Ст 79 ФЗ

ВС разъяснил условия расторжения срочного служебного контракта

Верховный суд РФ опубликовал утвержденный президиумом 56-страничный обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с трудовыми спорами федеральных и муниципальных служащих.

В документе проанализирована практика рассмотрения судами дел за последние три года. Иски чиновников касались в том числе признания незаконными прекращения служебного контракта, трудового договора, увольнения со службы по различным основаниям, дисциплинарных взысканий, перевода на другую должность, взыскания компенсации за неиспользованный отпуск.

ВС признает, что судами по отдельным категориям споров допускаются ошибки, а потому, чтобы устранить их, необходимо обратить внимание на правовые позиции по 17 проблемным аспектам этой категории дел. В частности, ВС указывает, что заключение срочного служебного контракта с чиновником, достигшим предельного возраста пребывания на госслужбе, является правом представителя нанимателя, а не его обязанностью.

Д. обратилась с иском к межрайонной ИФНС о признании незаконным приказа о расторжении служебного контракта и просила восстановить ее на государственной гражданской службе в ранее замещаемой должности. В заявлении женщина указала, что с ней был расторгнут служебный контракт в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 39 ФЗ «О государственной гражданской службе РФ» (достижение гражданским служащим предельного возраста пребывания на гражданской службе), но она имеет право на продление срока службы сверх предельного возраста пребывания на ней и на заключение в связи с этим срочного служебного контракта на срок от года до пяти лет.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Д., суд исходил из следующего. На момент расторжения служебного контракта Д. достигла предельного возраста пребывания на госслужбе – 60 лет. При этом, согласно действующему законодательству, заключение срочного служебного контракта со служащим, достигшим предельного возраста пребывания на государственной гражданской службе, является правом, а не обязанностью. Следовательно, ответчик правомерно прекратил служебный контракт с Д.

Разбирая еще один случай, ВС указал, что расторжение срочного служебного контракта, заключенного на период замещения отсутствующего служащего, за которым сохраняется должность государственной гражданской службы (ч. 3 ст. 35 ФЗ «О государственной гражданской службе РФ»), является правомерным при условии выхода на службу этого гражданского служащего.

М. обратилась с иском к департаменту внешнеэкономических и международных связей субъекта РФ о признании своего увольнения незаконным. В обоснование она указала, что незаконно освобождена от замещаемой должности государственной гражданской службы субъекта в указанном госоргане и уволена в связи с истечением срока действия срочного служебного контракта.

Суд первой инстанции отказал М. в удовлетворении требований, отметив, что у ответчика имелись основания для увольнения истицы в связи с истечением срока действия срочного служебного контракта, заключенного на период замещения отсутствующего гражданского служащего И., которая находилась в отпуске по уходу за ребенком. Суд полагал, что имел место выход на службу И., за которой сохранялась должность.

Апелляция, напротив, не согласилась с данным выводом и отменила вынесенное прежде решение, указав на несоответствие выводов суда первой инстанции обстоятельствам дела и на неправильное применение норм материального права. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 35 ФЗ «О государственной гражданской службе РФ» срочный служебный контракт, заключенный на период замещения отсутствующего гражданского служащего, за которым в соответствии с данным федеральным законом сохраняется должность гражданской службы, расторгается с выходом этого гражданского служащего на службу. При этом гражданский служащий, замещавший указанную должность, освобождается от замещаемой должности гражданской службы и увольняется со службы.

Срочный служебный контракт с М. был заключен на период отсутствия гражданского служащего И., находящейся в отпуске по уходу за ребенком. 21 августа 2014 года последняя обратилась к представителю нанимателя с заявлением о прерывании отпуска по уходу за ребенком с 8 августа. В этот же день представителем нанимателя был издан приказ, согласно которому И. надлежит считать приступившей к исполнению должностных обязанностей. Кроме того, 21 августа И. обратилась к представителю нанимателя с заявлением о предоставлении отпуска по беременности и родам с 8 августа.

Учитывая, что И. отпуск по уходу за ребенком прерван с 8 августа и с этого же дня предоставлен отпуск по беременности и родам, причем совершение юридически значимых действий (обращение гражданского служащего с соответствующими заявлениями) осуществлено позднее календарной даты, указанной как дата выхода на службу, апелляция, по мнению ВС, пришла к правильному выводу о том, что И. фактически на службу не выходила и, следовательно, отсутствуют основания прекращения служебного контракта с М., освобождения ее от замещаемой должности государственной гражданской службы и увольнения с гражданской службы в связи с истечением срока действия срочного служебного контракта.

С полным текстом обзора практики рассмотрения судами споров, связанных с прохождением службы государственными гражданскими служащими и муниципальными служащими, можно ознакомиться здесь.

  • Судебная практика, Иск, Суды и судьи
  • ФНС РФ
  • Верховный суд РФ
  • Государственная и муниципальная служба

Увольнение государственного служащего при выходе основного работника: пошаговая инструкция

Увольнение государственного служащего при выходе основного работника

В соответствие с п.3 ст. 35 закона №79-ФЗ, а также на основании ст. 79 ТК РФ, срочный контракт с сотрудником, привлеченным к работе для замещения временно отсутствующего сотрудника, расторгается по факту возвращения основного работника.

Порядок документального оформления увольнения госслужащего при выходе основного работника описан в инструкции ниже.

Шаг #1. Уведомление госслужащего об увольнении

При освобождении от замещаемой должности временный работник должен быть уведомлен не менее чем за 7 дней до момента фактического прекращения трудовых отношений.

Рассмотрим пример. Госслужащий Сидоров отсутствует на рабочем месте в связи с необходимостью ухода за нетрудоспособным родственником. На период отсутствия Сидорова на его должность принят Лукьянов на условиях срочного служебного контракта – с 01.09.2020 по 01.11.2020.

25.10.2020 года представитель нанимателя (руководитель госоргана) предоставил Лукьянов уведомлении о прекращении служебного контракта с 01.11.2020 года.

01.11.2020 года Лукьянов уволен с госслужбы, 02.11.2020 года приступил к выполнению должностных обязанностей.

Возможны случаи, когда служебный контракт расторгается ранее установленного срока в связи с досрочным возвращением к работе основного сотрудника. В таком случае также соблюдается общий порядок уведомления временного работника – за 7 дней до увольнения. Если основной сотрудник оформил заявление о досрочном возвращении к работе позже 7-дневного срока, то временный работник уведомляется об увольнении по факту поступления нанимателю такого заявления.

Рассмотрим пример. Госслужащий Петренко принят на работу на условиях срочного контракта в целях замещения сотрудника, находящегося в декретном отпуске. Срок окончания отпуска по уходу за ребенком – 08.11.2020 года, на следующий день (09.11.2020) основной работник должен приступить к выполнению должностных обязанностей.

01.10.2020 года сотрудник, находящийся в декрете, подал заявление о досрочном возвращении к служебным обязанностям – с 05.10.2020 года. На основании заявления ответственный сотрудник госоргана составил уведомление о прекращении срочного контракта с 04.10.2020 года.

Уведомление направлено Петренко 01.10.2020 года, 04.10.2020 года Петренко уволен в связи с окончанием срока действия контракта, 05.10.2020 года основной работник приступил к выполнению служебных обязанностей.

Уведомление о прекращении срочного контракта оформляется в свободной форме с указанием следующей информации:

  • ФИО, должность временно замещающего должность;
  • дата, номер срочного служебного контракта;
  • дата прекращения трудовых отношений и освобождения госслужащего от должностных обязанностей.

Уведомление составляется в письменном виде и передается сотруднику для ознакомления под роспись («Ознакомлен», ФИО, дата).

Шаг #2. Издание приказа об увольнении

Основанием для освобождения сотрудника от государственной должности является приказ, оформленный в общем порядке, с соблюдением требований ГК РФ.

Приказ оформляется на бланке исполнительного органа государственной власти с указанием следующей информации:

  • наименование документа, дата, место составления;
  • ФИО, должность увольняемого госслужащего;
  • номер, дата служебного контракта, подлежащего расторжению;
  • основание для увольнения (по окончанию срока действия служебного контракта в соответствие со ст. 35 закона №79-ФЗ от 27.07.2004 года);
  • дата увольнения;
  • информация о компенсациях, подлежащих выплате на основании приказа об увольнении (компенсация неиспользованного отпуска, при ротации – 4-х месячный оклад).

Образец приказа можно скачать здесь ⇒ Приказ об увольнении с госслужбы по окочанию срочного контракта.

Приказ, подписанный уполномоченным лицом госоргана, передается увольняемому сотруднику для ознакомления.

Шаг #3. Расчет зарплаты

При увольнении госслужащего при выходе основного работника наниматель выплачивает увольняемому работнику выплаты, предусмотренные трудовым законодательством и законом «О госслужбе в РФ».

В день увольнения наниматель выплачивает увольняемому зарплату за фактически отработанное время.

При расчете зарплаты учитывается:

  • оклад;
  • надбавка за выслугу лет;
  • доплата за работу в опасных условиях, с засекреченной информацией, т.п.
  • премия за выполнение особо важных государственных заданий.

Рассчитывая зарплату, выплачиваемую при увольнении работника, наниматель суммирует общую сумму вознаграждения, после чего определяет сумму выплаты пропорционально отработанному времени, с учетом ранее выданного аванса.

Рассмотрим пример. Зарплата сотрудникам комитета при муниципальном госоргане выплачивается дважды в месяц – 15-го числа текущего месяца и 5-го числе следующего месяца.

Госслужащий Зубров уволен 22.10.18 в связи с выходом основного работника.

Оклад Зуброва – 15.000 руб., надбавка за выслугу – 1.500 руб., доплата за условия труда – 3.000 руб.

15.10.2020 Зуброву выплачен аванс за октябрь в размере 50% от общей суммы месячного вознаграждения – 9.750 руб.

При увольнении Зуброва бухгалтер рассчитал сумму выплаты в следующем порядке:

Шаг #4. Расчет компенсаций

В течение срока действия служебного контракта на госслужащего распространяются общие нормы трудового законодательства, в том числе, право на получение ежегодного отпуска сроком 30 дней, а также право на дополнительный отпуск исходя из периода выслуги. В случае если на момент увольнения отпуск госслужащим использован не полностью, наниматель выплачивает увольняемому компенсацию в размере среднего заработка за каждый день отдыха.

Компенсацияотпуск = СрЗар * КолДн,

где СрЗар – среднедневной заработок, рассчитанный на основании общего дохода, полученного госслужащим в течение расчетного года; КолДн – количество календарных дней неиспользованного отпуска.

Дополнительно к компенсации госслужащему может быть выплачена материальная помощь, назначаемая при оформлении отпуска в общем порядке. Предельный размер материальной помощи – 3-кратный оклад госслужащего.

Прекращение срочного служебного контракта с госслужащим не является основанием для выплаты выходного пособия.

При этом компенсация в размере 4-месячного оклада выплачивается в случаях, когда сотрудник освобождается от временной должности, на которую назначен в порядке ротации. Согласно п.5 ст. 35 закона №79-ФЗ, установленная сумма выплачивается при условии, что договор расторгнут на основании письменного отказа госслужащего от предложенной должности.

Существенные условия контракта

Основными законодательными актами выступает Закон № 79-ФЗ, Указ Президента РФ от 16 февраля 2005 г. № 159 «О примерной форме служебного контракта о прохождении государственной гражданской службы Российской Федерации и замещении должности государственной гражданской службы Российской Федерации». Договор в обязательном порядке должен содержать следующие разделы:

  1. Общие положения, где указывается, с кем заключается договор, на какую должность.
  2. Права, обязанности сторон.
  3. Условия денежного вознаграждения: размер оклада, надбавки, поощрения, отпускные, материальная помощь.
  4. Служебное время, отдых. Указывается нормальная продолжительность служебного времени, сокращенная, ненормированный служебный день, продолжительность основного отпуска, дополнительного.
  5. Срок действия контракта.
  6. Льготы, основные, дополнительные гарантии.
  7. Испытательный срок.

Изменения существенных условий договора возможны. Служащего об этом уведомляют за 2 месяца до внесения поправок. Оформляются в письменном виде, подписываются сторонами.

Инициировать изменения в договоре может наниматель. Уведомить служащего о намерениях изменить существенные условия контракта он должен за 2 месяца в письменной форме. За это время гражданин, занимающий должность, должен принять решение – согласиться с новыми условиями либо уволиться. В случае письменного отказа контракт прекращается в соответствии действующим законодательством.

Базовые условия контракта на госслужбе

Контракт – это двухсторонний документ между нанимателем и служащим, который фактически устанавливает для сторон «правила» игры на весь период действия такого документа. Кроме традиционных разделов, регулирующих права и обязательства, сюда также в обязательном порядке включаются такие позиции:

  • четкое наименование организации, а также должности, что занимает гражданин на государственной службе;
  • дата, когда сотрудник начинает выполнять свои должностные функции;
  • должностной регламент, полномочия и обязательства служащего, на которого возложены эти обязанности;
  • все виды, а также конкретные условия страхования, полагающиеся гражданскому служащему по этой должности;
  • полномочия и мера ответственности нанимателя относительно служащего;
  • что полагается работнику во время выполнения служебных обязанностей, все доступные компенсации, льготы за работу в сложных, тяжелых, опасных, вредных условиях;
  • общий режим работы учреждения, а также конкретный режим для служащего (если он отличается от того, какой установлен в этой организации);
  • условия социального страхования по конкретной должности;
  • подпадает ли эта должность под перечень должностей, где предусматривается ротация.

Дополнительно в служебных контрактах могут предусматриваться и другие ключевые позиции. Здесь все зависит от условий прохождения службы, сложности и ответственности за выполняемую работу. В частности, к таким дополнительным условиям относят:

  • необходимость введения испытательного срока;
  • обязательство не разглашать коммерческую, служебную или государственную тайну (если по своей должности работник будет сталкиваться с такими сведениями);
  • обязательство гражданина отработать определённый срок после окончания учебного заведения, где он проходит учебу за бюджетные деньги по целевой программе;
  • личные показатели конкретных достижений в процессе работы, когда служащему будет насчитываться дополнительная поощрительная оплата труда;
  • другие условия, благодаря которым позиция служащего в процессе выполнения трудовых функций может улучшаться.

Поэтому здесь необходимо учитывать все ключевые условия, которые в дальнейшем могут стать основанием для полноценного выполнения работником возложенных на него функциональных обязанностей.

Власть ищет пути сокращения расходов. Один из возможных вариантов — уменьшение числа чиновников всех рангов и мастей. Недавно эта тема была вновь поднята в дискуссии о возможности укрупнения ряда российских регионов. Масла в огонь подлил и глава ЛДПР Владимир Жириновский, предложивший подойти к проблеме радикально — сократить численность региональных парламентов, Госдумы, а Совет Федерации вообще упразднить.

Беседовала Светлана Сухова

Насколько возможно и нужно сегодня сокращать госаппарат, «Огонек» поинтересовался у директора Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ Андрея Яковлева.

— Андрей Александрович, коронавирус и обвал нефтяных цен — серьезный удар. Власть не в состоянии спасти всех и вся, но чиновников явно решено не трогать. А между тем еще весной 2019 года Минфин объявил о намерении сократить в нынешнем году 10 процентов штатов центральных аппаратов федеральных ведомств (подробнее см. «Огонек» № 11 за 2019 год). Процесс успели запустить?

–– В начале марта на заседании правительства России прошлогодние цифры по сокращению госаппарата были озвучены и были даны поручения ведомствам. Но затем с развитием кризиса стало очевидно, что власти в ближайшие месяцы будет не до сокращения госслужащих. Правительство можно понять: в кризис проводить какие-либо сокращения любых штатных единиц — не самая лучшая идея в условиях растущей безработицы. Увеличивать последнюю за счет госсектора — плохое решение как с экономической, так и с политической точки зрения. Вспомните кризис 12-летней давности: ни в 2008-м, ни в 2009-м мы не наблюдали сокращений госаппарата. Напротив, в бюджетном секторе было повышение зарплаты. Какие-то сокращения начались лишь в 2010 году — одновременно с сокращением дотаций регионам. Так что к озвученным выше планам Минфина правительство вернется, но, скорее, в будущем году, когда потребуется секвестировать бюджет.

Андрей Яковлев, директор Института анализа предприятий и рынков при НИУ ВШЭ

–– Но ведь логично сокращать траты на содержание целой армии чиновников как раз в кризис?

–– Тут все немного сложнее. Если взять официальные цифры, то чиновников в России из расчета на 100 тысяч населения примерно столько же, сколько и на Западе. Иными словами, особой количественной разницы нет. Но есть качественная: там чиновники выполняют функции, понятные гражданам и бизнесу. В России же качество госуслуг, предоставляемых в обмен на налоги, иное. Скажем прямо — более низкое. То есть проблема не в количестве чиновников, а в том, как работает госаппарат и каково в целом качество госуправления. Госаппарат можно и нужно оптимизировать, но надо понимать, что только от того, что чиновников станет меньше, всем остальным лучше и проще жить не станет.

–– Не ждет ли нас хождение по инстанциям и невиданная бумажная волокита после отмены карантина из-за стремления чиновников продемонстрировать свою значимость?

–– Парадокс в том, что это нас ждет не в будущем, это уже происходит. Сегодня госаппарат уже занят сверх всякой меры.

Недавно один губернатор назвал мне цифру запросов, полученных им из разных федеральных ведомств только за одну неделю,— их было больше 150! И по всем этим «запросам из центра» областное правительство должно дать ответы в оперативном режиме.

В результате в этом и во многих других регионах местные чиновники заняты подготовкой ответов на такие запросы, вместо того чтобы заниматься своими прямыми обязанностями: работой с предприятиями, населением, с учреждениями здравоохранения и социальной сферы. Бюрократическая машина сама себя воспроизводит. Речь не только о численности аппарата, который после любого сокращения в России через 3–4 года восстанавливается в прежнем объеме. Речь и о воспроизводстве функций: нормативные акты, создаваемые чиновниками, порождают необходимость в их исполнении и в контроле за их исполнением, не говоря уже о наказании за неисполнение. Процесс зацикливается: больше предписаний — больше контроля и новых предписаний. Весь вопрос в том, нужны ли все эти функции, которыми наделены сегодня российские чиновники разных уровней?

–– И каков ответ?

–– Адекватный ответ на этот вопрос могут дать только «внешние силы». Указать на избыточность функций госаппарата может, например, оппозиция, заточенная на то, чтобы отыскивать слабые места во властном монолите. Ей в этом могут помочь независимые СМИ, проводящие расследования. Отчасти с этой задачей могут справиться НКО и профсоюзы, если они также независимы и сильны. Вся суть в том, чтобы между обществом и государством существовала система обратной связи. В противном случае в стране возникает некое «окукливание» бюрократического аппарата.

Проблема в том, что в России за последние 20 лет все стандартные механизмы, которые могут препятствовать разрастанию чиновничьего аппарата, оказались «свернуты». А реакцию на рост госаппарата проявляет разве что Минфин: и то только потому, что по долгу службы он обязан контролировать расходы бюджета. Но банальное сокращение чиновничьего «поголовья» — на 10 или 15 процентов — проблемы, как уже было сказано, не решает. Вопрос в том, какие из функций, которые выполняет сейчас бюрократический аппарат, действительно нужны, а какие избыточны. И как поднять качество исполнения тех функций, которые нужны. Но сами чиновники не могут ответить на эти вопросы.

–– В экспертном сообществе часто приходится слышать, что чиновники — социальная база власти, долго и тщательно ею выстраиваемая. Согласны ли вы с такой оценкой?

–– С одной стороны, все так. Именно благодаря бюрократическому аппарату с начала 2000-х власть обеспечивала для себя контроль над происходящим. А само привилегированное «сословие» стало неуловимо похоже на партийно-государственную номенклатуру времен Брежнева. Но такая система может работать, пока у государства много денег, в противном случае она дает сбой. Проблема еще и в том, что подобная система не приемлет инициативы с мест. Вспомните, как в середине и второй половине 2000-х харизматические «политические тяжеловесы» во главе регионов уступили свои кресла безликим, но при этом лояльным и подконтрольным центру «технократам», обеспечивавшим нужные цифры на выборах любого уровня. И пока федеральная власть была в состоянии «заливать» любую проблему деньгами, все шло более или менее гладко. Но уже после кризиса 2008–2009 годов, политических событий 2011–2012 годов и особенно после 2014 года изменилась среда. Зримо ужесточились бюджетные ограничения, и центр стал требовать от губернаторов не только лояльности, но и результатов деятельности, усилив давление на бюрократическую элиту через борьбу с коррупцией, включая аресты губернаторов и министров. Это привело к заметному внутреннему напряжению в бюрократической среде. Как итог: в последние 2–3 года Кремлю стало сложно подбирать кандидатуры на руководство субъектами Федерации. Мне рассказывали, например, про одного из губернаторов, что он — «седьмой», потому что шестеро до него отказались от предложения возглавить регион. И их можно понять: перспективы карьеры — туманные, а вот риски вполне очевидны. Аналогичные проблемы прослеживаются сегодня на всех уровнях и во всех ветвях власти, когда речь идет о позициях, предполагающих принятие решений и ответственность.

–– И все равно от желающих порулить нет отбоя…

–– Правда, но все чаще шестеро отказываются… И в итоге все чаще вакансии в регионах закрываются только потому, что человека ставят перед «предложением, от которого нельзя отказаться», потому что иначе для него вообще закроются все возможности на госслужбе. На федеральном уровне есть отличия, поскольку реальной ответственности тут меньше, а полномочий и денег — больше. Но в регионах сегодня ответственность огромная при отсутствии адекватных полномочий и финансовых ресурсов. Я все это к тому, что, сделав из бюрократии социальную базу и опору в начале 2000-х, власть сегодня ее сама разрушает, порождая в госаппарате (особенно региональном) колоссальное напряжение и неуверенность.

–– Зачем же пилить сук, на котором сидишь?

–– Я бы сказал, что здесь скорее срабатывает логика «негативного отбора» внутри самой бюрократической системы. На смену фигурам типа Алексея Кудрина или Германа Грефа (как бы кто к ним ни относился, но как министры они были способны на самостоятельные и активные действия) во многом пришли исполнители, которые способны действовать в рамках поставленных перед ними конкретных задач, но не генерируют новые идеи.

–– Так, может, оно и к лучшему?

–– Это не так, без инициативы нет никакого развития, в том числе и в системе госуправления. Несколько лет назад я уже задавался вопросом, зачем люди идут на госслужбу, и выделил три фактора или причины. Во-первых, госслужба это «непыльное», спокойное и хорошо оплачиваемое место с социальными гарантиями. С такой мотивацией в госаппарат приходит большинство, но общую картину определяют другие — те, кто на госслужбе видит для себя возможности проявления инициативы. И вот здесь возникает развилка — эта инициатива может быть во благо для общества или же она может преследовать сугубо частные меркантильные интересы (типа «распила» бюджетных средств). Хотя в общественном мнении доминирует представление о тотальной коррупции в нашем госаппарате, в действительности это не так, просто потому что подавляющее большинство чиновников не имеют доступа к принятию решений о распределении средств. По сути, речь идет только о тех, кто принимает такие решения и кто для занятия своей должности до того, как правило, должен был продемонстрировать инициативу и результаты деятельности.

В Китае, например, чтобы подняться по карьерной лестнице партийно-государственного аппарата, нужно продемонстрировать весомые результаты на нижних ступенях, прежде всего в регионах. При этом понятие «успешный опыт работы» имеет весьма четкие признаки: темпы экономического роста, цифры привлеченных инвестиций — частных и иностранных. Конечно, для успешной карьеры работают еще политические факторы и личные связи — их никто не отменял, но главное — результаты работы на предыдущем месте. В Китае человека со связями, который ничего не достиг, никто не будет продвигать наверх. Тем самым задается понятная система карьерного продвижения: если я добиваюсь таких-то и таких-то результатов, я могу рассчитывать на дальнейший рост по службе. И одновременно есть жесткие санкции за нарушения действующих правил.

–– В России правила отсутствуют, а риски попасться невелики?

–– Парадокс в ином. Мы с коллегами пять лет назад проводили сравнительное исследование карьерного роста глав регионов в Китае и России. Мы рассматривали период 1999–2012 годов, и на этом отрезке пост губернатора оказывался тупиковым в карьере отечественного чиновника. На тот момент главы российских регионов пребывали у власти куда дольше их китайских визави, но по окончании службы в лучшем случае оказывались на пенсии или в Совете Федерации, а бывало, что попали за решетку или даже пускались в бега. Лишь единицы получали повышение — приглашение на работу в федеральные органы власти. Но когда человек видит, что его нынешний пост — это карьерный тупик, то он и ведет себя соответствующе — как временщик, собирая «ренту» с территории. Недавно мы повторили это исследование. Итоги еще не подвели, но можно сказать, что бюрократическая система в России стала меняться.

–– И что же в ней изменилось?

–– Как я уже говорил, после 2012 года жестче стали бюджетные ограничения и выросли требования к госаппарату, потому что у центральной власти уже нет тех ресурсов, которые были в 2000-е годы. На этом фоне можно было ожидать, что в системе госуправления заработают «социальные лифты».

Мы видим примеры такого рода — когда конкретного человека назначают в регион и при наличии результатов возвращают в Москву на хорошую должность в федеральной системе власти. Такой логике, например, соответствовали карьерные перемещения нынешнего главы Минэкономразвития Максима Решетникова. Также в новом правительстве стало больше выходцев из губернаторского корпуса. Тем не менее, в отличие от Китая, понятной и внятной системы «кнута и пряника» для отечественного чиновника так и не появилось: по-прежнему отсутствуют критерии успешности, нет понятных карьерных траекторий.

–– Велика ли «армия» российских чиновников?

–– Последние официальные данные, заявленные первым замглавы Минфина Татьяной Нестеренко, относятся к осени прошлого года. Более свежих цифр пока нет. Согласно Нестеренко, на 1 июля 2019 года в отечественной системе госуправления работало 2,4 млн человек: 603 тысячи из которых — федеральные гражданские служащие, 252 тысячи — гражданские служащие регионов и еще 395 тысяч — муниципальные служащие. В сумме получается 1,25 млн — это те, кто является по статусу чиновниками и подпадает под закон о госслужбе. Помимо них в системе госуправления работает еще 1,1 млн человек, которые де-юре не являются госслужащими. Есть и другая цифра: на 10 тысяч населения России приходится 163 чиновника (без учета структур ФСБ, ФСО и т.п.).

–– Владимир Жириновский предложил упразднить Совфед и вдвое уменьшить число депутатов всех уровней. Это актуально?

–– На мой взгляд, предложения Жириновского — чистой воды популизм. Депутаты заксобраний со всеми секретарями и помощниками — чуть ли не самая малочисленная группа в российском госаппарате, да и депутатов Госдумы на фоне гигантского аппарата федеральных органов исполнительной власти не так уж и много. Так что реальной экономии средств предложенные действия не принесут. Основная численность госаппарата — это сотрудники территориальных органов федеральных ведомств. Именно за счет них в каждом регионе на одного регионального чиновника приходится по три федеральных.

–– А если сокращать не депутатов, а госаппараты федеральных органов власти? Под предлогом объединения регионов, например…

–– Объединение регионов — это отдельный сложный вопрос, и те сокращения, которые могут произойти в результате этого, погоды не сделают.

–– До кризиса средств в «частном секторе» — у граждан и компаний — было больше, чем в госсекторе. А как сейчас?

–– Все осталось по-прежнему. На 1 апреля вклады и депозиты физических лиц в банковской системе страны составили 31,6 трлн рублей. На депозитах юридических лиц — 19,3 трлн (мы говорим не про остатки на текущих счетах, а именно про депозиты). Между тем как сбережения государства, аккумулированные в Фонде национального благосостояния (ФНБ),— это 12,9 трлн рублей. То есть 51 трлн против примерно 13 трлн. Вывод: у частных компаний и граждан денег в 4 раза больше, чем у государства. И если мы хотим развиваться, надо находить способы для того, чтобы средства фирм и домохозяйств не лежали на депозитах, а использовались для инвестиций.

–– Шесть лет назад вы говорили «Огоньку» (№ 41 за 2014 год) о важности диалога между властью и бизнесом для определения функций госаппарата. До нынешнего кризиса разговоров не возникло, но остался ли интерес?

–– Нужда есть, нет реальных каналов и возможностей. Ведь для диалога нужны организации, не зависящие от власти. Их нет, потому что такие структуры, как и всякие другие, не могут существовать на чистом энтузиазме, им нужны ресурсы. Бизнес обладает ресурсами, но он стал осторожен после того, как его «равноудалили» еще в начале 2000-х. Других ресурсов не осталось. Примеры того, как власть наказывает непокорных, также не способствовали активизации диалога. 20 лет назад у российской элиты была общая идея — сделать Россию экономически независимой и восстановить уважение к нашей стране в мире. При этом российская элита однозначно хотела войти в глобальный «элитный клуб» и стремилась к интеграции России в глобальный миропорядок. Реализация этих идей опиралась на построение модели госкапитализма, чем-то напоминавшей опыт Южной Кореи 1960–1970-х годов. На фоне высоких цен на нефть в 2000-е эта модель более или менее работала. Но после кризиса 2008–2009 годов стало очевидно, что условия изменились. «арабская весна» 2011 года подлила масла в огонь и напугала: у российской элиты возник страх того, что любая либерализация — это шаг в направлении смуты. В ответ на эти страхи началось «закручивание гаек» — с охотой на «иностранных агентов» и подавлением оппозиции. А затем последовал 2014 год — когда мы однозначно противопоставили себя Западу. Но при этом власть не предложила ни элитам, ни обществу никакой альтернативной модели. В итоге у элит и общества исчезло видение будущего, без которого не бывает стимулов к развитию. В этом контексте текущий кризис при всей его тяжести, возможно, станет для элит поводом для того, чтобы наконец задуматься о будущем страны и своем собственном, как это произошло в 1999 году после финансового краха в августе 1998 года. Напомню, что одним из первых решений Владимира Путина как премьер-министра в сентябре 1999 года стал запуск процесса разработки Стратегии-2010, которая потом стала более известна как «программа Грефа». Появление нового долгосрочного плана развития страны, учитывающего изменившиеся реалии окружающего мира и интересы ключевых игроков на стороне государства, бизнеса и общества, сегодня было бы гораздо важнее, чем сокращение числа чиновников: больше их или меньше — сегодня не так уж и важно.

Деятельность государственных гражданских служащих регулируется не трудовым законодательством, а Федеральным законом № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе РФ». В законе предусмотрены основания расторжения служебных контактов, освобождения от занимаемой должности и увольнения этой категории лиц.

В статье расскажем о том, каким образом служащий может расторгнуть правоотношения с нанимателем по собственному желанию, а также о полагающихся при расторжении контракта выплатах.

Особенности процедуры

Служебные правоотношения, складывающиеся между государственным гражданским служащим и нанимателем, регулируются Федеральным законом № 79-ФЗ от 27.07.2004 «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Прием, осуществление трудовой функции, а также увольнение со службы происходят в соответствии не с Трудовым кодексом РФ, а с названным законом. Общие основания увольнения государственных служащих перечислены в статье 33 Федерального закона № 79-ФЗ.

Лиц, замещающих должности на государственной гражданской службе, следует отличать от лиц, служащих в правоохранительных органах и военных и военизированных организациях. Правоотношения, возникающие при исполнении ими своих обязанностей, регламентируются специализированным законодательством и не подпадают под Закон №79-ФЗ.

Когда можно уволить госслужащего: основания

По закону государственные гражданские служащие могут быть уволены в следующих случаях (статья 33 Федерального закона 79-ФЗ):

  • при достижении служащим и представителем нанимателя соглашения относительно расторжения служебного контракта;
  • по инициативе госслужащего;
  • по инициативе нанимателя;
  • по обстоятельствам, независящим от воли сторон служебных правоотношений;
  • в связи с несоблюдением ограничений или нарушением запретов, установленных законодательством для этой категории лиц;
  • в связи с окончанием срока действия служебного контракта;
  • в случае ликвидации государственного учреждения;
  • при сокращении численного или штата госслужащих;
  • по другим основаниям, перечисленным в Законе №79-ФЗ.

Как правильно уволиться по собственному желанию?

Статья 36 Федерального закона №79-ФЗ позволяет государственному служащему расторгнуть контракт с нанимателем и уволиться со службы по собственному желанию. Данная статья повторяет положения статьи 80 Трудового кодекса РФ.

Имеет ли особенности процедура ухода государственного служащего по собственному желанию и в чем они заключаются, рассказано далее.

Для того, чтобы прекратить служебные правоотношения, служащему необходимо за две недели сообщить о принятом решении нанимателю, представив письменное заявление об увольнении. До истечения двухнедельного срока служащий вправе отозвать свое заявление и продолжить работать.

Если на его место уже приглашен иной сотрудник, служащий подлежит увольнению.

В двухнедельный период со дня подачи заявления о прекращении служебного контракта до даты увольнения сотруднику следует:

  1. Осуществить передачу дел.
  2. Подписать обходной лист.
  3. Получить трудовую книжку.
  4. Получить окончательный расчет.

По состоянию здоровья

Пункт 2 части 2 статьи 39 Федерального закона №79-ФЗ в качестве основания прекращения правоотношений сторон предусматривает состояние здоровья сотрудника, не позволяющее ему продолжать исполнять свои служебные обязанности. Однако государственный гражданский служащий может расторгнуть служебный контракт по собственной инициативе по причине ухудшения своего здоровья.

Разница между увольнением по статье 36 и пункту 2 части 2 статьи 39 Федерального закона № 79-ФЗ заключается в том, что во втором случае невозможность продолжения службы должна быть подтверждена соответствующими медицинскими заключениями.

В соответствии со статьей 36 Закона № 79-ФЗ служащий при наличии уважительных причин, включая состояние здоровья, вправе требовать расторжения служебного контракта до истечения установленного законом двухнедельного срока, а представитель нанимателя обязан выполнить данное условие и расторгнуть контракт в день, указанный сотрудником.

Расторжение контракта и увольнение производится на основании заявления сотрудника. Какой-либо определенной формы такого заявления не предусмотрено, однако в случае, если лицо намерено уволиться до истечения предусмотренного законом срока, данное обстоятельство необходимо обосновать в заявлении, приложив при необходимости подтверждающие документы.

Увольнение в связи с невозможностью продолжения служебной деятельности по состоянию здоровья (пункт 2 части 2 статьи 39 Закона №79-ФЗ) требует от сотрудника предоставления соответствующего медицинского заключения.

Просто по желанию

Государственный служащий имеет право расторгнуть служебные правоотношения с нанимателем по собственному желанию. При этом закон требует от него предварительного уведомления представителя нанимателя о принятом решении (статья 36 Закона №79-ФЗ).

Срок уведомления, указанный в законе, составляет две недели. Для того чтобы прекратить правоотношения, служащему необходимо представить представителю нанимателя письменное заявление о расторжении контракта по собственному желанию.

Заявление служащего должно содержать следующую информацию:

  1. шапку с указанием Ф. И. О. и наименованием должностей представителя нанимателя и самого сотрудника;
  2. название документа – заявление;
  3. основную часть, содержащую просьбу о прекращении контракта по собственному желанию;
  4. в случае, если служащему необходимо расторгнуть контракт до истечения двухнедельного срока, в заявление следует указать дату увольнения, а также обоснование такого требования;
  5. дату написания заявления;
  6. подпись лица.

Заявление можно передать представителю нанимателя несколькими способами:

  1. Лично. В этом случае заявление следует написать в 2 экземплярах, на одном из которых поставить входящий номер и подпись сотрудника, его принявшего.
  2. Направить по почте. Заявление об увольнении следует направлять заказной корреспонденцией с уведомлением о получении адресатом и описью вложения.

Нужна ли отработка?

Закон «О государственной гражданской службе РФ» в статье 39 предусматривает в качестве основания расторжения контракта желание самого госслужащего.

Фактически законодательство не содержит такого понятия, как «отработка перед увольнением». Однако условием увольнения по инициативе госслужащего является заблаговременное предупреждение им представителя нанимателя, срок предупреждения установлен в 2 недели.

В течение этого срока сотрудник имеет право передумать и отозвать поданное заявление. Кроме того, срок дается лицу на передачу дел, подписание обходного листа и т. п.

Однако, если стороны служебного контракта придут к взаимному согласию, этот срок может быть сокращен, а служащий уволен в любой день, относительно которого он договорится с представителем нанимателя. Кроме того, необходимость в соблюдении установленного законом срока отсутствует в следующих случаях:

  • госслужащий не может продолжить исполнять служебные обязанности по уважительной причине (поступление в учебное заведение, переезд в иную местность, выход на пенсию и т. п.);
  • представитель нанимателя допускает нарушения законодательства.

В перечисленных случаях контракт должен быть расторгнут в дату, указанную служащим.

Порядок проведения процедуры

Порядок увольнения государственного гражданского служащего будет следующим:

  1. Госслужащий предоставляет заявление с просьбой о расторжении служебного контракта.
  2. Сотрудник кадрового подразделения на основании полученного заявления готовит приказ о расторжении служебного контракта, освобождении от занимаемой должности и увольнении со службы.
  3. Госслужащему выдается обходной лист, который необходимо заполнить до момента увольнения.
  4. В трудовую книжку увольняющегося лица вносится соответствующая запись.
  5. В день увольнения госслужащий знакомится с приказом о прекращении с ним служебных правоотношений.
  6. В последний день работы сотрудник должен сдать подписанный обходной лист, и получить памятку о соблюдении требований к служебному поведению государственных гражданских служащих.
  7. В этот же день ему выдается трудовая книжка с записью об увольнении.
  8. В последний день работы представитель нанимателя производит с увольняемым окончательный расчет.

Какие выплаты положены?

В день увольнения представитель нанимателя обязан произвести с увольняемым госслужащим окончательный расчет, выплатит ему причитающиеся денежные средства. В обязательном порядке госслужащим выплачиваются:

  • заработная плата за отработанный период времени, в которую включаются надбавки за выслугу лит, классные чины и т. п.;
  • компенсация за неотгулянные дни отпуска, при наличии оснований.

В зависимости от оснований прекращения служебного контракта государственному служащему могут дополнительно выплачиваться компенсационные платежи:

  • при увольнении в связи с невозможностью продолжения службы по состоянию здоровья лицу выплачивается выходное пособие равное его двухнедельному заработку;
  • при сокращении численного штата или ликвидации государственного органа служащий имеет право на получение компенсации в размере денежного содержания за 4 месяца.

Возможно ли восстановиться на госслужбу?

Если государственный гражданский служащий считает, что его увольнении было осуществлено без законных оснований, либо в процессе увольнения представителем нанимателя были допущены нарушения, он имеет право обжаловать расторжение правоотношений в судебном порядке. Для обращения в суд лицу предоставляется месячный срок с момента получения трудовой книжки или ознакомления с приказом об увольнении.

Если срок на обращение в суд пропущен по причинам, которые суд признает уважительными, то он может быть восстановлен. Обоснование причин и оценка их уважительности осуществляются судом в каждом случае индивидуально.

В исковом заявлении, подаваемом несогласным лицом в суд, необходимо указать причины увольнения, а также основания, по которым бывший госслужащий считает, что действия представителя нанимателя были незаконными. В случае удовлетворения требований уволенного лица, оно подлежит восстановлению на службе.

Государственные гражданские служащие могут быть уволены с замещаемой должности по различным основаниям, включая:

  • ликвидацию госоргана;
  • инициативу нанимателя;
  • состояние здоровья;
  • а также собственное желание.

Для прекращения служебных отношений по собственной инициативе государственному служащему необходимо обратиться к представителю нанимателя с соответствующим заявлением.

Процедура увольнения завершается получением госслужащим трудовой книжки и окончательного расчета. При этом входящие в расчет выплаты зависят от оснований, по которым лицо было уволено с гражданской службы.

С 2020 года в России начнется реализация реформы в сфере госуправления, которая приведет к масштабному сокращению армии госслужащих и повышению зарплат оставшихся, рассказала в интервью РИА «Новости» первый замминистра финансов Татьяна Нестеренко.

По ее словам, если этого не сделать, то зарплаты чиновников в дальнейшем будут индексировать только на уровень инфляции, поскольку для увеличения размера оплаты труда до конкурентного уровня всем госслужащим потребуется дополнительно сто миллиардов рублей в год из бюджета.
«Экономия — не самоцель реформы, очевидно. Но высвобождающиеся при этом средства будут направлены на повышение оплаты труда гражданских служащих. Если не провести запланированное сокращение, конкурентного уровня оплаты труда на госслужбе не достичь», — сказала Нестеренко.
Сокращение госаппарата, по замыслу Минфина, пройдет в два этапа.
Сначала — «автоматически»: численность центральных аппаратов федеральных органов исполнительной власти в следующем году сократят на десять процентов, территориальных органов — на пять процентов, а к 2021-му этот показатель в регионах достигнет 15 процентов.
На втором этапе предполагается структурное совершенствование госаппарата, что приведет к дополнительному сокращению численности. На этом этапе территориальные органы министерств и ведомств преобразуют в филиалы без статуса юридического лица и без подразделений.
«То есть мы планируем создать компактные фронт-офисы, в которых будут упразднены подразделения, занятые решением вопросов организационного, информационного, документационного, финансово-экономического, административно-хозяйственного обеспечения деятельности», — пояснила Нестеренко.

Эксперты неоднозначно подошли к объяснению действий Минфина. Вице-президент Конфедерации труда России, депутат ГД РФ Олег Шеин в беседе с «ФедералПресс» ушел от ответа о планируемом сокращении в органах исполнительной власти, сославшись на то, что «нельзя комментировать, будет ли это вообще».
«Я не могу это комментировать, потому что мы являемся очевидцами тридцатого или сорокового заявления Минфина на эту тему. Я бы не сказал, что мы по итогам этих заявлений видим какие-то реалистичные перемены. Невозможно комментировать год от года одних и тех же людей, одни и те же слова», – заявил в беседе с обозревателем «ФедералПресс» Шеин.
В перспективах масштабных сокращений сомневается и директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин.
«Я бы здесь не делал далеко идущие выводы. У нас этих сокращений за последние 20–25 лет на моей памяти широко анонсировано было пять-семь. В итоге это как минимум не приводило к реальному сокращению числа госслужащих, а как максимум приводило к их увеличению», – заявил Салин.
По его словам, если анонсируемые Минфином планы дойдут до стадии реализации, то сокращаться будут в первую очередь не сотрудники, а незаполненные ставки в ведомствах.
«Несмотря на миф о привлекательности госслужбы, достаточно много ставок в силу ряда причин не заполнены, и когда речь идет о сокращении, то всегда руководство прибегает к испытанному методу. Оно сокращает не людей, которые работают, а ставки, которые не заняты», – отметил Салин.
Кадровый вопрос
Политика сокращения госслужащих вызывает массу вопросов у некоторых экспертов. Прозвучавшее из уст заместителя министра финансов РФ заявление стало поводом порассуждать над критериями, которыми будет пользоваться Кабмин для увольнения сотрудников. Как оказалось, не во всех ведомствах на данный момент наблюдается достаточная численность специалистов.
«Например, штат департамента металлургии и материалов Министерства промышленности и торговли России вряд ли можно назвать большим и тем более раздутым, а между тем его сотрудникам приходится решать кучу задач, связанных с огромным металлургическим комплексом. Если его численность уменьшится, то оставшиеся сотрудники в прямом смысле слова могут «зашиться» под грузом решаемых вопросов, работая на износ», – заявил промышленный эксперт Леонид Хазанов, добавив, что в советское время металлургию курировали сразу два ведомства – Министерство черной металлургии СССР и Министерство цветной металлургии СССР, каждое из которых имело большой штат специалистов.
Политтехнолог Марат Баширов указал, что для сокращения госслужащих необходим более глубокий подход, связанный с анализом дублирующихся или ненужных функций, о чем сейчас, по словам эксперта, разговора нет.
«Мы же с вами слышим, что есть идея реализовать «регуляторную гильотину». Она подразумевает сокращение контрольных функций, но помимо контрольных функций у госорганов еще есть разнообразные функции, от которых, на мой взгляд, нужно отказаться. Мы же понимаем, что отказ от функций вызывает реальное сокращение госаппарата. Соответственно, если человек не приносит пользу, то нужно от этой функции отказаться, а человека либо уволить, либо перепрофилировать», ­– заявил Баширов.
Кто в списках на увольнение?
Если анонсируемые Минфином масштабные сокращения все же состоятся, то, вероятно, основным критерием для них будет эффективность сотрудников. Об этом рассказал директор Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Сергей Мясоедов.
«С моей точки зрения, эта реформа должна коснуться тех, кто плохо работает… В последнее время наш президент поставил радикальную задачу повышения производительности труда, потому что опять-таки Россия – одна из наиболее отстающих стран в Европе по производительности. Людей много, а эффект от их деятельности небольшой», – пояснил Мясоедов, добавив, что останутся при должности те, кто имеет наиболее высокие показатели KPI.
По мнению политолога Марата Баширова, при существующем подходе могут остаться без работы низкооплачиваемые сотрудники.
«Обычно это выглядит следующим образом: идет разнарядка на министерство, например сократить 10 % численности. Если вы не закладываете механизмы аудита, а здесь, очевидно, будет предложено просто сокращение на 10 %, то кого ты уволишь, неважно. Каждое министерство будет искать кого-то, кого, с его точки зрения, нужно уволить или можно уволить. Обычно это самые низкооплачиваемые сотрудники, самого низкого грейда», – пояснил Баширов.
По его словам, это не принесет большой бюджетной экономии, но поспособствует «вымыванию» слоя госслужащих, которые занимаются «подготовкой многочисленных материалов, отчетов, справок и так далее для вышестоящих начальников».
«Мы знаем, что у большинства людей, которые работают в должностях директоров департаментов, управлений, а тем более у замминистров и министров фактически весь рабочий день – это или рабочие встречи, или совещания. Они реально подготовкой внутреннего контекста, содержания не занимаются. Этим занимаются работники низших звеньев», – рассказал Баширов.
Как отметил эксперт, ослабление этого слоя госслужащих может в перспективе привести к ослаблению госаппарата и упадку качества госуправления в целом.
Уловка государства?
Сокращение госслужащих не всегда означает сокращение людей, занятых в государственном управлении. Существует вероятность, что уволенные сотрудники просто перейдут в подведомственные учреждения, которыми напрямую управляют министерства.
«Подведы» обычно получают деньги на реализацию проектов из того же самого федерального бюджета. Получится, что федеральный бюджет заплатит те же самые деньги, только из другого кармана. Это известная уловка, и бороться с ней просто невозможно. Реальное сокращение может быть, только когда вы сокращаете дублирующие или ненужные функции», – рассказал Марат Баширов.
Впрочем, вероятно применение и других схем аутсорсинга. Сергей Мясоедов уверен, что это вполне позитивное явление.
«Мы можем говорить о том, что чиновники мимикрируют и постараются остаться на коште государства, по-прежнему используя свои близкие связи в течение какого-то времени. Это негативная сторона. А есть позитивная сторона: люди, предлагающие свои услуги, будут проходить через процедуру тендеров, а это при всех недостатках нынешних тендеров, процедура все-таки конкурентная и на тендер будет проходить несколько человек, соответственно, аутсорсинговые услуги – это государственно-частное партнерство», – заявил Мясоедов, добавив, что эта концепция позволит увеличить качество предоставляемых услуг.

Куда пойдут сокращенные госслужащие?
Первый заместитель председателя комитета ГД РФ по труду, социальной политике и делам ветеранов Михаил Тарасенко уверен, что сокращенные госслужащие в перспективе без работы не останутся: «Эти люди, которые работают там, наверняка на рабочие профессии не пойдут, но это достаточно подготовленные люди, которые найдут место в жизни, потому что, как мне представляется, у нас слишком много вакансий на сегодняшний день».
Эксперты сделали и более радикальные прогнозы. По мнению директора Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Сергея Мясоедова, масштабное сокращение госслужащих – повод для интенсификации политики переучивания старых кадров, чтобы они могли осваивать профессии или заниматься малым и средним предпринимательством.
«Я думаю, что появится еще одна категория, которой надо постепенно перестраиваться на ментальность рыночную и предпринимательскую: учиться не сидеть на шее государства, на «проедании» госбюджета, а эффективно работать. Появятся новые категории, которых нужно будет переучить, чтобы люди могли стать самозанятыми», – заявил Мясоедов.
Если процесс реформирования госаппарата активно заработает, то в 2020 году кадровые сокращения коснутся не только работников федеральных ведомств, но и региональных (муниципальных) органов упраления во всех субъектах РФ: Адыгея, Алтай, Башкирия, Бурятия, Дагестан, Ингушетия, КБР, Калмыкия, КЧР, Карелия, КОМИ, Крым, Марий Эл, Мордовия, Саха (Якутия), Северная Осетия (Алания), Татарстан, ТЫВА, Удмуртия, Хакасия, Чечня, Чувашия, Алтайский Край, Забайкальский край, Камчатский край, Краснодарский Край, Красноярский Край, Пермский Край, Пермский Край, Приморский край, Ставропольский край, Хабаровский край, Амурская область, Астраханская область, Архангельская область, Белгородская область, Брянская область, Владимирская область, Волгоградская область, Вологодская область, Воронежская область, Ивановская область, Иркутская область, Калининградская область, Калужская область, Кемеровская область, Кировская область, Костромская область, Курганская область, Курская область, Ленинградская область, Липецкая область, Магаданская область, Московская область, Мурманская область, Нижегородская область, Новгородская область, Новосибирская область, Омская область, Оренбургская область, Орловская область, Пензенская область, Псковская область, Ростовская область, Рязанская область, Самарская область, Саратовская область, Сахалинская область, Свердловская область, Смоленская область, Тамбовская область, Тверская область, Томская область, Тульская область, Тюменская область, Ульяновская область, Челябинская область, Ярославская область, города федерального значения — Москва, Санкт-Петербург, Севастополь, Еврейская АО, ХМАО, ЯНАО, Ненецкий и Чукотский АО. 25.09.2019 18:41

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *