Обычаями делового оборота

1. Обычаем признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

2. Обычаи, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются.

Комментарий к Ст. 5 ГК РФ (Обычаи делового оборота)

1. Из содержания комментируемой статьи вытекает признание обычая делового оборота одним из источников гражданского права (наряду с нормативными актами, а также общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ (см. комментарий к ст. 7 ГК)). При этом такие обычаи по своей юридической силе уступают как законодательству (п. 2 ст. 5 ГК), так и международным договорам РФ (п. 2 ст. 7 ГК), что и определяет их место в системе источников гражданского права.

Следует отметить, что согласно п. 5 ст. 421 ГК РФ обычаи делового оборота не применяются при наличии диспозитивных норм закона (абз. 2 п. 4 ст. 421 ГК), регулирующих соответствующие договорные отношения. В соответствии с этим конкретный обычай, применимый к договорным отношениям предпринимателей, становится субсидиарным (дополнительным) источником договорного права в тех случаях, когда стороны того или иного договора прямо не согласовали какое-либо из его условий и такое условие не определено диспозитивной нормой закона.

2. «Деловой» характер оборота предполагает участие в соответствующих отношениях лиц, профессионально осуществляющих предпринимательскую деятельность, т.е. участие в отношениях между предпринимателями или с их участием (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК). Понятие оборота связано прежде всего с договорными и иными обязательственными отношениями (хотя и не исчерпывается ими, а относится к любым случаям перехода гражданских прав и обязанностей от одних лиц к другим, т.е. к случаям как частичного, так и полного правопреемства), иначе говоря, оно связано с динамикой гражданских правоотношений и во всяком случае не касается сферы вещных прав, где применяются иные обычаи, например местные обычаи как основание приобретения в собственность некоторых вещей, общедоступных для сбора (ст. 221 ГК).

Таким образом, понятие и сфера действия обычаев делового оборота практически ограничиваются обязательственными, чаще всего договорными, правоотношениями с участием предпринимателей. Об этом свидетельствует и предусмотренная ст. 427 ГК РФ возможность фиксации таких обычаев в форме примерных условий договора и их последующего применения к конкретному договору даже при отсутствии в нем прямой отсылки к данным условиям.

В этом смысле обычаи делового оборота частично включают в себя обычаи морского порта (портовые обычаи), поскольку они также регулируют договорные отношения с участием предпринимателей. Портовые обычаи определены законом как «правила поведения, сложившиеся и широко применяемые при оказании услуг в морском порту и не предусмотренные законодательством Российской Федерации» .

———————————
См.: п. 1 ст. 3 Федерального закона от 8 ноября 2007 г. N 261-ФЗ «О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон о морских портах) // Собрание законодательства РФ. 2007. N 46. Ст. 5557.

3. Обычай представляет собой правило поведения, которое является сложившимся, т.е. достаточно определенным в своем содержании, и широко применяемым в какой-либо области предпринимательской деятельности, например в качестве традиции исполнения тех или иных договорных обязательств .

———————————
См.: п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Наличие и содержание торговых (предпринимательских) и портовых обычаев, принятых в Российской Федерации, свидетельствует Торгово-промышленная палата РФ . Например, применимым в России обычаем предпринимательского оборота ею признаны международные правила толкования торговых терминов Инкотермс 2000 .

КонсультантПлюс: примечание.

«Комментарий МТП к Инкотермс 2000. Толкование и практическое применение» Н.Г. Вилковой включен в информационный банк.

См.: п. 4 Постановления Правления Торгово-промышленной палаты РФ от 28 июня 2001 г. N 117-13 // Торгово-промышленные ведомости. 2001. N 19/20. Текст указанных Правил см.: Комментарий Международной торговой палаты к Инкотермс 2000. Толкование и практическое применение. Публикация Международной торговой палаты N 620. М., 2001.

4. Обычаи делового оборота представляют собой часть более широкого, но менее определенного понятия «обычно предъявляемые требования», что следует из общего правила статья 309 ГК РФ и некоторых специальных норм (п. 2 ст. 474 и п. 2 ст. 478). Обычно предъявляемые требования включают в себя не только определенные правила поведения (например, при отсутствии в возмездном договоре указания на цену его исполнение согласно п. 3 ст. 424 ГК следует оплачивать по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги), но и требования к объекту договорного или иного обязательства, например к качеству товара (п. 2 ст. 469 ГК), к его таре и упаковке (п. 2 ст. 481 ГК) и др. Из этого видно, что такие «обычные требования» могут быть прямо указаны в законодательстве или в договоре, которые, однако, не раскрывают и не характеризуют их, оставляя их определение в конкретной ситуации на усмотрение сторон договорного обязательства и суда (в случае спора). В отличие от этого понятие и условия применения обычаев делового оборота достаточно четко раскрываются в правилах комментируемой статьи 5 Гражданского кодекса РФ.

5. Обычаи следует отличать от обыкновений. Эти последние представляют собой такое сложившееся в имущественном обороте правило, которым согласились руководствоваться стороны какого-либо договора, и потому оно приобрело для них юридическое значение. По сути обыкновение является подразумеваемым условием конкретного договора, которое восполняет пробел в его содержании. Если на него нет прямой ссылки в договоре и не доказано намерение сторон договора руководствоваться им, обыкновение не учитывается и теряет гражданско-правовое значение, тогда как обычай делового оборота действует как раз при отсутствии специальных указаний закона или договора . Так, в международной торговле широко используются сборники международных торговых правил и обычаев, разработанные Международной торговой палатой в Париже, например для отдельных форм безналичных расчетов . Хотя они являются неофициальной систематизацией обычаев международного делового оборота, юридическое значение они могут иметь лишь для конкретного договора при наличии ссылки на них контрагентов и не применяются в ее отсутствие, т.е. фактически имеют значение не обычаев, а обыкновений.

См.: Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов (редакция 1993 г.). Публикация Международной торговой палаты N 500. М., 1994 и Унифицированные правила по инкассо (редакция 1995 г.). Публикация Международной торговой палаты N 522. М., 1996.

Обычаи делового оборота следует отличать и от сложившейся практики взаимоотношений сторон договора (называемой также заведенным порядком), которая может иметь юридическое значение при толковании условий договора судом (ч. 2 ст. 431 ГК). Самостоятельно установленный (заведенный) сторонами предпринимательского договора порядок их взаимоотношений тоже отражает некоторые подразумеваемые условия договора, которые, не будучи прямо зафиксированными, фактически соблюдались (исполнялись) сторонами в их предшествующих договорных взаимосвязях и тем самым выражали их согласованную волю (например, периодическая выдача постоянным оптовым покупателем товара специальных указаний его продавцу относительно отгрузки конкретных партий товара). Поэтому заведенный порядок как фактически согласованное сторонами договорное условие имеет приоритет в применении перед обычаем.

Эти положения основаны на международной коммерческой практике. Так, согласно ч. 1 ст. 9 Венской конвенции 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров (участницей которой Россия является в качестве правопреемника СССР) стороны такого договора «связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях», а в соответствии с ч. 2 этой же статьи «при отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли». Следовательно, в первом случае речь идет об обыкновениях и заведенном порядке, фактически являющихся условиями конкретного договора, а во втором — о собственно торговых обычаях, действие которых стороны такого договора прямо не исключили своим соглашением. Следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 7 ГК РФ именно правила Венской конвенции подлежат применению в случаях, когда внешнеэкономическая сделка (международный коммерческий договор) подчиняется действию российского права.

6. Согласно п. 2 ст. 5 ГК РФ обычаи делового оборота, противоречащие законодательству или договору, не подлежат применению. Следовательно, они могут использоваться только при отсутствии прямого регулирования конкретного отношения сторон законодательством (ст. 3 ГК) или договором его участников, т.е. в субсидиарном (восполнительном) порядке.

Поэтому по своей юридической силе обычаи делового оборота уступают как диспозитивной норме права, так и обыкновениям и заведенному порядку, поскольку последние имеют силу условий конкретного договора. Вместе с тем обыкновения и заведенный порядок не являются источниками права, что принципиально отличает их от обычаев делового оборота, которые при названных выше условиях применимы к отношениям сторон независимо от их воли.

Портовые обычаи согласно п. 3 ст. 3 Закона о морских портах не должны противоречить ни российскому законодательству, ни международным договорам Российской Федерации, а также общепризнанным принципам и нормам международного права, но не ограничены в применении условиями конкретных гражданско-правовых договоров. Поэтому их юридическая сила больше, чем у традиционных обычаев делового оборота, — они уступают в применении только законодательству и международно-правовым нормам и принципам, но не договорным условиям и в этой части не подвержены ограничениям, установленным п. 2 ст. 5 ГК РФ.

Обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

Обычаи делового оборота, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются (ст. 5 ГК РФ).

Обычаи делового оборота не являются источниками гражданского права, но являются источниками гражданско-правового регулирования. Применяются исключительно в сфере предпринимательских отношений.

Обычай делового оборота как «правило поведения» определяется следующим:

— это правило не предусмотрено ни законодательством, ни договором;

— оно сложилось, т. е. стало достаточно определенным в своем содержании;

— данное правило широко применяется;

— правило применяется в какой-либо области предпринимательской деятельности.

При наличии одновременно всех этих признаков такие правила поведения становятся источниками гражданского права и применяются судами при разрешении споров, вытекающих из предпринимательской деятельности.

При этом обычаи делового оборота могут быть применены независимо от фиксации их в каких-либо нормативно-законодательных документах – они могут быть просто опубликованы в печати, изложены во вступившем в законную силу решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства и тому подобное.

Специфика обычаев делового оборота обусловлена самой их природой, то есть тем, что как таковые они не могут появиться в обществе, в котором, во-первых, не развит собственно товарно-денежный обмен (возмездный оборот товаров и услуг с использованием универсального эквивалентного товара — денег) и, во-вторых, не сложились относительно стабильные отношения по поводу условий и порядка такого обмена (оборота), что позволяет идентифицировать эти отношения как отношения деловые.

История возникновения и природа обычаев делового оборота наиболее предметно выражена в нормах римского частного права как основной, базисной системы правовых норм, воспринятой (реципированной) континентальной системой права (в настоящее время римское частное право является основой для правовых систем большинства европейских государств, в том числе и России). Римское право в контексте рассматриваемой проблемы наиболее точно отражает природу обычаев делового оборота постольку, поскольку основу римского права составляет право частной собственности как безусловной основы всякого товарно-денежного процесса.

Изначальные предпосылки возникновения обычаев делового оборота лежат в самой природе человеческого общества и законов его развития. Правила поведения, диктуемые элитарными группами общества, пройдя процесс деперсонификации, превращались в обычаи, многие из которых с развитием государства, в свою очередь, после прохождения законодательного процесса, в разных государствах разного, становились правовыми нормами.

Таким образом, как таковой обычай существовать переставал, преобразовавшись из общепринятого в общеобязательное для всех членов общества правило поведения, что свидетельствовало о признании такого обычая со стороны государственной власти.

Тем не менее, часть этих обычаев осталась за рамками законодательного регулирования. Происходило это по разным причинам.

Во-первых, не каждый обычай мог быть воспринят нормами права по мотивам нецелесообразности, например, из-за слишком узкой сферы применения или слишком специфического смысла.

Во-вторых, по мере развития общества и общественных отношений (в нашем случае — экономических), складывающихся между производителями услуг и их потребителями, с определённой периодичностью возникают новые обычаи, которые в силу длительности законодательного процесса не попадают в поле зрения законодателя.

Кроме того, многие из обычаев, которые сложились в сфере экономической деятельности, просто бессмысленно включать в правовое поле, поскольку касаются они собственно поведения хозяйствующих субъектов по отношению к партнёру (контрагенту), причём обычай этот относится больше к сфере морально-этической («хорошо-плохо», «порядочно-непорядочно»).

В современном российском гражданском праве понятие «оборот» выражено через понятие «оборотоспособность».

Гражданское законодательство РФ определяет, что, если объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства либо иным способом, они обладают оборотоспособностью (п.1 ст. 129 ГК РФ)

Обычаи (обычаи делового оборота) — это правила, не предусмотренные законодательством, но сложившиеся и широко применяемые в какой-либо области деятельности (п. 1 ст. 5 ГК РФ). Чаще всего они применяются в бизнесе, например в банковской практике, морских перевозках. Однако нельзя применять обычай, если он противоречит закону или договору (п. 2 ст. 5 ГК РФ).

Если правило сложилось в отношениях между определенными сторонами, то следует говорить не об обычае, а о практике взаимоотношений сторон. Она упоминается в законе наряду с обычаями, в частности в п. 2 ст. 165.1, ст. 431 ГК РФ. Например, суд может признать сложившейся практикой подписание актов сверки только главным бухгалтером, если ранее он неоднократно подписывал их и у контрагента не было возражений. Однако учтите, что иногда суды практику взаимоотношений сторон также называют обычаями.

Обычаи могут быть закреплены в определенных документах, в частности в постановлениях Торгово-промышленной палаты РФ, сводах обычаев, судебных решениях по конкретным делам со схожими обстоятельствами. Например, постановлением Правления ТПП РФ от 28.06.2012 № 54-5″О свидетельствовании торгового обычая (обычая делового оборота), принятого в Российской Федерации» были признаны обычаем Правила по использованию торговых терминов Инкотермс 2010.

Условия договоров могут определяться обычаем, когда отношения сторон не урегулированы договором или диспозитивной нормой (п. 5 ст. 421 ГК РФ). Например, в силу обычая предполагается, что по договору поставки должен быть передан новый товар, хотя это не закреплено законом и, как правило, не указывается в договоре.

В качестве обычая суд может применить опубликованные примерные условия договоров, даже если в вашем договоре нет отсылки к ним. При этом примерные условия должны отвечать требованиям, установленным ст. 5 и п. 5 ст. 421 ГК РФ (п. 2 ст. 427 ГК РФ).

Обратите внимание: если есть подходящая норма закона, но она содержит оговорку, что иное может быть предусмотрено обычаем, то при наличии последнего руководствоваться нужно им. Например, подобная оговорка есть в п. 2 ст. 459 ГК РФ. Однако стороны в договоре могут установить приоритет нормы над обычаем или предусмотреть иное.

Что может признаваться обычаем согласно подхода судов.

Печать организации на подписи сотрудника подтверждает его полномочия, даже если такой работник не уполномочен расписываться в соответствующем документе

Постановление девятого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2019 г. по делу № А 40-62522/19:

Кроме того, в соответствии со ст. 5 ГК РФ, обычаями делового оборота, предприятие своей печатью скрепляет подпись своего сотрудника в подтверждение его полномочий. В соответствии со ст. 402 ГК РФ действия работника ответчика, поставившего печать в спорном акте, признаются действиями самого общества, и общество отвечает за эти действия.

Подписание товарных накладных сотрудниками без доверенности и без печати является надлежащим документом, если ранее покупатель оплачивал товар в рамках соответствующего договора

Апелляционное определение Челябинского областного суда от 02.04.2019 по делу № 11-4085/2019:

Также судебная коллегия полагает, что у суда первой инстанции не имелось оснований не принимать в качестве допустимых доказательств представленные истцом товарно-транспортные накладные за спорный период ввиду отсутствия в материалах дела доверенностей на лиц, подписавших товарно-транспортные накладные от имени покупателя — ООО «АлкоСтар», поскольку в соответствии с условиями договора поставки (п. 2.5.) обязанность передать поставщику надлежаще оформленную доверенность на лиц, принимающих товар от имени покупателя, лежит на покупателе — ООО «АлкоСтар», а неисполнение данной обязанности само по себе не влечет признания такой поставки несостоявшейся.

Оценив представленные по запросу судебной коллегии товарно-транспортные накладные в отношении поставки ООО «АЛКО» алкогольной продукции в торговые точки ООО «АлкоСтар» за период с октября по ноябрь 2016 года, предшествующий спорному периоду поставки, судебная коллегия приходит к выводу о том, что между сторонами сложилась практика приема товара без проставления в товарно-транспортной накладной оттиска печати ООО «АлкоСтар».

В связи с вышеизложенным, судебная коллегия приходит к выводу о доказанности истцом факта передачи ответчику товара, перечисленного в товарно-транспортных накладных за спорный период времени.

Получение товара третьим лицом (получателем) является основанием для оплаты товара покупателем, если покупатель в рамках того же договора неоднократно оплачивал товары и распоряжался ими, давая поручения получателю товара

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.11.2018 по делу № А 40-28696/18:

Как следует из материалов дела, между 14.01.2014 между ООО «НьюВижнГруп» (поставщик) и ЗАО «Брендспот» (покупатель) заключен договор поставки N 14-01/2013, согласно которому поставщик обязуется поставлять покупателю рекламную продукцию (товар), а покупатель обязуется принимать и оплачивать товар в соответствии с условиями договора.

Судом первой инстанции также установлено, что 03.02.2014 между ООО «Алсена-Л» (исполнитель) и ЗАО «Брендспот» (заказчик) был заключен договор транспортной экспедиции N 006-14/ТЭО, согласно которому заказчик поручает, а исполнитель принимает на себя обязательства организовать и выполнить перевозки грузов транспортом и по маршруту, избранному заказчиком, обеспечить отправку и получение груза. Дополнительно, по поручению заказчика, исполнитель берет на себя обязательство по размещению на ответственное хранение груза заказчика на складе исполнителя, расположенном по адресу: город Москва, Сигнальный проезд, дом N 35.

Коллегия судей, отклоняя доводы апелляционной жалобы ответчика, исходит из того, что поставщика и покупателя связывают длительные взаимоотношения по поставке товара, которые определили сложившийся обычай делового оборота.

Исполнение договора и оформление документов осуществлялось в рамках сложившейся деловой практики, при этом ни одна сторона против этого не возражала.

Так, представители истца и третьего лица пояснили, что заявки (номенклатура) на поставку товара в адрес грузополучателя, равно как и заявки на принятие товара от поставщика поступали от покупателя по электронной почте. Указанное ответчиком не оспаривается.

В течение всего срока действия договоров поставки и транспортной экспедиции, с января 2014 года, в соответствии со сложившимися обычаями делового оборота, все товарные накладные оформлялись одинаково, грузополучателем являлось ООО «Алсена-Л»), а ответчик оплачивал принятый по таким товарным накладным товар, что фактически свидетельствует об одобрении юридическим лицом действий ООО «Алсена-Л» по приемке товара от поставщика.

Кроме того, представитель ООО «Алсена-Л» представил в материалы дела доказательства (экспедиторские расписки), согласно которым товар, поставленный по спорный накладной был отправлен им по заявкам ответчика по различны адресам.

Во исполнение договора поставки в период его действия ООО «НьюВижнГруп» поставило товар в адрес грузополучателя ООО «Алсена-Л» в соответствии с поступившими от ООО «Брендспот» заявками.

Направление акта о приемке работ вместо уведомления о их завершении является достаточным основанием для оплаты таких работ, если не было возражений по работам

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 08.04.2019 по делу № А 75-21567/2017:

Апелляционный суд учитывает, что представленные в материалы дела акт по форме КС-2, справка по форме КС-3 NN 1 от 30.09.2017 подписаны сторонами без замечаний к качеству, объему, сроку выполненных работ, скреплен печатями организаций; акт и справка NN 1 от 15.10.2017 на сумму 4 793 889 руб. 24 коп. подписаны АО «ГК «Северавтодор» в одностороннем порядке.

Как следует из разъяснений, данных в пункте 2 Информационного письма N 51, подписание акта заказчиком свидетельствует о потребительской ценности для него выполненных работ и желании ими воспользоваться, при таких обстоятельствах понесенные подрядчиком затраты подлежат компенсации.

Возражая против удовлетворения исковых требований, ООО «Спецстрой» указывает, что истцом в адрес заказчика не направлялось уведомление о готовности результата работ, не обеспечено проведение предварительных испытаний результата работ перед их сдачей заказчику.

Вместе с тем, материалами дела подтверждается, что акт по форме КС-2, справка по форме КС-3 NN 1 от 15.10.2017 направлялись в адрес ответчика письмом N 09-1052 от 13.11.2017 и получены последним 13.11.2017 (штамп входящей корреспонденции N 112).

Суд апелляционной инстанции отмечает, что направление актов для подписания, исходя из обычаев делового оборота (статья 5 ГК РФ), рассматривается как предъявление работ к приемке.

Следовательно, ненаправление подрядчиком уведомления о готовности к сдаче результата работ не является основанием для освобождения заказчика от обязанности оплатить выполненные работы.

Допускается обмен документами и информацией в электронном виде, даже если это не предусмотрено договором, если стороны фактически такую переписку вели, не возражая против такого обмена

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15.02.2019 по делу № А 11-3596/2018:

Довод ответчика о том, что договором не предусмотрено условие о возможности обмена электронными сообщениями, был предметом исследования апелляционного суда и правомерно отклонен им, поскольку направление писем посредством электронной почты соответствует обычаям делового оборота и не противоречит гражданскому законодательству Российской Федерации.

Доказательства, опровергающие принадлежность адреса электронной почты gtk33@mail.ru Обществу, в материалах дела отсутствуют. Как установил суд, представленная в материалы дела переписка сторон свидетельствует о том, что в рамках договора от 01.09.2013 N 4030 стороны обменивались информацией именно по указанному электронному адресу.

Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2019 по делу № А 40-16402/19:

ООО «Медика-Ментэ» вплоть до августа 2017 года ежемесячно принимало и оплачивало оказанные ООО «Проген» услуги.

ООО «Проген» представило в материалы дела доказательства направления через электронную почту документов в адрес ООО «Медика-Ментэ» в 2017 году.

В соответствии с п. 1 ст. 5 ГК РФ обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-нибудь документе. Использование электронной почты в отсутствие соответствующего указания в договоре (отсутствие договора, оказание услуг по факту) необходимо расценивать как обычай делового оборота, тем более ООО «Медика-Ментэ» не возражало против такого обмена информацией, так как оплату по предыдущим счетам осуществляло по счетам на оплату и актам, полученным посредством электронном почты kruglov@sweetgroup.ru.

Таким образом, ООО «Медика-Ментэ» совершало конклюдентные действия, свидетельствующие об одобрении выбора электронной почты как способа обмена информацией с ООО «Проген» в пределах срока действия договора.

Отсутствие в договоре условия о том, что стороны применяют процедуру обмена электронными документами, само по себе не опровергает направление Истцом Ответчику электронной почтой документов по оказанным услугам и получение этих документов Ответчиком.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18.07.2018 по делу № А 76-23902/2017:

В силу пункта 1 статьи 5 ГК РФ обычаем делового оборота признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательством, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

Из имеющейся в материалах дела электронной переписки усматривается, что сторонами обоюдно выбран способ передачи писем, документов и иной информации посредством электронной почты. При этом, возражений истца об использовании такого способа передачи информации до обращения в арбитражный суд с настоящим иском в материалах дела не имеется.

Применение Инструкции по отбору проб к случаям, хотя формально и не подпадающих под Инструкцию, т.к. в такой Инструкции по сути зафиксированы обычаи, сформировавшиеся в современном деловом обороте в сфере отбора проб

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 07.12.2016 по делу № А 68-7214/2015:

Однако неприменимость Инструкции N 231 к спорным правоотношениям не опровергает позицию истца о том, что опубликованные сведения о превышении содержания в исследуемом топливе серы и несоответствии его требованиям не являются достоверными и получены корреспондентом А.С. Чембуровым ненадлежащим образом, то есть с нарушением принципов и правил порядка добывания доказательств и доказывания, который определяется процессуальным законодательством. Порядок, закрепленный в Инструкции, фиксирует обычаи, сформировавшиеся в современном деловом обороте (статья 5 Гражданского кодекса) к изъятию проб в целях получения сведений о наличии или отсутствии обстоятельств, обосновывающих определенные доводы.

Признание законным порядка отбора проб, который фактически применялся между конкретными лицами и никто их них не возражал против такого порядка (локальный обычай)

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 26.12.2018 N Ф 06-41116/2018 по делу № А 55-1085/2018:

Отбор проб сточных вод и анализ отобранных проб сточных вод производится организацией, осуществляющей водоотведение (в данном случае — ООО «СКС») в соответствии с положениями Правил N 525. Ответчик не оспаривал тот факт, что является абонентом ООО «СКС», равно как и не оспаривал объемы водоснабжения и водоотведения за спорный период.

В соответствии с пунктом 20 Правил N 525 в обязанности ответчика, которые он обязан соблюдать при проведении отбора проб сточных вод, входит: а) обеспечение возможности проведения отбора проб сточных вод в любое время суток; …

Таким образом, обеспечение беспрепятственного доступа к месту отбора проб сточных вод является обязанностью ответчика, как абонента ООО «СКС».

Доступ к контрольным канализационным колодцам пробоотборщиков истца был обеспечен представителем ответчика, что следует из материалов дела и не опровергнуто ответчиком.

Указанное свидетельствует о том, что на момент отбора проб сточных вод (июль 2017 года), с учетом предыдущих периодов (2013 — 2017 г.г.) ответчик считал, что колодец КК-2 е является контрольным и признавал тот факт, что именно из него должен производиться отбор проб сточных вод на наличие загрязняющих веществ.

В этой связи суды признали обоснованным довод истца о том, что отношения по отбору проб в контрольном колодце КК-2 е являются сложившимися обычаями делового оборота истца и ответчика.

Напоследок рекомендация: с учётом всего вышеизложенного всё же целесообразно подробно описывать условия в договоре, если законом такие условия не урегулированы, либо урегулированы недостаточно подробно, не полагаясь на возможность признания в будущем тех или иных случаев обычаями, т.к. этого может и не произойти. При этом точное обозначение всех условий договора устраняет любую неопределённость и соответственно возможные риски для сторон договоров. Современный цивилизованный договор отличается от договорных отношений древних времён тем, что возможно урегулировать все существенные аспекты гражданских правоотношений до заключения договора и это не стоит игнорировать.

Если всё же упустили что-то в договоре, анализируйте, рассматривают ли суды ту или иную ситуацию как обычай делового оборота, либо возможно в каком-либо документе прямо указан тот или иной случай как обычай делового оборота (абз. 2 п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Например, Международные правила толкования торговых терминов «Инкотермс 2000″, Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов» (публикация Международной торговой палаты № 500).

Также возможно самостоятельно сформировать позицию о том, что тот или иной случай является обычаем делового оборота, в том числе сложившийся только в рамках конкретного договора исходя из неоднократно повторяющихся одних и тех же действий сторон договора и принимаемых другой стороной.

Доказать существование обычая должна сторона, которая на него ссылается (ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ, абз. 2 п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25).

Важно! Во избежание возникновения нежелательного обычая делового оборота, если не согласны с каким-либо процедурами, выполняемыми другой стороной договора, при этом не предусмотренными законом, иным правовым актом или договором, то об этом следует направить возражение другой стороне и сделать это своевременно. Тоже касается ситуаций, когда стороной избран хотя и предусмотренный каким-либо правовым актом порядок действий, но могут быть и иные порядки действий в рамках иных актов, в том числе когда допускается применять порядок действий не только предусмотренный каким-либо правовым актом, но также самостоятельно разработанный сторонами договора.

Подготовлено специалистами КонсультантПлюс

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *