Пресекательный срок

Пресекательные сроки

Пресекательные сроки (преклюзивные) — это сроки, с истечением которых как бы «прекращаются» субъективные гражданские права. Законом установленный срок предоставляет управомоченному лицу время для реализации принадлежащего ему права.

Пресекательные сроки отличаются от вышеназванных «временных» сроков принадлежности субъективных прав по признаку объективной возможности «существования» при надлежащем осуществлении субъектом своих полномочий в течение установленного времени Громов Д. Специальный или пресекательный // ЭЖ-Юрист. — 2007. — № 21. — С. 7..

Эти сроки являются своеобразной санкцией за несвоевременную реализацию субъективных прав. Как заметила Е.В. Кулагина, «…если сроки существования субъективных прав имеют назначением обеспечение реальной возможности использовать принадлежащие лицу права, то пресекательные сроки направлены на пресечение случаев неосуществления или ненадлежащего осуществления субъективного права. Поэтому пресекателъные сроки в гражданском праве — это сроки исключительные, установленные лишь для особых случаев» Уруков В.Н. Вопросы применения срока исковой давности по ничтожным сделкам // Право и экономика. — 2007. — № 2. — С. 19..

Поддерживая эту позицию А.В. Люшня отмечает, что «… правопрекращающее действие пресекательного срока видно из содержания нормы, предусматривающей тот или иной пресекательный срок» Люшня А.В. Иск о признании права собственности и исковая давность // Журнал российского права. — 2005. — № 11. — С. 23..

В действующем законодательстве РФ нет нормы, содержащей название «пресекательные сроки». Предполагается наличие существенных признаков этого научного понятия через выражения «утрата права», «сроки принятия» и т.п. К разновидностям пресекательных сроков можно отнести: положения ст. 228 ГК РФ («Приобретение права собственности на находку»), ст. 231 («Приобретение права собственности на безнадзорных животных»); ст. 1154 («Срок принятия наследства»), допускающую, как исключение из общих правил, возможность восстановления срока — ст. 1155 ГК РФ).

Приведенный перечень не является исчерпывающим. Федеральным законом от 27 сентября 2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)» Собрание законодательства РФ. — 2002. — № 43. — Ст. 4190. установлено: «Для целей участия в первом собрании кредиторов кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в течение 30 дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения. Указанные требования направляются в арбитражный суд, должнику и временному управляющему с приложением судебного акта или иных документов, подтверждающих обоснованность этих требований» (ст. 71).

Данный срок не может быть восстановлен арбитражным судом. Кредиторы, не предъявившие свои требования в указанный срок, вправе в дальнейшем предъявить их к должнику в ходе «внешнего управления и конкурсного производства».

Пресекательные сроки не подлежат восстановлению, если только в самом законе не предусмотрена такая возможность (выше было указано на положения ст. 1155 ГК РФ).

При рассмотрении конкретных споров, связанных с пропуском сроков, суды должны проанализировать правовую природу пресекательных сроков, обращая внимание на особенности последних в сравнении с претензионными, иными сроками.

Открытое акционерное общество «ЛУКОЙЛ-Астрахань нефтепродукт» обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с иском к Управлению Приволжской железной дороги о взыскании 935 100 руб. штрафа за просрочку доставки моторного масла его структурному подразделению — Зензелинской нефтебазе по отправке Татьянке-Зензели.

Решением от 29 января 2006 г. штраф взыскан с ответчика в сумме 779 250 руб., а в остальной части иска отказано. Постановлением апелляционной инстанции от 21 марта 2006 г. решение суда оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 17 мая 2006 г. отменил названные судебные акты и прекратил производство по делу по тому мотиву, что претензия к железной дороге по поводу уплаты штрафа за просрочку доставки груза предъявлена истцом с пропуском установленного ст. 174 Устава железных дорог 45-дневного срока, который является пресекательным и не может быть восстановлен судом.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ предлагается отменить постановление кассационной инстанции и оставить в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ст. 797 Гражданского кодекса РФ до предъявления к перевозчику иска, вытекающего по перевозкам грузов, обязательно предъявление ему претензии в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или кодексом.

Однако в указанной статье не выделено, что установленные на предъявление претензий сроки являются пресекательными. Поэтому с вводом в действие части второй Гражданского кодекса РФ указанные сроки не могут признаваться пресекательными.

Как видно из материалов дела, претензия к железной дороге по поводу уплаты штрафа за просрочку доставки груза предъявлена акционерным обществом в порядке, предусмотренном ст. 170, 173 действовавшего в то время Устава железных дорог, а иск — в пределах годичного срока исковой давности, установленного ст. 797 Гражданского кодекса РФ. Рассматриваемые спорные правоотношения возникли после ввода в действие части второй названного Кодекса Постановление Президиума ВАС РФ № 1873/06 от 12.04.2007 г. // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 2007. — № 8. — С. 13..

Если по налоговым длам — то на
Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ
от 28 февраля 2001 г. N 5
«О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации»
12. Согласно пункту 3 статьи 48 Кодекса исковое заявление о взыскании недоимки с физического лица может быть подано налоговым органом в суд в течение шести месяцев после истечения срока исполнения требования об уплате налога.
В то же время пункт 3 статьи 46 НК РФ, предусматривающий право налогового органа, не реализовавшего полномочия на бесспорное взыскание недоимки с юридического лица, обратиться в суд с аналогичным иском в отношении указанного лица, не устанавливает срок, в течение которого такое обращение должно быть осуществлено.
В связи с этим, основываясь на принципе всеобщности и равенства налогообложения (пункт 1 статьи 3 НК РФ), судам необходимо исходить из универсальности воли законодателя, выраженной в пункте 3 статьи 48 Кодекса в отношении давности взыскания в судебном порядке сумм недоимок по налогам, и руководствоваться соответствующим положением при рассмотрении исков о взыскании недоимок с юридических лиц.
При этом срок для обращения налогового органа в суд, установленный пунктом 3 статьи 48 НК РФ, в отношении исков к юридическим лицам исчисляется с момента истечения 60-дневного срока, предусмотренного пунктом 3 статьи 46 Кодекса для бесспорного взыскания соответствующих сумм.
Имея в виду, что данный срок является пресекательным, то есть не подлежащим восстановлению, в случае его пропуска суд отказывает в удовлетворении требований налогового органа к юридическому лицу.
и
Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 марта 2003 г. N 71
«Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений части первой Налогового кодекса Российской Федерации»
6. Пропуск налоговым органом срока направления требования об уплате налога, установленного статьей 70 Кодекса, не влечет изменения порядка исчисления срока на принудительное взыскание налога и пеней.
Налоговый орган обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с индивидуального предпринимателя недоимки по единому налогу на вмененный доход за март 1999 года и пеней за просрочку уплаты налога.
Решением суда в удовлетворении требования отказано со ссылкой на пропуск налоговым органом пресекательного срока, установленного пунктом 3 статьи 48 Кодекса для подачи соответствующего заявления.
При этом суд указал следующее.
Установленный статьей 70 НК РФ трехмесячный срок направления требования об уплате налога истек 30.05.99 (налог должен был быть уплачен не позднее 28.02.99).
Фактически требование было направлено ответчику спустя почти год — 05.05.2000, срок его добровольного исполнения был определен 15.05.2000.
Согласно пункту 3 статьи 48 Кодекса шестимесячный срок на обращение налогового органа в суд с заявлением о взыскании недоимки, являющийся пресекательным, начинает течь с момента истечения срока исполнения требования об уплате налога.
Пропуск налоговым органом срока направления требования об уплате налога (статья 70 НК РФ) не влечет изменения порядка исчисления пресекательного срока на принудительное взыскание налога и пеней (п.3 ст.48 НК РФ).
В связи с этим срок на обращение в суд должен исчисляться с 10.06.99, то есть по истечении 10 дней (определенных в требовании) со дня окончания установленного статьей 70 Кодекса срока на направление требования.
Поскольку заявление было предъявлено 27.09.2000, то есть за пределами пресекательного срока, предусмотренного пунктом 3 статьи 48 НК РФ, оно не может быть удовлетворено.

Под сроками защиты гражданских прав понимают сроки, предоставленные управомоченному лицу для обращения к компетентным государственным или общественным органам с требованием о принудительном осуществлении и защите своего права. Таковыми являются сроки исковой давности.

Сроки существования гражданских прав

Всякое субъективное право, в том числе и субъективное гражданское право, есть право определенного лица, предоставленное ему или санкционированное законом. И подобно тому, как сам закон ограничен в своем действии во времени, в пространстве и по отношению к лицам, также во времени, в пространстве и по отношению к лицам существует и действует субъективное гражданское право.

Под сроками существования субъективного права понимаются сроки действия этого права во времени.

Служебное назначение сроков существования гражданских прав состоит, с одной стороны, в обеспечении управомоченному лицу максимальной возможности для реализации принадлежащего ему права, а с другой стороны, в обеспечении необходимой определенности и устойчивости гражданского оборота в интересах социалистического общества в целом.

Действие субъективных гражданских прав во времени бывает различным. Действие одних гражданских прав ограничено определенным сроком, в силу чего эти права носят срочный характер. Так, право патентообладателя на использование изобретения ограничено сроком в пятнадцать лет (ст. 522 ГК); права, вытекающие из выданной поверенному доверенности, действуют в течение срока, установленного в самой доверенности, но не более трех лет, а если в доверенности срок ее действия не предусмотрен, то лишь в течение одного года с момента ее выдачи (ст. 67 ГК); право нанимателя заселить по своему усмотрению освободившуюся у него излишнюю изолированную комнату в домах местных Советов действует лишь в течение трех месяцев после письменного предупреждения нанимателя жилищным органом, и т. п.

Субъективные гражданские права, существование которых ограничено определенным сроком, можно было бы назвать субъективными правами с определенным сроком действия.

В отличие от этого существование некоторых субъективных гражданских прав не ограничено во времени рамками точно установленного законом или договором (определенного) срока. Их действие во времени определяется лишь приблизительными координатами, в частности, наступлением определенного события, моментом востребования кредитора и т. п. Так, в соответствии со ст. 277 ГК срок действия договора имущественного найма не должен превышать десяти лет, а для отдельных видов этого договора — иных установленных законом сроков.

Однако из этого еще не следует, что если стороны не предусмотрели в самом договоре срок его действия, то право пользования имуществом принадлежит нанимателю в течение десяти лет (или иного предусмотренного законом срока). Статья 278 ГК предусматривает на этот счет иной порядок. Если договор имущественного найма заключен без указания срока, он считается заключенным на неопределенный срок, и каждая из сторон вправе потребовать его расторжения в любое время, предупредив об этом другую сторону за один месяц, а при найме строений или нежилых помещений — за три месяца.

Статья 307 ГК РСФСР предоставляет наймодателю право сдать внаем другому лицу жилое помещение, освободившееся временно в связи с призывом нанимателя на военную службу. Определяя срок действия этого права, закон не устанавливает точного размера этого срока, а лишь определяет, что срок этот начинает течь со дня призыва нанимателя на военную службу и что договор найма с другим лицом заключается .

В этих случаях право пользования нанимателя помещением также носит срочный характер, хотя договор и заключен сторонами на неопределенный срок. Субъективные гражданские права, существование которых ограничено неопределенным сроком, можно было бы назвать субъективными правами с неопределенным сроком действия.

Но если в приведенном случае право все же носит срочный характер, хотя срок и является неопределенным, то в отличие от этого в ряде случаев закон либо вообще не определяет срока существования субъективного права, либо прямо говорит о бессрочном действии того или иного субъективного права. В частности, не ограничены никакими сроками такие субъективные гражданские права, как право собственности, личные неимущественные права (за исключением отдельных случаев, прямо предусмотренных законом). Статья 8 Конституции СССР предусматривает бессрочный характер права пользования колхозов закрепленными за ними государственными землями. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 августа 1948 г. предусмотрено, что отвод гражданам земельных участков как в городе, так и вне города для строительства индивидуальных жилых домов производится в бессрочное пользование.

Такие субъективные права, существование которых не ограничено никакими сроками, можно назвать субъективными правами бессрочного действия.

Сроки существования субъективных гражданских прав могут быть весьма различны как по их размеру, так и по характеру их определения в законе, административно-плановом акте или в договоре. Однако при всем их разнообразии они обладают двумя непременными свойствами: во-первых, так как они определяют срок действия того или иного права, то с истечением указанного срока данное субъективное гражданское право прекращается; во-вторых, сроки существования субъективных прав не связаны непосредственно с их осуществлением.

Срок существования субъективного права есть общий срок действия данного субъективного гражданского права. Определяя эти сроки, закон по общему правилу не ставит существование того или иного права в зависимость от его осуществления или неосуществления. Так, предоставляя управомоченному лицу право выдать кому-либо доверенность на совершение тех или иных действий сроком до трех лет, закон не связывает управомоченного субъекта указаниями относительно осуществления или неосуществления действий, предусмотренных доверенностью. Доверитель по своему усмотрению может этой доверенностью воспользоваться или не воспользоваться, передать ее поверенному или не передать. Он вправе составить новую доверенность и передать ее для осуществления предусмотренных в ней действий другому лицу и т. п.

Нередко закон, определяя сроки существования субъективного права, использует специфическое выражение: что-то сделать, подразумевая таким образом, что он этого может и не делать, что в данном случае осуществление права передается на собственное усмотрение управомоченного лица. Так, предусматривая право заинтересованных лиц оспорить права патентообладателя в течение всего срока действия патента, ст. 48 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях гласит, что . Та же статья предусматривает, что в течение всего срока действия патента .

Из этого следует, что юридическое значение срока существования того или иного субъективного гражданского права заключается в том, что срок этот предоставляет управомоченному лицу реальную возможность для осуществления принадлежащего ему субъективного гражданского права и что с истечением этого срока действие права прекращается, а следовательно, утрачивается и возможность его осуществления. В этом, но и только в этом, смысле сроки существования субъективного права могут быть отнесены к срокам осуществления гражданских прав.

Пресекательные сроки

Термин произведен от более точного термина , который в свою очередь происходит от латинского глагола praecludere, что в переводе означает преграждать, препятствовать. Уже из существа самого термина, на наш взгляд, вытекает вывод о том, что к пресекательным могут быть отнесены лишь такие сроки, социальное назначение которых состоит в том, чтобы при известных обстоятельствах преградить путь, воспрепятствовать действию каких-либо правовых явлений или процессов.

Из этого вытекает также, что пресекательные сроки в советском гражданском праве это не обычные, нормальные сроки существования субъективных гражданских прав, а какие-то исключительные сроки, с истечением которых преграждается путь, пресекается существование субъективного гражданского права. Только в этом, на наш взгляд, термин может найти оправдание своего существования в советском гражданском праве.

Исходной предпосылкой решения проблемы пресекательных сроков является понимание их как одного из видов сроков осуществления субъективных гражданских прав. В отличие от буржуазного гражданского права, которое отдает существование права всецело на усмотрение управомоченного лица, советское гражданское законодательство небезразлично к тому, будет или не будет осуществлено то или иное субъективное гражданское право.

Поэтому в тех случаях, когда осуществление или неосуществление того или иного субъективного гражданского права затрагивает интересы всего общества, существенные интересы третьих лиц и т. п., закон устанавливает сроки таким образом, чтобы побудить управомоченное лицо к осуществлению принадлежащего ему субъективного права.

Это побуждение управомоченного лица к реализации своего права осуществляется законом различными способами. В одних случаях это достигается посредством установления в законе сравнительно коротких сроков существования субъективного права. Так, например, в отличие от права патентообладателя на использование изобретения, которое действует в течение пятнадцати лет, или, например, в отличие от общего трехлетнего срока действия доверенности, право наследника на принятие наследства существует лишь в течение шести месяцев со дня открытия наследства (ст. 546 ГК), право нанимателя заселить по своему усмотрению освободившуюся у него в доме местного Совета излишнюю изолированную комнату существует лишь в течение трех месяцев с момента письменного предупреждения его жилищными органами (ст. 316 ГК), и т. п.

В ряде случаев закон стимулирует осуществление субъективных гражданских прав более эффективными способами, в частности путем установления обязанности управомоченного лица осуществить свое право посредством установления в законе невыгодных последствий для управомоченного лица на случай его неосуществления. Одним из таких последствий является досрочное прекращение субъективного права вследствие его неосуществления в течение определенного времени.

Именно в этих случаях истечение определенного, установленного законом или договором срока приобретает значение обстоятельства, преграждающего путь субъективному праву, пресекающего его дальнейшее действие. Прекращение действия субъективного права выступает здесь как известная санкция за его неосуществление. Именно эти сроки и представляется целесообразным относить к пресекательным срокам.

Советскому гражданскому праву известны несколько таких случаев.

Статья 306 ГК предусматривает, что в случае временного отсутствия нанимателя, члена его семьи или всех этих граждан право пользоваться жилыми помещениями сохраняется за отсутствующими в течение шести месяцев. Разъясняя эту норму закона, Пленум Верховного суда СССР в Постановлении от 25 марта 1964 г. указал, что лица, выбывшие с данной жилой площади на новое постоянное местожительство, утрачивают право пользования помещением с момента выезда, а при временном выезде они .

В литературе и в судебной практике этот шестимесячный срок иногда рассматривают как срок исковой давности. В действительности же он таковым не является. Исковая давность — это срок, установленный для обращения управомоченного лица к компетентным органам с требованием принудительного осуществления или защиты своего права. С истечением исковой давности это право может быть утрачено.

Указанный шестимесячный срок имеет иное социальное назначение. Это не срок защиты права. Истечение его не только не погашает права на обращение в суд, но наоборот, такое обращение в суд будет успешным лишь после истечения этого шестимесячного срока. Установление этого срока имеет своим назначением побудить нанимателя использовать помещение по его назначению под страхом утраты самого права вследствие его длительного неосуществления — более шести месяцев.

Вместе с тем срок этот нельзя рассматривать и как срок существования права пользования жилым помещением. Статья 299 ГК предусматривает, что срок пользования нанимателем предоставленным ему жилым помещением определяется договором, который и является сроком существования права пользования жилым помещением. Сущность же рассматриваемого шестимесячного срока состоит в том, что неосуществление нанимателем своего права пользования жилым помещением в течение указанного срока может повлечь за собой досрочное прекращение договора найма жилого помещения. Досрочное прекращение договора найма жилого помещения, а следовательно, и досрочное прекращение права пользования нанимателя является в данном случае известной санкцией за неосуществление права.

Чем же объясняется применение такой санкции? Интересные соображения по этому поводу высказаны Г. Н. Амфитеатровым. По его мнению, принципиальный смысл данной нормы заключается в том, что кроме обычных договорных обязанностей, лежащих на нанимателе, закон требует также, чтобы наниматель . .

Следовательно, длительное неосуществление права пользования жилым помещением по существу является одной из форм осуществления права в противоречии с его назначением, частным случаем, предусмотренным ст. 5 Основ гражданского законодательства. Отсюда вытекает и применение такой санкции, как прекращение права пользования помещением на будущее время именно в связи с неосуществлением права.

Именно по этим основаниям предусмотренный ст. 306 ГК срок и следует рассматривать как срок пресекательный, с истечением которого дальнейшее существование права пользования жилым помещением прекращается еще до истечения предусмотренного договором срока его существования.

Статья 306 ГК предусматривает также ряд случаев, когда право пользования жилым помещением сохраняется за нанимателем в течение более длительного времени его отсутствия. В частности, право это сохраняется за военнослужащими срочной службы в течение всего времени прохождения срочной службы; за лицами, временно выехавшими с данной площади в связи с характером работы (экипажи судов, экспедиции и т. п.) либо на учебу, — в течение всего времени выполнения этой работы или обучения; за детьми, переданными на воспитание детским учреждениям, родственникам или опекунам, — на все время их пребывания у указанных лиц, если в жилом помещении, из которого выбыли дети, остались проживать члены их семьи; за лицами, находящимися на излечении в лечебном учреждении, — в течение всего времени пребывания в нем; в случае заключения лица под стражу — в течение всего времени нахождения под следствием или судом. При осуждении лица к лишению свободы, ссылке или высылке на срок свыше шести месяцев, если в жилом помещении не остались проживать члены его семьи, договор считается расторгнутым с момента приведения приговора в исполнение.

Гражданские кодексы союзных республик предусматривают некоторые другие случаи такого рода. Так, например, ГК Эстонской ССР в п. 5 ст. 312 предусматривает сохранение жилой площади за опекунами и попечителями в случае их переезда на жилую площадь подопечного — в течение всего времени опеки или попечительства.

Закон рассматривает эти случаи как бесспорные случаи непроживания нанимателя на данной площади по уважительным причинам. Отсутствие нанимателя по этим основаниям не влечет за собой прекращения права на жилую площадь независимо от того, в течение какого срока отсутствует наниматель.

Вместе с тем, с прекращением указанных обстоятельств обязанность нанимателя использовать предоставленную ему жилую площадь для проживания опять вступает в действие. С этого момента закон, как и в первом случае, предусматривает сохранение жилой площади за нанимателем также лишь в течение шести месяцев. Поэтому невозвращение нанимателя на данную площадь, например после окончания экспедиции, возвращения судна из плавания, прекращения опеки или попечительства, увольнения военнослужащего срочной службы из армии и т. п., в течение шести месяцев может повлечь за собой утрату права на жилую площадь, если причины отсутствия будут признаны судом неуважительными.

Следовательно, и здесь законом проводится та идея, что неосуществление права пользования жилым помещением в течение длительного времени влечет за собой досрочное расторжение договора найма жилых помещений и, следовательно, досрочное прекращение принадлежащего нанимателю права пользования жилым помещением.

Аналогичные правила предусмотрены для случаев бронирования жилых помещений. Статья 308 ГК предусматривает, что в случае командировки за границу, выезда на работу в районы Крайнего Севера и приравненные к нему местности, а также в иных предусмотренных законодательством случаях жилая площадь сохраняется за выбывшими лицами. При этом исполкомы местных Советов выдают указанным лицам охранное свидетельство (броню) на определенный срок (обычно на все время пребывания за границей или на срок действия трудового договора, а в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР, — на весь срок отсутствия).

Если наниматель или члены его семьи в течение шести месяцев после окончания срока брони не предъявят требования о возврате им помещения, договор найма помещения считается расторгнутым.

Новым для советского гражданского законодательства и весьма своеобразным является предусмотренный ст. 107 ГК РСФСР и соответствующими статьями гражданских кодексов других союзных республик срок прекращения права личной собственности на жилой дом, сверх одного, который также должен быть отнесен к пресекательным срокам.

Статья 106 ГК установила, что в личной собственности гражданина, а равно у совместно проживающих супругов и их несовершеннолетних детей может быть только один жилой дом (или часть одного дома), независимо от того, принадлежит ли он на праве личной собственности одному из членов семьи либо является их общей собственностью. Однако в ряде случаев в руках этих лиц даже по независящим от них обстоятельствам (например, в результате наследования) либо по иным дозволенным законом основаниям (например, дарение, вступление супругов, из которых каждый имеет жилой дом в личной собственности, в брак и т. п.) может оказаться несколько жилых домов.

Порядок ликвидации такого положения предусмотрен ст. 107 ГК, которая предусматривает, что, если в личной собственности граждан или у совместно проживающих супругов и их несовершеннолетних детей по основаниям, допускаемым законом, окажется более одного дома, то собственник вправе оставить в своей собственности любой из этих домов. Другой же дом (дома) собственник должен продать, подарить либо произвести его отчуждение каким-либо иным способом.

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *