы насчитывают менее 23, 5 тыс., т. е. 0, 05% от общего числа юридических лиц, а число полных и коммандитных товариществ вообще исчисляется единицами (соответственно менее 500 и 700, т. е. всего менее 1200). Это говорит о явном перекосе в системе юридических лиц. При этом из 3 млн обществ с ограниченной ответственностью едва ли не большая часть — «фирмы-однодневки» и «пустышки» без имущества и реальных участников, нередко созданные по подложным документам и использующиеся в основном для совершения различных злоупотреблений.

Поэтому предлагается существенно, в несколько раз, повысить минимальный размер уставного капитала хозяйственных обществ и установить правило о его внесении в денежной, а не в иной имущественной форме, чтобы эти организационно-правовые формы крупного и среднего бизнеса имели реальный, а не символический характер. Следует также прямо признать, что хозяйственные общества предназначены не для мелкого, а именно для крупного (особенно акционерные общества) и среднего бизнеса. Для малого бизнеса должны в большей мере использоваться организационно-правовые формы кооперативов, а также товариществ, вообще не требующих никакого минимального уставного капитала и организационной структуры. Строго говоря, малый бизнес во многих случаях не нуждается в фор-

ме юридического лица, а вполне может развиваться индивидуальными предпринимателями.

Здесь-то и проявляется подлинная сущность юридического лица как персонифицированного имущества, которым готовы рисковать и жертвовать предприниматели. Они-то прекрасно понимают существо дела и именно поэтому активно противодействуют перечисленным предложениям, настаивая либо на сохранении status quo, либо на разработке для них таких организационно-правовых форм деятельности, которые исключали бы для них сколько-нибудь серьезный риск и реальную имущественную ответственность. Об этом приходится постоянно слушать на публичных обсуждениях Концепции, особенно с участием представителей различных предпринимательских объединений.

Но ведь экономический риск не исчезает — он просто перекладывается на других участников имущественного оборота, т. е. прежде всего на граждан-потребителей. Когда же говорят о возможности легкого обхода таких законодательных требований (в частности, путем изъятия у юридического лица внесенных учредителями средств на другой день после его регистрации), то, во-первых, давно известны законодательные препятствия такого рода действиям, а во-вторых, это свидетельствует о том, что такие предприниматели изначально собираются участвовать в бизнесе недобросовестным образом. Надо ли законодательно поддерживать подобные устремления? Едва ли.

Иногда предприниматели и их лоббисты ссылаются на современный европейский опыт, позволяющий создавать компании с символическим уставным капиталом (например, с одним фунтом стерлингов в Англии и одним евро в Германии). Действительно, в Германии с ноября 2008 г. разрешается создавать общества с ограниченной ответственностью с уставным капиталом до одного евро. Однако при этом учре-

дители и участники такого общества до момента образования у него обычного уставного капитала в размере минимум 25 тыс. евро несут личную и неограниченную имущественную ответственность по долгам созданного ими общества. При таком подходе вполне можно согласиться и с существованием «компаний 1 евро»10.

Следует также иметь в виду, что в Западной Европе имеются две основные системы создания и функционирования юридических лиц, которые условно можно назвать «английской» и «германской». Первая из них предъявляет либеральные требования к уставному капиталу и регистрации юридического лица, но весьма жесткие требования к его последующему функционированию, прежде всего включающие строгую и тщательную отчетность, просрочка в представлении или фальсификация которой влечет для предпринимателей уголовную ответственность. Вторая система, наоборот, предъявляет достаточно жесткие требования к созданию юридического лица, но либерально относится к его дальнейшему функционированию. Отечественные предприниматели и поддерживающие их чиновники Минэкономразвития России хотели бы соединить либеральные черты обеих систем, отбросив имеющиеся ограничения, и тем самым создать невиданный нигде в мире сверхлиберальный подход к юридическим лицам, который может вести (и ведет) только к развитию многообразных злоупотреблений.

С этой точки зрения очевидной становится необходимость совершенствования действующего законодательства о регистрации юридических лиц. В своем нынешнем виде

10 Подробнее об этом и о требованиях к созданию обществ с ограниченной ответственностью, предъявляемых в других западноевропейских правопорядках, см.: Суханов Е. А. О развитии статуса компаний в некоторых европейских правопорядках // Вестник гражданского права. 2009. № 2. Т. 9. С. 266—272.

оно весьма либерально: не требуется проверка соответствия действительности данных, представляемых на регистрацию, что позволяет регистрировать многочисленные общества с ограниченной ответственностью на подставных лиц, а уведомительный по сути порядок внесения изменений в зарегистрированные учредительные документы позволяет осуществлять разнообразные корпоративные захваты (незаконное изъятие и перераспределение долей участников). В таких условиях о публичной достоверности данных государственного реестра юридических лиц остается только мечтать.

Но тогда возникает вопрос о смысле ведения этого реестра: если он ничего не подтверждает, а фактически является лишь перечнем потенциальных налогоплательщиков, зачем он нужен в гражданско-правовых отношениях? Предприниматели смотрят на него как на одну из бюрократических препон на своем пути, которую надо обойти как можно скорее и с минимальными потерями. Но ведь смысл государственного реестра юридических лиц другой: он служит одной из гарантий защиты интересов третьих лиц, т. е. всех остальных участников гражданских правоотношений. Понятно, что в этом качестве он не очень-то нужен нашим предпринимателям, особенно в период, когда они начинают свой бизнес. Они вспоминают о нем лишь в случаях, когда сами становятся жертвами своих коллег по бизнесу, осуществивших очередной «корпоративный захват».

Между тем, например, в Нидерландах регистрацию юридических лиц осуществляют торговые палаты, которые обязаны направлять на проверку в Министерство юстиции сведения об учредителях, проверяемые затем в течение месяца. Поэтому там невозможно зарегистрировать компанию за один день и по украденному паспорту или по паспорту бомжа, что широко практикуется в отечественном правопорядке. Оче-

видно, что «либеральный» принцип «одного окна» и регистрация юридического лица за несколько минут в «электронной форме» в действительности лишь способствуют злоупотреблениям, в связи с чем от них рано или поздно придется отказываться. Регистрация, результаты которой обладают публичной достоверностью (а в ином случае она просто теряет гражданско-правовой смысл), неизбежно требует юридически квалифицированной проверки (экспертизы) учредительных документов и личности учредителей, а следовательно, и определенного времени, и осуществления не налоговыми, а специализированными организациями.

Вместе с тем наряду с усилением требований к достоверности данных государственной регистрации юридических лиц необходимо и определенное упрощение ее оформления, в частности путем введения примерных уставов обществ с ограниченной ответственностью и, возможно, некоторых других юридических лиц (в пользу чего говорит и современный европейских опыт).

Действующим законодательством крайне упрощен порядок реорганизации юридических лиц. Так, акционерное законодательство допустило разделение или выделение акционерных обществ, осуществляемое одновременно (одномоментно) со слиянием или присоединением и преобразованием, когда, например, из акционерного общества выделяется общество с ограниченной ответственностью, которое одновременно сливается с другим акционерным обществом. Очевидно, что в таких ситуациях не только «оптимизируются» расходы компаний на реорганизацию, но и весьма упрощаются возможности их ухода от реальной ответственности перед своими кредиторами (реальное имущество при этом вполне может «исчезнуть», а долги оказаться у убыточных компаний). С этой точки зрения представляется необходимым в интересах всех других

участников оборота ограничение такого рода возможностей.

Серьезные сомнения в своей обоснованности вызывает и законодательно закрепленная возможность преобразования коммерческих организаций в некоммерческие (например, акционерных обществ — в некоммерческие партнерства) и наоборот, что, помимо прочего, также грозит интересам кредиторов и «мино-ритариев» реорганизуемых обществ. В связи с этим представляется необходимым введение давно известного многим развитым европейским пра-вопорядкам запрета реорганизации коммерческих организаций в некоммерческие и наоборот (при принципиальном разрешении любых преобразований в рамках этих двух видов юридических лиц).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Весьма полезным представляется также усиление личной имущественной ответственности учредителей (участников) и руководителей (органов) юридических лиц, прежде всего хозяйственных обществ, за результаты своей деятельности, причем не только перед контрагентами созданных ими компаний (даже англо-американское право практикует здесь принцип «снятия корпоратив-

ной маски», предполагающий возможность возложения имущественной ответственности по долгам юридического лица непосредственно на его учредителей или участников), но и перед меньшинством участников компании, интересами которого наше законодательство во многих случаях фактически пренебрегает.

Результатом реализации положений и подходов, закрепленных в Концепции развития законодательства о юридических лицах, должно стать представляющееся необходимым повышение роли ГК РФ в регулировании статуса юридических лиц, сосредоточении именно в нем большинства соответствующих норм, что позволит сделать их непротиворечивыми и стабильными, в большей мере сориентировав их содержание и направленность на развитие добросовестного имущественного оборота.

Библиографический список

Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М., 2009.

Суханов Е. А. О развитии статуса компаний в некоторых европейских правопорядках // Вестник гражданского права. 2009. № 2. Т. 9.

I. ВВЕДЕНИЕ

1. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (Концепция) подготовлена на основании Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 года № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации».

2. Концепция исходит из того, что за время, прошедшее с начала 90-х годов прошлого столетия, в России, в основном, сложилось экономически, социально и логически обоснованное и в целом оправдавшее себя современное гражданское законодательство. Основой и ядром этого законодательства стал Гражданский кодекс Российской Федерации 1994 — 2006 г. (Гражданский кодекс, ГК) – система принципиальных и наиболее важных правовых норм, являющихся в значительной части общими для всего гражданского законодательства, и в определенной части – для российского законодательства вообще (нормы о субъектах гражданского права, о собственности, о защите нематериальных благ и др.). Гражданский кодекс России прошел проверку временем, обширной практикой применения (прежде всего, судами) и объективной доктринальной оценкой. Интересы стабильности гражданско-правового регулирования и устойчивости экономических отношений и гражданского оборота в стране требуют поддержания основополагающей роли ГК в системе гражданского законодательства и бережного сохранения на будущее большинства его норм. Поэтому Концепция не предполагает ни новую кодификацию отечественного гражданского законодательства, ни даже подготовку новой редакции ГК.

3. Вместе с тем, с начала 90-х годов, когда стало создаваться действующее гражданское законодательство и когда была разработана и принята определяющая его принципиальное содержание часть первая ГК (1994 г.), в стране произошли важные экономические и социальные преобразования, не получившие должного отражения в этом законодательстве. В 1992-1994 годах Россия еще только встала на путь создания частной собственности и рыночной экономики, и хотя из гражданского законодательства было устранено все, что воплощало планово-административную регламентацию имущественных отношений, такое их регулирование, которое в полной мере отвечало бы потребностям социального государства с развитой рыночной экономикой, тогда еще не могло быть создано. В особенности это сказалось на регулировании отношений, образующих статику гражданского оборота, составляющих как бы «матрицу» для его динамичного развития – на определении организационно-правовых форм и статуса юридических лиц, видов и содержания вещных прав на имущество. Практически вне ГК, по прежней «советской традиции» находится регулирование гражданско-правовых отношений по поводу имущества, составляющего основу гражданского оборота – земли и других природных ресурсов. Притом регулирование это оказалось весьма запоздалым и несовершенным: первый Земельный кодекс Российской Федерации был принят только в конце 2001 года и за прошедшие 7 лет почти 40 раз подвергался серьезным изменениям. Многочисленные, в том числе серьезные экономические правонарушения на стадии становления рыночной экономики, часто совершающиеся под прикрытием норм гражданского права, выявили недостаточную для новых условий завершенность в законе ряда классических гражданско-правовых институтов, таких как недействительность сделок, создание, реорганизация и ликвидация юридических лиц, законные проценты, уступка требований и перевод долга, залог и др. В условиях демократического правового государства свобода и многовариантность экономического поведения участников гражданского оборота с самого начала предопределили в новом гражданском законодательстве России многообразие опосредующих этот оборот правовых норм и используемых в нем правовых средств. Однако в последующие годы обширная практика применения этого законодательства судами показала, что многие общие положения ГК нуждаются в дополнениях и детализации, отсутствие которых не может быть восполнено судебным толкованием. Кроме того, интенсивное развитие экономики вообще и финансового рынка в особенности требует адекватного этому развитию регулирования ценных бумаг и финансовых сделок. Научно-технический прогресс вообще и непрерывно нарастающие возможности использования информационно-телекоммуникационных сетей в частности, диктуют необходимость постоянного совершенствования законодательства о правах на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальных правах). Активные и результативные усилия, предпринятые в последние годы в рамках Европейского Союза по развитию коллизионного права, побуждают к сопоставимым изменениям отечественного международного частного права.

4. Сказанным определяются основные цели и соответствующие этим целям основные направления развития российского гражданского законодательства, предусматриваемого Концепцией. В основу формирования этих направлений в Концепции положено выявление и обобщение многочисленных конкретных потребностей совершенствования гражданского законодательства. При этом главная роль в реализации таких направлений в Концепции отводится модернизации Гражданского кодекса, прежде всего, его первой части как закона, определяющего предмет и принципы гражданского права и устанавливающего общие и наиболее важные правила гражданско-правового регулирования. На базе и с учетом предлагаемых в ГК изменений в Концепции намечен ряд серьезных изменений других федеральных законов, в том числе путем преобразования правовых институтов и отдельных отраслей законодательства. Такой подход соответствует Указу Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 года, предусматривающему разработку на основе Концепции в 2009-2010 годах законопроектов о внесении изменений в Гражданский кодекс (пункт «а» статьи 3). Вслед за этим, в течение 2011-2012 годов следует проделать большой объем работы по приведению в соответствие с Концепцией и с вытекающими из нее изменениями ГК обширного массива российского законодательства.

5. К настоящему времени назрела необходимость внесения в ГК двухпринципиальных изменений системного характера. В круг отношений, регулируемых гражданским законодательством и определяющих его предмет (статья 2 ГК), следует включить корпоративные отношения. Этим, в известной мере условным, названием охватывается уже достаточно четко обособившаяся группа интенсивно развивающихся отношений по созданию юридических лиц корпоративного типа, участию в них и связанным с таким участием обязательствам. Определение корпоративных отношений в качестве особого предмета гражданско-правового регулирования будет способствовать выявлению стабильных закономерностей их регулирования и дальнейшей кристаллизации этих закономерностей в виде соответствующих общих норм гражданского законодательства. В не меньшей степени необходимо создание в ГК комплекса взаимосвязанных институтов вещного права, имеющих своей основой право собственности и объединенных развернутой системой общих норм вещного права. Несмотря на то, что в условиях демократического общества, развитого рынка и правового государства эти институты должны составлять основу и ядро стабильности гражданского права, в действующем законодательстве многие из них отсутствуют, а другие лишь намечены «пунктирно» с серьезными при этом искажениями. В отличие от большинства развитых западных правопорядков в российском законодательстве не создана система стабильных вещных прав на землю и другие природные ресурсы. Реализация Концепции должна привести к ее созданию, что повлечет перераспределение соответствующего нормативного материала между ГК и комплексными законами природоресурсного законодательства.

6. Развитие экономики и становление гражданского общества требуют использовать все возможные меры и средства гражданского законодательства, чтобы обеспечить добросовестное и надлежащее осуществление гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей. С этой целью в Концепции предлагается широкий спектр мер, направленных на укрепление нравственных начал гражданско-правового регулирования — введение в гражданское законодательство принципа добросовестности в качество одного из наиболее общих и важных принципов гражданского права, конкретизацию лишаемых правовой защиты «иных форм злоупотребления правом», введение в ГК института преддоговорной ответственности по принципу culpa in contrahendo, существенная модификация многих норм о недействительности сделок и др. Этой же цели должны служить многочисленные намеченные в Концепции шаги по усилению и повышении эффективности гражданско-правовой ответственности. В числе многих предложенных в Концепции с этой целью мер введение солидарной ответственности лиц, составляющих орган юридического лица (пункт 3 статьи 53 ГК), возможность «снятия корпоративных покровов» по статье 56 ГК независимо от наступления несостоятельности юридического лица, установление ответственности юридического лица за несвоевременную и ненадлежащую актуализацию данных в Едином реестре юридических лиц, значительное усиление ответственности банковза ненадлежащее осуществление расчетов, ответственность без вины за передачу поддельной ценной бумаги,и др. Концепция содержит также ряд положений об усилении компенсаторной функции гражданского законодательства, значение которой выходит за рамки гражданско-правовой ответственности и которая направлена, главным образом, на поддержание стабильного гражданского оборота. С этой целью предусмотрено введение общих правил об исчислении и возмещении «абстрактных убытков», о случаях и условиях компенсации правомерно причиненных убытков, и др.

7. Центральное место в Концепции занимают положения, предусматривающие для развития и эффективного функционирования экономики дальнейшее детальное развитие гражданского законодательства, путем восполнения обнаружившихся в нем пробелов, превращения в общие нормы (генерализации) ряда имеющихся частных правил, пополнения законодательства новыми институтами, уточнения норм, допускающих неоднозначное толкование. Так, ряд новых для действующего законодательства вещных прав предлагается ввести в раздел II ГК. Предусматривается пополнение ГК правилами о публичных акционерных обществах, нормами о возможности и последствиях оспаривания незаконной реорганизации юридических лиц, системой норм о бездокументарных ценных бумагах, о залоге прав по договору банковского счета и вклада, о «металлических счетах» и договоре вклада драгоценных металлов и т.д. Особо важными для развития гражданского законодательства являются положения Концепции, предусматривающие создание в ГК новых общих правил либо придание более широкой сферы действия нормам, уже установленным ранее в ГК для отдельных видов отношений. По существу должны быть заново созданы и помещены в ГК общая часть вещного права, общие нормы о государственной регистрации имущественных прав, о ценных бумагах и об их обращении. Подлежат превращению в общие нормы многие правила, пока специально установленные только для АО или только для ООО, нормы, пока предназначенные только для ипотеки, уже упоминавшееся правило об «абстрактных» убытках, действующее пока лишь для отношений по поставке, и многие другие специальные правила гражданских законов. Весьма значительной и, часто, скрупулезной детализации Концепция предлагает подвергнуть многие нормы общей части обязательственного права. Почти все предложения на этот счет, содержащиеся в Концепции, представляют собой выводы из анализа обширнейшей практики применения соответствующих норм арбитражными судами либо заимствование удачных решений, найденных при кодификации принципов договорного права в рамках УНИДРУА, в Европейском Союзе.

8. В Концепции предлагается несколько по иному взглянуть на соотношение частных и публичных элементов в гражданском праве. Поиск баланса между указанными элементами характерен для всей истории развития гражданского права. Концепция предлагает свое видение этого баланса, основанное на достижениях европейской доктрины частного права и учитывающее отечественные реалии, которые отражаются в судебной практике. В ряде случаев предлагается отказаться от публичных элементов регулирования в пользу частноправовых подходов. Таковы предложения об отказе от санкции конфискационного характера, содержащейся в статье 179 ГК, и об ограничении сферы применения аналогичной санкции для противонравственных сделок (статья 169 ГК). Сюда же относятся правила, допускающие соглашения участников хозяйственных обществ. На это направлено и ограничение круга ничтожных сделок, смещение акцента на оспоримость сделок, когда лишение их юридической силы зависит от частной воли участников правоотношения. Однако это не означает, что Концепция ориентирована только на усиление частноправовой составляющей. В общих интересах всех участников гражданского оборота, в интересах общества в целом влияние государства и как законодателя, и как судебной власти на содержание и состояние гражданского правопорядка в стране должно быть значительно усилено. По целому ряду вопросов предлагается ужесточение регулирования, придание ему большей императивности. Особенно это проявляется в вещном и корпоративном праве. Предлагаемая защита владения, четкие правила о способах защиты вещных прав и иные предложения по проблемам вещных прав направлены, прежде всего, на создание системы регулирования, в которой свобода усмотрения сторон ограничивается в интересах стабильности оборота и предсказуемости принадлежности правовых благ. В корпоративном праве предлагается ужесточить требования к регистрации юридических лиц, требования к видам и размеру вкладов в уставный капитал, допустить использование корпоративных форм, ограничивающих ответственность учредителя по долгам юридического лица, лишь при условии существенного вклада учредителя в уставный капитал. При этом Концепция исходит в целом из того, что гражданское право является правом частным, и частноправовой метод регулирования должен в нем преобладать, что не исключает применения средств воздействия публичного (административного, уголовного) права, предусмотренных соответствующим законодательством.

9. В особое направление предлагаемого Концепцией развития гражданского законодательства можно выделить те ее положения, непосредственной целью которых является обеспечение стабильности гражданско-правового регулирования и устойчивости гражданского оборота. Ряд таких положений Концепции направлен на упорядочение системы гражданского законодательства. Предлагается в принципе отказаться от «трехуровневой» системы гражданских законов, когда между ГК и развивающими его специальными законами предполагается создать «прослойку» в виде законов общего характера (о реорганизации юридических лиц, о собственности и т.п.). Необходимо сократить число законов об отдельных видах юридических лиц путем консолидации ряда таких законов (законов об АО и об ООО, законов о кооперативах) или даже полной отмены некоторых законов с перенесением отдельных норм в ГК (многие законы о некоммерческих организациях). Надо упорядочить образовавшееся в законодательстве нагромождение плохо согласованных норм о залоге, необходимы существенные исправления на уровне «юридической азбуки» в законодательстве о железнодорожном и внутреннем водном транспорте. При совершенствовании ГК и других актов гражданского законодательства необходимо обратить внимание на четкость и ясность используемых правовых конструкций. Так, можно без ущерба для дела упразднить конструкцию ЗАО, целесообразно установить исчерпывающий перечень организационно-правовых форм некоммерческих организаций, в анализе и коррекции нуждаются такие организационно-правовые формы юридических лиц как «госкорпорация» и «госкомпания».

10. При реализации Концепции все вытекающие из нее шаги по изменению ГК и других актов гражданского законодательства должны делаться таким образом, чтобы не создавать для участников гражданского оборота неоправданных препятствий и трудностей в их деятельности, осуществлении ими своих прав и исполнении обязанностей. Для воплощения новых норм в жизнь должны быть разработаны переходные положения, обеспеченные необходимыми гарантиями, в том числе значительными переходными периодами.

Совет при Президенте Российской Федерации

По кодификации и совершенствованию гражданского законодательства

103132, Москва, ул. Ильинка, д. 8

Телефон: 606-36-39, факс: 606-36-57

Проект

рекомендован Президиумом Совета к опубликованию в целях обсуждения (протокол № 3 от 18 марта 2009 г.)

КОНЦЕПЦИЯ

РАЗВИТИЯ

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

О ВЕЩНОМ ПРАВЕ

Москва

ВВЕДЕНИЕ. 4

1. О названии Раздела II Гражданского кодекса РФ.. 4

2. О структуре Раздела II Гражданского кодекса РФ.. 4

ВЛАДЕНИЕ. 6

1. Состояние и оценка действующего законодательства. 6

2. Предложения по изменению законодательства. 7

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ВЕЩНЫХ ПРАВАХ. 16

1. Состояние действующего законодательства и практики его применения. 16

2. Оценка действующего законодательства. 19

3. Предложения по совершенствованию законодательства. 21

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ.. 27

1. Состояние действующего законодательства и практики его применения. 27

2. Оценка действующего законодательства. 27

3. Предложения по совершенствованию законодательства. 45

Общая собственность. 64

1. Состояние действующего законодательства. 64

2. Оценка действующего законодательства. 64

3. Предложения по совершенствованию законодательства. 67

СЕРВИТУТЫ.. 72

1. Состояние и оценка действующего законодательства. 72

2. Предложения по совершенствованию правового регулирования. 73

ПРАВО ЗАСТРОЙКИ (СУПЕРФИЦИЙ) И ПРАВО ПОСТОЯННОГО ВЛАДЕНИЯ И ПОЛЬЗОВАНИЯ (ЭМФИТЕВЗИС) 84

1. Состояние действующего законодательства. 84

2. Оценка действующего законодательства. 85

3. Предложения по совершенствованию законодательства. 88

ПРАВО ЛИЧНОГО ПОЛЬЗОВЛАДЕНИЯ (УЗУФРУКТ). 89

1. Оценка действующего законодательства. 89

2. Предложения по совершенствованию законодательства. 89

ИПОТЕКА И ИНОЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАННОЕ (УЧТЕННОЕ) ЗалогОВОЕ ПРАВО.. 89

1. Состояние действующего законодательства и практики его применения. 89

2. Оценка действующего законодательства. 89

3. Предложения по совершенствованию законодательства. 89

Право приобретения чужой НЕДВИЖИМОЙ вещи.. 89

1. Анализ действующего законодательства. 89

2. Оценка действующего законодательства. 89

3. Предложения по изменению законодательства. 89

ПРАВО ВЕЩНЫХ ВЫДАЧ.. 89

1. Состояние и оценка законодательства. 89

2. Предложения по совершенствованию законодательства. 89

Право оперативного управления ИМУЩЕСТВОМ, ОТНОСЯЩИМСЯ К ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЛИ МУНИЦИПАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ.. 89

1. Анализ действующего законодательства. 89

2. Недостатки в правовом регулировании. 89

3. Предложения по совершенствованию законодательства. 89

О названии Раздела II Гражданского кодекса РФ

В настоящее время раздел Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующий вещные права, называется «Право собственности и другие вещные права». Это название правильно отражает содержание раздела, в котором главное место занимают нормы о праве собственности. Нормы о других вещных правах в этом разделе явно не преобладают, что не может быть признано безусловно правильным. Предлагаемая Концепция совершенствования вещного права основывается на идее необходимости создания полноценной системы ограниченных вещных прав, которая могла бы максимально удовлетворить потребности участников гражданского оборота в создании основанного именно на вещном праве (то, есть максимально стабильного и защищенного) режима пользования чужим имуществом. Это, в свою очередь, должно привести к существенному обогащению содержания Раздела II за счет более подробного регулирования прав на чужие вещи. В связи с изложенным было бы целесообразно дать разделу новое название – «Вещное право».

О структуре Раздела II Гражданского кодекса РФ

В связи с введением в ГК РФ новых структурных подразделений о владении и об отдельных ограниченных вещных правах предлагается изменить и саму структуру данного Раздела. Так, в Разделе II ГК РФ «Вещное право» необходимо выделить четыре подраздела: подраздел 1 «Владение», подраздел 2 «Общие положения о вещных правах», подраздел 3 «Право собственности», подраздел 4 «Ограниченные вещные права».

Подраздел 1 «Владение» будет включать в себя главу, посвященную регулированию владения и владельческой защиты. Необходимость выделения данного подраздела обосновывается тем, что владение не признается субъективным правом и потому включение положений о владении в подраздел об общих положениях о вещных правах было бы ошибочным.

Подраздел 2 «Общие положения о вещных правах» будет включать в себя несколько глав, в которых будет содержаться определение вещных прав, признаки всякого вещного права, перечень вещных прав, особенности регулирования вещных прав, указание на объекты вещных прав, а также особенности возникновения, осуществления, защиты и прекращения вещных прав.

Подраздел 3 «Право собственности» должен, очевидно, состоять из нескольких глав, в которых было бы сосредоточено регулирование (а) общих положений о праве собственности; (б) приобретения права собственности; (в) прекращения права собственности; (г) общей собственности; (д) особенности права собственности на земельные участки, участки недр и водные объекты; (е) особенности права собственности на здания, строения и другие недвижимые вещи; (ж) особенности права собственности на жилые и нежилые помещения.

Подраздел 4 «Ограниченные вещные права» также должен состоять из нескольких глав, каждая из которых должна регулировать соответствующее ограниченное вещное право. Предполагается, что данные подраздел будет содержать главы, регулирующие (а) сервитуты; (б) право владения и пользования земельным участком, участком недр, лесным участком, водным объектом; (в) право личного пользовладения (узуфрукт); (г) залог; (д) право приобретения чужой вещи; (е) право на доход, приносимый вещью (вотчинные выдачи); (ж) право оперативного управления.

Состояние и оценка действующего законодательства

1.1. Действующее законодательство не содержит норм о владении и владельческой защите, что следует признать одним из серьезных недостатков ГК.

Владельческая защита является институтом, известным всем правовым системам. Существовала она и в российском дореволюционном праве, была предусмотрена Проектом гражданского уложения.

I. Введение

1. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (Концепция) подготовлена на основании Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. N 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации».

2. Концепция исходит из того, что за время, прошедшее с начала 90-х годов прошлого столетия, в России, в основном, сложилось экономически, социально и логически обоснованное и в целом оправдавшее себя современное гражданское законодательство. Основой и ядром этого законодательства стал Гражданский кодекс Российской Федерации 1994 — 2006 гг. (Гражданский кодекс, ГК) — система принципиальных и наиболее важных правовых норм, являющихся в значительной части общими для всего гражданского законодательства и в определенной части — для российского законодательства вообще (нормы о субъектах гражданского права, о собственности, о защите нематериальных благ и др.).

Гражданский кодекс России прошел проверку временем, обширной практикой применения (прежде всего судами) и объективной доктринальной оценкой. Интересы стабильности гражданско-правового регулирования и устойчивости экономических отношений и гражданского оборота в стране требуют поддержания основополагающей роли ГК в системе гражданского законодательства и бережного сохранения на будущее большинства его норм. Поэтому Концепция не предполагает ни новую кодификацию отечественного гражданского законодательства, ни даже подготовку новой редакции ГК.

3. Вместе с тем с начала 90-х годов, когда стало создаваться действующее гражданское законодательство и когда была разработана и принята определяющая его принципиальное содержание часть первая ГК (1994 г.), в стране произошли важные экономические и социальные преобразования, не получившие должного отражения в этом законодательстве.

В 1992 — 1994 гг. Россия еще только встала на путь создания частной собственности и рыночной экономики, и хотя из гражданского законодательства было устранено все, что воплощало планово-административную регламентацию имущественных отношений, такое их регулирование, которое в полной мере отвечало бы потребностям социального государства с развитой рыночной экономикой, тогда еще не могло быть создано. В особенности это сказалось на регулировании отношений, образующих статику гражданского оборота, составляющих как бы «матрицу» для его динамичного развития, — на определении организационно-правовых форм и статуса юридических лиц, видов и содержания вещных прав на имущество. Практически вне ГК, по прежней «советской традиции», находится регулирование гражданско-правовых отношений по поводу имущества, составляющего основу гражданского оборота, — земли и других природных ресурсов. Притом регулирование это оказалось весьма запоздалым и несовершенным: первый Земельный кодекс Российской Федерации был принят только в конце 2001 г. и за прошедшие семь лет почти сорок раз подвергался серьезным изменениям.

Многочисленные, в том числе серьезные, экономические правонарушения на стадии становления рыночной экономики, часто совершающиеся под прикрытием норм гражданского права, выявили недостаточную для новых условий завершенность в законе ряда классических гражданско-правовых институтов, таких как недействительность сделок, создание, реорганизация и ликвидация юридических лиц, законные проценты, уступка требований и перевод долга, залог и др.

В условиях демократического правового государства свобода и многовариантность экономического поведения участников гражданского оборота с самого начала предопределили в новом гражданском законодательстве России многообразие опосредующих этот оборот правовых норм и используемых в нем правовых средств. Однако в последующие годы обширная практика применения этого законодательства судами показала, что многие общие положения ГК нуждаются в дополнениях и детализации, отсутствие которых не может быть восполнено судебным толкованием.

Кроме того, интенсивное развитие экономики вообще и финансового рынка в особенности требует адекватного этому развитию регулирования ценных бумаг и финансовых сделок. Научно-технический прогресс вообще и непрерывно нарастающие возможности использования информационно-телекоммуникационных сетей в частности диктуют необходимость постоянного совершенствования законодательства о правах на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальных правах). Активные и результативные усилия, предпринятые в последние годы в рамках Европейского Союза по развитию коллизионного права, побуждают к сопоставимым изменениям отечественного международного частного права.

4. Сказанным определяются основные цели и соответствующие этим целям основные направления развития российского гражданского законодательства, предусматриваемого Концепцией. В основу формирования этих направлений в Концепции положено выявление и обобщение многочисленных конкретных потребностей совершенствования гражданского законодательства. При этом главная роль в реализации таких направлений в Концепции отводится модернизации Гражданского кодекса, прежде всего его первой части как закона, определяющего предмет и принципы гражданского права и устанавливающего общие и наиболее важные правила гражданско-правового регулирования. На базе и с учетом предлагаемых в ГК изменений в Концепции намечен ряд серьезных изменений других федеральных законов, в том числе путем преобразования правовых институтов и отдельных отраслей законодательства.

Такой подход соответствует Указу Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г., предусматривающему разработку на основе Концепции в 2009 — 2010 гг. законопроектов о внесении изменений в Гражданский кодекс (пункт «а» статьи 3). Вслед за этим в течение 2011 — 2012 гг. следует проделать большой объем работы по приведению в соответствие с Концепцией и с вытекающими из нее изменениями ГК обширного массива российского законодательства.

5. К настоящему времени назрела необходимость внесения в ГК двух принципиальных изменений системного характера.

В круг отношений, регулируемых гражданским законодательством и определяющих его предмет (статья 2 ГК), следует включить корпоративные отношения. Этим, в известной мере условным, названием охватывается уже достаточно четко обособившаяся группа интенсивно развивающихся отношений по созданию юридических лиц корпоративного типа, участию в них и связанным с таким участием обязательствам. Определение корпоративных отношений в качестве особого предмета гражданско-правового регулирования будет способствовать выявлению стабильных закономерностей их регулирования и дальнейшей кристаллизации этих закономерностей в виде соответствующих общих норм гражданского законодательства.

В не меньшей степени необходимо создание в ГК комплекса взаимосвязанных институтов вещного права, имеющих своей основой право собственности и объединенных развернутой системой общих норм вещного права. Несмотря на то, что в условиях демократического общества, развитого рынка и правового государства эти институты должны составлять основу и ядро стабильности гражданского права, в действующем законодательстве многие из них отсутствуют, а другие лишь намечены «пунктирно» с серьезными при этом искажениями. В отличие от большинства развитых западных правопорядков в российском законодательстве не создана система стабильных вещных прав на землю и другие природные ресурсы. Реализация Концепции должна привести к ее созданию, что повлечет перераспределение соответствующего нормативного материала между ГК и комплексными законами природоресурсного законодательства.

6. Развитие экономики и становление гражданского общества требуют использовать все возможные меры и средства гражданского законодательства, чтобы обеспечить добросовестное и надлежащее осуществление гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей.

С этой целью в Концепции предлагается широкий спектр мер, направленных на укрепление нравственных начал гражданско-правового регулирования, — введение в гражданское законодательство принципа добросовестности в качестве одного из наиболее общих и важных принципов гражданского права, конкретизация лишаемых правовой защиты «иных форм злоупотребления правом», введение в ГК института преддоговорной ответственности по принципу culpa in contrahendo, существенная модификация многих норм о недействительности сделок и др.

Этой же цели должны служить многочисленные намеченные в Концепции шаги по усилению и повышению эффективности гражданско-правовой ответственности. В числе многих предложенных в Концепции с этой целью мер введение солидарной ответственности лиц, составляющих орган юридического лица (пункт 3 статьи 53 ГК), возможность «снятия корпоративных покровов» по статье 56 ГК независимо от наступления несостоятельности юридического лица, установление ответственности юридического лица за несвоевременную и ненадлежащую актуализацию данных в Едином реестре юридических лиц, значительное усиление ответственности банков за ненадлежащее осуществление расчетов, ответственность без вины за передачу поддельной ценной бумаги и др.

Концепция содержит также ряд положений об усилении компенсаторной функции гражданского законодательства, значение которой выходит за рамки гражданско-правовой ответственности и которая направлена, главным образом, на поддержание стабильного гражданского оборота. С этой целью предусмотрено введение общих правил об исчислении и возмещении «абстрактных убытков», о случаях и условиях компенсации правомерно причиненных убытков и др.

7. Центральное место в Концепции занимают положения, предусматривающие для развития и эффективного функционирования экономики дальнейшее детальное развитие гражданского законодательства путем восполнения обнаружившихся в нем пробелов, превращения в общие нормы (генерализации) ряда имеющихся частных правил, пополнения законодательства новыми институтами, уточнения норм, допускающих неоднозначное толкование.

Так, ряд новых для действующего законодательства вещных прав предлагается ввести в раздел II ГК. Предусматривается пополнение ГК правилами о публичных акционерных обществах, нормами о возможности и последствиях оспаривания незаконной реорганизации юридических лиц, системой норм о бездокументарных ценных бумагах, о залоге прав по договору банковского счета и вклада, о «металлических счетах» и договоре вклада драгоценных металлов и т.д.

Особо важными для развития гражданского законодательства являются положения Концепции, предусматривающие создание в ГК новых общих правил либо придание более широкой сферы действия нормам, уже установленным ранее в ГК для отдельных видов отношений. По существу должны быть заново созданы и помещены в ГК общая часть вещного права, общие нормы о государственной регистрации имущественных прав, о ценных бумагах и об их обращении. Подлежат превращению в общие нормы многие правила, пока специально установленные только для АО или только для ООО, нормы, пока предназначенные только для ипотеки, уже упоминавшееся правило об «абстрактных» убытках, действующее пока лишь для отношений по поставке, и многие другие специальные правила гражданских законов.

Весьма значительной и, часто, скрупулезной детализации Концепция предлагает подвергнуть многие нормы общей части обязательственного права. Почти все предложения на этот счет, содержащиеся в Концепции, представляют собой выводы из анализа обширнейшей практики применения соответствующих норм арбитражными судами либо заимствование удачных решений, найденных при кодификации принципов договорного права в рамках УНИДРУА, в Европейском Союзе.

8. В Концепции предлагается несколько по-иному взглянуть на соотношение частных и публичных элементов в гражданском праве. Поиск баланса между указанными элементами характерен для всей истории развития гражданского права. Концепция предлагает свое видение этого баланса, основанное на достижениях европейской доктрины частного права и учитывающее отечественные реалии, которые отражаются в судебной практике.

В ряде случаев предлагается отказаться от публичных элементов регулирования в пользу частноправовых подходов. Таковы предложения об отказе от санкции конфискационного характера, содержащейся в статье 179 ГК, и об ограничении сферы применения аналогичной санкции для противонравственных сделок (статья 169 ГК). Сюда же относятся правила, допускающие соглашения участников хозяйственных обществ. На это направлено и ограничение круга ничтожных сделок, смещение акцента на оспоримость сделок, когда лишение их юридической силы зависит от частной воли участников правоотношения.

Однако это не означает, что Концепция ориентирована только на усиление частноправовой составляющей. В общих интересах всех участников гражданского оборота, в интересах общества в целом влияние государства и как законодателя, и как судебной власти на содержание и состояние гражданского правопорядка в стране должно быть значительно усилено. По целому ряду вопросов предлагается ужесточение регулирования, придание ему большей императивности. Особенно это проявляется в вещном и корпоративном праве. Предлагаемая защита владения, четкие правила о способах защиты вещных прав и иные предложения по проблемам вещных прав направлены прежде всего на создание системы регулирования, в которой свобода усмотрения сторон ограничивается в интересах стабильности оборота и предсказуемости принадлежности правовых благ. В корпоративном праве предлагается ужесточить требования к регистрации юридических лиц, требования к видам и размеру вкладов в уставный капитал, допустить использование корпоративных форм, ограничивающих ответственность учредителя по долгам юридического лица, лишь при условии существенного вклада учредителя в уставный капитал.

При этом Концепция исходит в целом из того, что гражданское право является правом частным, и частноправовой метод регулирования должен в нем преобладать, что не исключает применения средств воздействия публичного (административного, уголовного) права, предусмотренных соответствующим законодательством.

9. В особое направление предлагаемого Концепцией развития гражданского законодательства можно выделить те ее положения, непосредственной целью которых является обеспечение стабильности гражданско-правового регулирования и устойчивости гражданского оборота.

Ряд таких положений Концепции направлен на упорядочение системы гражданского законодательства. Предлагается в принципе отказаться от «трехуровневой» системы гражданских законов, когда между ГК и развивающими его специальными законами предполагается создать «прослойку» в виде законов общего характера (о реорганизации юридических лиц, о собственности и т.п.). Необходимо сократить число законов об отдельных видах юридических лиц путем консолидации ряда таких законов (законов об АО и об ООО, законов о кооперативах) или даже полной отмены некоторых законов с перенесением отдельных норм в ГК (многие законы о некоммерческих организациях). Надо упорядочить образовавшееся в законодательстве нагромождение плохо согласованных норм о залоге, необходимы существенные исправления на уровне «юридической азбуки» в законодательстве о железнодорожном и внутреннем водном транспорте.

При совершенствовании ГК и других актов гражданского законодательства необходимо обратить внимание на четкость и ясность используемых правовых конструкций. Так, можно без ущерба для дела упразднить конструкцию ЗАО, целесообразно установить исчерпывающий перечень организационно-правовых форм некоммерческих организаций, в анализе и коррекции нуждаются такие организационно-правовые формы юридических лиц, как «госкорпорация» и «госкомпания».

10. При реализации Концепции все вытекающие из нее шаги по изменению ГК и других актов гражданского законодательства должны делаться таким образом, чтобы не создавать для участников гражданского оборота неоправданных препятствий и трудностей в их деятельности, осуществлении ими своих прав и исполнении обязанностей. Для воплощения новых норм в жизнь должны быть разработаны переходные положения, обеспеченные необходимыми гарантиями, в том числе значительными переходными периодами.

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *