Ст 81 п 5

Пункт 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ предоставляет работодателю право расторгнуть трудовой договор с работником за неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание. Увольнение по данному основанию должно осуществляться в соответствии с изложенными выше правилами, но с учетом ряда особенностей.

6.2.1. Прежде всего, обращаем внимание работодателей на то, что из буквального содержания пункта 5 части первой статьи 81 ТК РФ следует, что по данному основанию работник может быть уволен не за неоднократное совершение дисциплинарных проступков, а только за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей. В определенной степени формулировка пункта 5 может затруднить работодателю возможность расторгнуть трудовой договор с работником, который всего лишь регулярно исполняет свои трудовые обязанности ненадлежащим образом. Вопросов бы не возникало, если бы в пункте 5 указывалось: «неоднократное совершение дисциплинарного проступка».

Для расторжения трудового договора с работником по данному основанию принципиальное значение имеет, во-первых, неоднократность, а во-вторых, наличие дисциплинарных взысканий иных видов — замечаний и выговоров, а также других взысканий, предусмотренных положениями и уставами о дисциплине, федеральными законами.

Фактически рассматриваемое основание расторжения трудового договора по инициативе работодателя подразумевает как совершение нескольких различных дисциплинарных проступков, так и повторного проступка. Под последним понимается проступок, совершенный повторно по истечении определенного времени после пресечения аналогичного проступка.

6.2.2. При подсчете или суммировании дисциплинарных взысканий необходимо учитывать, что ни лишение премий, ни порицания, ни иные виды дисциплинарного воздействия, не предусмотренные Трудовым кодексом РФ, иными федеральными законами, положениями и уставами о дисциплине, не относятся к дисциплинарным взысканиям. Следовательно, они не должны учитываться при принятии решения об увольнении работника по пункту 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ — нельзя невыплату премии работника (произведенную на законных основаниях, конечно) расценивать в качестве первого взыскания и при совершении еще одного дисциплинарного проступка в течение года применить пункт 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ.

На что еще необходимо обратить внимание при суммировании дисциплинарных взысканий, так это на «следование» дисциплинарных взысканий при переводе работника. Например, работнику, занимающему должность инженера отдела контроля качества, за выпуск бракованной партии товара был объявлен выговор. Через месяц работник был переведен на должность начальника отдела контроля качества. Уже в новой должности он совершил дисциплинарный проступок, выразившийся в необеспечении работников отдела штампами ОКК. Может ли работодатель применить к нему дисциплинарное взыскание в виде увольнения по пункту 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ? Отвечая на этот вопрос, следует исходить из сущности дисциплинарной ответственности — она нацелена не на обеспечение выполнения трудовой функции в рамках конкретной и определенной должности, а на обеспечение исполнительности и добросовестного отношения работника к труду в целом. Перевод на другую должность, на другую работу у того же работодателя не влечет аннулирования дисциплинарного взыскания. При этом не имеет значения, что оно было наложено за неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей по иной должности, иной работе у этого же работодателя.

При суммировании дисциплинарных взысканий необходимо помнить о том, что в соответствии с частью первой статьи 194 Трудового кодекса РФ, если в течение года со дня применения дисциплинарного взыскания работник не будет подвергнут новому дисциплинарному взысканию, то он считается не имеющим дисциплинарного взыскания. Поэтому, прежде чем определять, дает ли очередной проступок основание считать, что имеет место неоднократное исполнение обязанностей, следует проанализировать приказы по кадрам (личному составу) о применении дисциплинарных взысканий, выписки из приказов о применении дисциплинарных взысканий в личном деле работника, «листок взысканий» или иной документ учета взысканий на предмет того, не утратило ли силу наложенное ранее дисциплинарное взыскание.

Не подлежат учету в данном случае и снятые с работника дисциплинарные взыскания. Согласно части второй статьи 194 Трудового кодекса РФ работодатель до истечения года со дня применения дисциплинарного взыскания имеет право снять его с работника по собственной инициативе, просьбе самого работника, ходатайству его непосредственного руководителя или представительного органа работников. Снятое дисциплинарное взыскание, так же как и погашенное, не может учитываться при подсчете взысканий.

В отличие от пункта 3 статьи 33 КЗоТ РФ, предусматривавшего схожее основание увольнения по инициативе работодателя, пункт 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ дает работодателю право расторгнуть трудовой договор даже в том случае, если неисполнение трудовых обязанностей до этого имело место хотя бы один раз. Дожидаться «систематического неисполнения» трудовых обязанностей, как это было раньше, не требуется.

6.2.3. Третьим обязательным условием, при котором увольнение работника по данному основанию будет считаться правомерным, является то, что трудовые обязанности не исполнялись без уважительных причин. Еще раз напоминаем работодателям, что они обязаны получить объяснения работника и на их основании по собственному представлению решить, является ли причина неисполнения трудовых обязанностей, названная работником, уважительной. Работодателям следует помнить, что поскольку увольнения по «виновным статьям» чаще всего оспариваются работниками в судах, то последние также будут оценивать причину неисполнения трудовых обязанностей на «уважительность» исходя из собственного представления. Поэтому доказательственная база (документы, подтверждающие факты совершения дисциплинарных проступков) должна готовиться очень тщательно.

6.2.4. Работодателям следует знать основные положения разъяснений, данных судам Пленумом Верховного Суда РФ в Постановлении «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации».

В частности, Пленум обратил внимание судов на то, что неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей является неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей — нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т. п. (пункт 35 Постановления).

К таким нарушениям, например, относятся:

А) отсутствие работника без уважительных причин на работе либо рабочем месте. Как пояснил Пленум, если в трудовом договоре, заключенном с работником, либо локальном нормативном акте работодателя (приказе, графике и т. п. ) не оговорено конкретное рабочее место этого работника, то в случае возникновения спора по вопросу о том, где работник обязан находиться при исполнении своих трудовых обязанностей, следует исходить из того, что в силу части шестой статьи 209 Кодекса рабочим местом является место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя;

Б) отказ работника без уважительных причин от выполнения трудовых обязанностей в связи с изменением в установленном порядке норм труда (статья 162 ТК РФ), так как в силу трудового договора работник обязан выполнять определенную этим договором трудовую функцию, соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка (статья 56 ТК РФ). Отказ от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора не является нарушением трудовой дисциплины, а служит основанием для прекращения трудового договора по пункту 7 части первой статьи 77 ТК РФ с соблюдением порядка, предусмотренного статьей 74 ТК РФ;

В) отказ или уклонение без уважительных причин от медицинского освидетельствования работников некоторых профессий, а также отказ работника от прохождения в рабочее время специального обучения и сдачи экзаменов по охране труда, технике безопасности и правилам эксплуатации, если это является обязательным условием допуска к работе.

В пункте 36 Постановления Пленум особо обратил внимание на случаи привлечения к дисциплинарной ответственности за отказ работника от заключения письменного договора о полной материальной ответственности за недостачу вверенного работнику имущества (статья 244 ТК РФ) в случае, когда такой договор не был одновременно заключен с трудовым договором, и пояснил следующее:

— если выполнение обязанностей по обслуживанию материальных ценностей является основной трудовой функцией работника, что оговорено при приеме на работу, и в соответствии с действующим законодательством с ним может быть заключен договор о полной материальной ответственности, о чем работник знал, отказ от заключения такого договора следует рассматривать как неисполнение трудовых обязанностей со всеми вытекающими из этого последствиями;

— если же необходимость заключить договор о полной материальной ответственности возникла после заключения с работником трудового договора и обусловлена тем, что в связи с изменением действующего законодательства занимаемая им должность или выполняемая работа отнесена к перечню должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной материальной ответственности, однако работник отказывается заключить такой договор, работодатель в силу части третьей статьи 74 ТК РФ обязан предложить ему другую работу, а при ее отсутствии либо отказе работника от предложенной работы трудовой договор прекращается с ним в соответствии с пунктом 7 части первой статьи 77 Кодекса (отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора).

Отдельное внимание в указанном Постановлении обращается на случаи отзыва работника — в пункте 37 Пленум подчеркивает, что поскольку законом предусмотрено право работодателя досрочно отозвать работника из отпуска на работу только с его согласия (часть вторая статьи 125 ТК РФ), то отказ работника (независимо от причины) от выполнения распоряжения работодателя о выходе на работу до окончания отпуска нельзя рассматривать как нарушение трудовой дисциплины. Следовательно, увольнение работника за отказ от прерывания отпуска будет признано неправомерным.

6.2.5. Если дисциплинарный проступок, отвечающий критериям, указанным в пункте 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ, совершен работником, являющимся членом профессионального союза или членом комиссии по трудовым спорам, то работодатель должен выполнить требования статьи 373 ТК РФ, а если руководителем (его заместителем) выборного коллегиального органа профсоюзной организации, ее структурных подразделений (не ниже цеховых и приравненных к ним), то требования статьи 374 ТК РФ (см. § 3 настоящей главы).

Как уже отмечалось в подпункте 6.1.7 пункта 6.1 настоящего параграфа, в организации может быть принята своя система оформления применения такой меры дисциплинарного взыскания, как увольнение. В том случае, если изданию приказа о прекращении трудового договора предшествовало издание приказа о применении к работнику дисциплинарного взыскания, то в приказе по форме N Т-8 дается ссылка только на этот приказ (о применении дисциплинарного взыскания); при этом в последнем должны содержаться ссылки на все приказы, в соответствии с которыми работник привлекался к дисциплинарной ответственности, а также на документы, подтверждающие факт совершения последнего дисциплинарного проступка.

Если же сразу издается приказ о прекращении трудового договора по форме N Т-8, то в нем должны даваться ссылки на все ранее издававшиеся приказы о применении к работнику дисциплинарных взысканий (замечаний, выговоров, других, предусмотренных федеральными законами, положениями и уставами о дисциплине), а также на документ (документы), которым оформлен факт совершения работником последнего дисциплинарного проступка (то есть неисполнение трудовых обязанностей, за совершение которого, собственно, и увольняется работник (акты, докладные записки, пр.)). Помимо этого, должны приводиться реквизиты объяснительной записки работника или акта об отказе работника от дачи объяснений.

С учетом сказанного в приказ о прекращении трудового договора вносится следующая запись:

Фрагмент приказа

По форме N Т-8

За неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых

──────────────────────────────────────────────────────────────────

Основание увольнения

Обязанностей, пункт 5 части первой статьи 81

──────────────────────────────────────────────────────────────────

Трудового кодекса Российской Федерации.

──────────────────────────────────────────────────────────────────

Основание: приказы о применении к Ю. Б. Романову дисциплинарных

Взысканий от 10.02.2008 N 45-к, от 15.07.2008 N 192-к, акт

──────────────────────────────────────────────────────────────────

От 14.11.2008 N 67 об отказе Ю. Б. Романова от дачи объяснений

──────────────────────────────────────────────────────────────────

В трудовую книжку работника вносится следующая запись:

N
за-
пи-
си

Дата

Сведения о приеме на
работу, переводе
на другую постоянную
работу, квалификации,
увольнении (с указанием
причин и ссылкой
на статью, пункт закона)

Наименование,
дата и номер
документа,
на основании
которого
внесена
запись

Число

Месяц

Год

Уволен за неоднократное

Приказ

Неисполнение без уважительных

От 17.11.2008

Причин трудовых обязанностей,

N 587-к

Пункт 5 части первой

Статьи 81 Трудового кодекса

Российской Федерации

увольнение за неисполнение должностных обязанностейувольнение за неоднократное неисполнение трудовых обязанностейстатья 81 пункт 6 тк рф

Законы и кодексы » Трудовой кодекс Российской Федерации » Часть III » Раздел VIII. Трудовой распорядок. Дисциплина труда » Глава 30. Дисциплина труда » Статья 192. Дисциплинарные взыскания » Дело N18-КГ17-34. Об отмене приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за период вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 мая 2017 г. N 18-КГ17-34

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Гуляевой Г.А., Кириллова В.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании 22 мая 2017 г. гражданское дело по иску Акимова А.И. к акционерному обществу «Армавиргоргаз» об отмене приказов о применении дисциплинарных взысканий, восстановлении на работе

по кассационной жалобе Акимова А.И. на решение Армавирского городского суда Краснодарского края от 24 мая 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 6 сентября 2016 г., которыми в удовлетворении исковых требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения представителя истца Акимова А.И. по доверенности — Акимова И.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Акимов А.И. обратился в суд с исками к акционерному обществу «Армавиргоргаз» (далее — АО «Армавиргоргаз») об отмене приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за период вынужденного прогула, компенсации морального вреда, расходов на оплату услуг представителя.

В обоснование исковых требований Акимов А.И. указал, что с 9 февраля по 26 апреля 2016 г. состоял в трудовых отношениях с АО «Армавиргоргаз», работал в должности инженера 2 категории производственно-технического отдела.

Приказом от 30 марта 2016 г. N 46-л на Акимова А.И. наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания за нарушение правил внутреннего трудового распорядка, выразившееся в отсутствии на рабочем месте без уважительных причин 23 марта 2016 г. в течение 2 часов 11 минут; приказом от 1 апреля 2016 г. N 49-л Акимов А.И. привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за нарушение правил внутреннего трудового распорядка в связи с повторным отсутствием на рабочем месте без уважительных причин 24 марта 2016 г. в течение 3 часов 17 минут.

Приказом от 20 апреля 2016 г. N 59-л Акимов А.И. привлечен к дисциплинарной ответственности в виде увольнения в связи с отсутствием на рабочем месте без уважительных причин 3,9, 11, 14, 15, 16, 17, 18 марта 2016 г.

Приказом от 26 апреля 2016 г. N 49-лс трудовой договор с Акимовым А.И. расторгнут и он уволен из организации ответчика по основанию, предусмотренному пунктом 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с неоднократным неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

По мнению Акимова А.И., привлечение его к дисциплинарной ответственности и увольнение по основанию, предусмотренному пунктом 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, являются незаконными, поскольку отсутствие на рабочем месте было вызвано необходимостью исполнения должностных обязанностей по указанию руководства АО «Армавиргоргаз»; приказ от 20 апреля 2016 г. N 59-л о привлечении его к дисциплинарной ответственности в виде увольнения в связи с отсутствием на рабочем месте без уважительных причин 3, 9, 11, 14, 15, 16, 17, 18 марта 2016 г. является незаконным, поскольку ответчиком не представлено доказательств направления его на обучение в частное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Технолуч » (далее — ЧОУ ДПО «Технолуч «), а также увольнение по указанному основанию также является незаконным ввиду отсутствия признака неоднократности неисполнения им трудовых обязанностей.

По указанным основаниям Акимов А.И. просил признать незаконными приказы о привлечении его к дисциплинарной ответственности и увольнении; восстановить его на работе, взыскать с ответчика незаконно удержанные суммы; средний заработок за период вынужденного прогула, компенсацию морального вреда; расходы на оплату услуг представителя в сумме 20 000 руб.

Представители ответчика в суде исковые требования не признали.

Определением Армавирского городского суда Краснодарского края от 11 мая 2016 г. гражданские дела по искам Акимова А.И. объединены в одно производство.

Решением Армавирского городского суда Краснодарского края от 24 мая 2016 г. в удовлетворении исковых требований Акимова А.И. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 6 сентября 2016 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе Акимова А.И. ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены указанных судебных постановлений как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьей Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. 18 января 2017 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 11 апреля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец Акимов А.И. и представитель ответчика — АО «Армавиргоргаз», надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явились, о причине неявки не сообщили, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, заслушав объяснения представителя истца, явившегося в судебное заседание, и заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено, что Акимов А.И. на основании приказа от 9 февраля 2016 г. принят на работу в АО «Армавиргоргаз» на должность инженера 2 категории производственно-технического отдела, с ним заключен трудовой договор.

Приказом от 30 марта 2016 г. N 46-л на Акимова А.И. наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания за нарушение правил внутреннего трудового распорядка, выразившееся в отсутствии на рабочем месте без уважительных причин 23 марта 2016 г. в течение 2 часов 11 минут.

Приказом от 1 апреля 2016 г. N 49-л Акимов привлечен к дисциплинарной ответственности в виде выговора за нарушение правил внутреннего трудового распорядка в связи с повторным отсутствием на рабочем месте без уважительных причин 24 марта 2016 г. в течение 3 часов 17 минут.

Основанием для применения к Акимову А.И. названных мер дисциплинарной ответственности послужили докладные записки исполняющего обязанности начальника производственно-технического отдела АО «Армавиргоргаз» по факту отсутствия Акимова А.И. на рабочем месте 23 и 24 марта 2016 г. и соответствующие акты.

Из материалов дела следует, что 18 апреля 2016 г. в адрес АО «Армавиргоргаз» из ЧОУ ДПО «Технолуч » поступило письмо, из которого следует, что Акимов А.И., проходивший обучение в ЧОУ ДПО «Технолуч » в периоды с 1 по 23 марта 2016 г. и с 28 марта по 11 апреля 2016 г., пропускал следующие дни обучения: 3, 9, 11, 14, 15, 16, 17, 18 марта 2016 г.; в апреле Акимов А.И. не посещал занятия с 4 по 11 апреля 2016 г.

Актами от 18 апреля 2016 г., составленными сотрудниками АО «Армавиргоргаз», подтверждено, что в указанные дни Акимов А.И. должен был находиться на обучении в ЧОУ ДПО «Технолуч «, однако отсутствовал как в учебном центре ЧОУ ДПО «Технолуч «, так и на рабочем месте в АО «Армавиргоргаз». От дачи письменных объяснений по факту отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в АО «Армавиргоргаз» в названный период Акимов А.И. отказался, что подтверждается соответствующим актом от 20 апреля 2016 г.

На основании приказа от 20 апреля 2016 г. N 59-л Акимов А.И. привлечен к дисциплинарной ответственности в виде увольнения в связи с отсутствием на рабочем месте без уважительных причин 3, 9, 11, 14, 15, 16, 17, 18 марта 2016 г.

Приказом от 26 апреля 2016 г. N 49-лс трудовой договор с Акимовым А.И. расторгнут и он уволен из АО «Армавиргоргаз» по основанию, предусмотренному пунктом 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с неоднократным неисполнением работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Приказом от 26 апреля 2016 г. N 61-л у Акимова А.И. из расчета при увольнении удержаны суммы заработной платы за невыход на работу в марте 2016 года.

Разрешая спор в части требований Акимова А.И. об отмене приказов о привлечении его к дисциплинарной ответственности в виде замечания и выговора, суд первой инстанции исходил из того, что факт отсутствия Акимова А.И. на рабочем месте без уважительных причин 23 и 24 марта 2016 г. нашел подтверждение при рассмотрении дела, в связи с чем пришел к выводу о том, что у ответчика имелись основания для применения к истцу названных мер дисциплинарной ответственности.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Акимова А.И. о признании незаконным увольнения, восстановлении на работе, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии у ответчика оснований для привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание). При этом суд исходил из того, что на момент привлечения Акимова А.И. к дисциплинарной ответственности в виде увольнения в связи с неоднократным неисполнением им трудовых обязанностей он имел дисциплинарные взыскания в виде замечания и выговора.

С выводом суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда.

С таким выводом судов первой и апелляционной инстанций Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации согласиться не может по следующим основаниям.

Согласно положениям статьи 192 Трудового кодекса Российской Федерации за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание; выговор; увольнение по соответствующим основаниям.

В силу пункта 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Поскольку увольнение по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации является одним из видов дисциплинарных взысканий, на него распространяется установленный статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации порядок применения дисциплинарных взысканий.

Статьей 193 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников. Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки — позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

В пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 33 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской, при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено. Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

Признавая законность увольнения Акимова А.И. по основанию, предусмотренному пунктом 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что на момент вынесения ответчиком приказа о привлечении его к дисциплинарной ответственности в виде увольнения Акимов А.И. имел непогашенные дисциплинарные взыскания в виде замечания и выговора, в связи с чем порядок применения к истцу меры дисциплинарной ответственности в виде увольнения соблюден.

Как усматривается из имеющихся в материалах дела приказов от 20 апреля и от 26 апреля 2016 г. об увольнении Акимова А.И. по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации, основанием увольнения явились приказ от 30 марта 2016 г. N 46-лс, приказ от 1 апреля 2016 г. N 49-лс о привлечении его к дисциплинарной ответственности в виде замечания и выговора, акт об отказе Акимова А.И. от дачи объяснений по факту его отсутствия как на рабочем месте в АО «Армавиргоргаз», так и на обучении 3, 9, 11, 14, 15, 16, 17, 18 марта 2016 г. в ЧОУ ДПО «Технолуч «, также ответ ЧОУ ДПО «Технолуч » об отсутствии Акимова А.И. в учебном центре ЧОУ ДПО «Технолуч » в указанные даты.

Вместе с тем, на момент нарушения Акимовым А.И. трудовой дисциплины, выразившегося в отсутствии на рабочем месте без уважительной причины 3, 9, 11, 14, 15, 16, 17, 18 марта 2016 г., он не имел непогашенных дисциплинарных взысканий, кроме того, после вынесения ответчиком приказов от 30 марта 2016 г. N 46-лс и от 1 апреля 2016 г. N 49-лс о привлечении его к дисциплинарной ответственности в виде замечания и выговора каких-либо нарушений трудовой дисциплины Акимовым А.И. допущено не было. Указанные обстоятельства подтверждаются материалами дела.

Ввиду того, что основанием к увольнению Акимова А.И. по пункту 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации явились нарушения им трудовой дисциплины, имевшие место до вынесения ответчиком приказов от 30 марта 2016 г. N 46-лс и от 1 апреля 2016 г. N 49-лс о привлечении его к дисциплинарной ответственности в виде замечания и выговора и на момент вынесения приказов от 20 апреля и от 26 апреля 2016 г. об увольнении Акимова А.И. по указанному основанию истец, как следует из материалов дела, каких-либо нарушений трудовой дисциплины не допускал, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что в настоящем случае отсутствует предусмотренное законом условие для увольнения работника по данному основанию — признак неоднократности неисполнения Акимовым А.И. без уважительных причин трудовых обязанностей.

Учитывая изложенное решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, об отказе в удовлетворении исковых требований Акимова А.И. нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с подлежащими применению к спорным отношениям сторон нормами права, толкование которых дается в данном определении, и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 ГПК РФ,

Обзор судебной практики по спорным вопросам при рассмотрении судами дел о признании незаконным увольнения по результатам аттестации (пункт 3 части 1 статьи 81 ТК РФ)

Обзор судебной практики по спорным вопросам при рассмотрении судами дел о признании незаконным увольнения по результатам аттестации (пункт 3 части 1 статьи 81 ТК РФ)

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о рассмотрении судами дел о признании незаконным увольнения по результатам аттестации

По правилам п.3 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае несоответствия работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации.
Согласно разъяснениям, содержащимся в п.31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в силу п.3 ч.1 и п.3 ч.2 ст.81 Трудового кодекса РФ увольнение по п.3 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ допустимо при условии, что несоответствие работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие его недостаточной квалификации подтверждено результатами аттестации, проведенной в порядке, установленном трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, локальными нормативными актами, принимаемыми с учетом мнения представительного органа работников.
Учитывая это, работодатель не вправе расторгнуть трудовой договор с работником по названному основанию, если в отношении этого работника аттестация не проводилась либо аттестационная комиссия пришла к выводу о соответствии работника занимаемой должности или выполняемой работе. При этом выводы аттестационной комиссии о деловых качествах работника подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами по делу.
Если же работник был все-таки уволен по п.3 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ, то работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о несоответствии работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации.
Кроме того, увольнение по п.3 ст.81 Трудового кодекса РФ допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Также работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.
При увольнении работодателю важно учитывать, что в силу отдельных норм законодательства, а также сложившейся судебной практики не каждого работника работодатель вправе уволить по п.3 ст.81 Трудового кодекса РФ. В частности, работодатель не вправе уволить:

— беременную женщину;
— женщину, которая находится в отпуске по беременности и родам и в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста 3 лет;
— одинокую мать или отца, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет или ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет;
— родителя или опекуна, который является единственным кормильцем ребенка до 3 лет в семье с тремя и более детьми до 14 лет или ребенка-инвалида до 18 лет, если другой родитель или опекун или попечитель не работает;
— работника, проработавшего в занимаемой должности менее одного года;
— работника, не достигшего возраста 18 лет;
— работника, находящегося в отпуске;
— работника в период его временной нетрудоспособности;
— представителя работника в период ведения коллективных переговоров;
— работника, являющегося членом профсоюза;
— представителя работника, участвующего в разрешении коллективного трудового спора;
— работника, участвующего в коллективном трудовом споре или в забастовке;
— работника, избранного в состав комиссий по трудовым спорам;
— руководителя (или его заместителя) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденные от основной работы.
Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам при рассмотрении судами дел о признании незаконным увольнения по п.3 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ.

II. Выводы судов по спорным вопросам, возникающим при рассмотрении дел о признании незаконным увольнения по результатам аттестации

Суды удовлетворили иск работника

1.1. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 02.09.2014 N 33-3122/2014
Исковые требования:
Г.К.С. обратился в суд с исковым заявлением о признании протокола квалификационной комиссии незаконным, восстановлении на работе, взыскании выплат, причитающихся работнику, компенсации морального вреда.
Решение суда:
Решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска отменил, заявленные исковые требования удовлетворил частично.
Суд обязал восстановить Г.К.С. на работе, взыскать с войсковой части ФКУ «Объединенное стратегическое командование Западного военного округа» в пользу Г.К.С. заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда, в остальной части исковых требований и в иске к ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по г.Санкт-Петербургу, Ленинградской области и Республике Карелия» отказал.
Позиция суда:
Поскольку решение квалификационной комиссии о проведении аттестации в отношении Г.К.С. признано незаконным, оснований для увольнения по п.3 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ не имелось, в силу ч.1 ст.394 Трудового кодекса РФ истец подлежит восстановлению на работе в прежней должности.

Как разъяснил суд, порядок проведения аттестации (зачета) по специальному индивидуальному обучению личного состава пожарной команды, утвержденного приказом начальника арсенала войсковой части, в силу ст.8 Трудового кодекса РФ не может рассматриваться как локальный нормативный акт, содержащий нормы трудового права, принятый работодателем в пределах своей компетенции в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями. Возможность принятия локального нормативного акта начальником арсенала войсковой части не предусмотрена Положением об арсенале (ракетного и артиллерийского вооружения), утвержденного командиром войсковой части.

Доводы стороны ответчика о том, что Г.К.С. подлежал аттестации в силу п.9 Положения о пожарной охране в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны РФ, не могут быть приняты во внимание, поскольку указанный пункт предусматривает аттестацию в отношение лиц, осуществляющих ведомственный пожарный надзор, тогда как истец таковым не является.

Рассматривая в целом аттестацию как процедуру, которая может повлечь увольнение работника в связи с несоответствием занимаемой им должности, судебная коллегия также учитывает, что в данном случае имел место непродолжительный период с даты издания приказа об аттестации до времени проведения данной аттестации, также суду не был представлен предусмотренный Порядком и необходимый для проведения аттестации отчет о выполнении плана аттестации в отношении истца, который подлежал приобщению к материалам его личного дела; кроме того, состав квалификационной комиссии не соответствует приказу начальника арсенала, которым был утвержден состав данной комиссии.

Учитывая изложенное, принимая во внимание отсутствие принятого на уровне Министерства обороны РФ положения о порядке проведения аттестации гражданского персонала, в том числе личного состава подразделений пожарной охраны, также локального нормативного акта об аттестации работников арсенала, судебная коллегия полагает, что неудовлетворительный результат зачета Г.К.С. по специальному индивидуальному обучению в данном случае не является основанием для его увольнения по п.3 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ в связи с несоответствием данного работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации.

Кроме того, как видно из материалов дела, приказ об увольнении истца подписан начальником арсенала войсковой части, между тем арсенал войсковой части юридическим лицом не является. Положение об арсенале не предусматривает право начальника арсенала на заключение и расторжение трудового договора с работниками. Представленная в материалы дела доверенность, в соответствии с которой командир войсковой части уполномочивает начальника арсенала заключать и расторгать трудовые договоры, издавать локальные нормативные акты, по мнению судебной коллегии, не может быть принята во внимание, поскольку командир войсковой части полномочиями по выдаче такой доверенности в силу п.3 ст.55 Гражданского кодекса РФ не имеет. Таким образом, представленными доказательствами не подтверждаются полномочия начальника арсенала на увольнение истца и подписание соответствующего приказа.

Учитывая изложенное, решение суда об отказе в удовлетворении исковых требований законным и обоснованным признать нельзя, в соответствии с п.3 и п.4 ст.330 ГПК РФ оно подлежит отмене, с вынесением по делу нового решения о частичном удовлетворении исковых требований.

1.2. Определение Судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 05.06.2014 N 33-1144/2014
Исковые требования:
С.В. обратился в суд с исковым заявлением к администрации муниципального образования о признании результатов аттестации незаконными, отмене приказа, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, судебных расходов.
Решение суда:
Суд частично удовлетворил заявленные С.В. исковые требования.
Суд признал результаты аттестационной комиссии администрации муниципального образования незаконными, приказ отменил, обязал восстановить С.В. в должности начальника отдела жилищной политики администрации муниципального образования, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда, судебные расходы, в остальной части иска отказал.
Позиция суда:
Как установил суд, суд первой инстанции подробно изучил и проанализировал положения действующего законодательства, регулирующего вопросы аттестации муниципальных служащих, в том числе и Положения о проведении аттестации муниципальных служащих муниципального образования, утвержденного постановлением Главы поселка, и пришел к обоснованному выводу о допущенных работодателем нарушений как при формировании аттестационной комиссии, так и в деятельности самой аттестационной комиссии.

Согласно должностной инструкции основные вопросы, в решении которых обязана принимать участие С.В., связаны с реализацией жилищных прав граждан, проживающих на территории муниципального образования. Как следует из аттестационного листа С.В., аттестационной комиссией ей было задано 5 вопросов, большая часть которых по законодательству о муниципальной службе. Ответы С.В. комиссией были оценены как неправильные и неполные, в связи с чем аттестационная комиссия пришла к выводу о несоответствии С.В. занимаемой должности, ограничившись оглашением предоставленным в отношении С.В. отзывом, без обсуждения ее профессиональных и личностных качеств применительно к ее профессиональной служебной деятельности, сложности выполняемой ею работы, ее эффективности и результативности, без учета результатов исполнения должностной инструкции, профессиональных знаний и опыта работы, соблюдения ею ограничений, отсутствия нарушений запретов, выполнения требований к служебному поведению и обязательств.

Данные обстоятельства также подтверждаются объяснениями членов аттестационной комиссии, допрошенных судом первой инстанции в ходе рассмотрения дела.

При этом ссылка в аттестационном листе С.В. о ее конфликтности ничем не подтверждается. С результатами аттестации С.В. не согласилась, однако ее возражения не были приняты, не проверялись на предмет обоснованности и не обсуждались. Фактически аттестационная комиссия ограничилась оценкой ответов на заданные С.В. вопросы, не оценивая ее профессиональные качества. Между тем судом установлено и представителями ответчика не отрицалось, что с перечнем вопросов, на которые нужно было отвечать при аттестации, С.В. ознакомлена не была, вопросы составлены произвольно, с ее должностными обязанностями напрямую не связаны.

1.3. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04.07.2014 N 33-20940/2014
Исковые требования:

Дело № 2-2025/2016

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Ленинский районный суд г. Чебоксары Чувашской Республики в составе председательствующего судьи Порфирьевой А.В. при секретаре судебного заседания Яковлевой М.В. с участием старшего помощника прокурора Ленинского района г. Чебоксары К.Ф.Х, истца П.В.И., его представителя А.П.Г., представителя ответчика МВД по Чувашской Республике В.Р.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску П.В.И. к Министерству внутренних дел по Чувашской Республике о признании незаконным и отмене приказа об увольнении, восстановлении на службе, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула.

установил:

П.В.И. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по Чувашской Республике о признании незаконным и отмене приказа об увольнении № от «дата», восстановлении на службе в должности государственного инспектора безопасности дорожного движения группы технического надзора отдела надзора УГИБДД МВД по Чувашской Республике, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула.

В обоснование требований истцом указано, что с «дата» он являлся сотрудником полиции, с «дата» проходил службу в должности государственного инспектора безопасности дорожного движения группы технического надзора отдела надзора УГИБДД МВД по Чувашской Республике.

Оспариваемым приказом от «дата» был уволен из органов внутренних дел по п. 9 ч. 3 ст. 82 ФЗ от 30 ноября 2011 г. № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» — в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел. Свое увольнение он считает незаконным и преждевременным, так как в нарушение действующего законодательства служебная проверка установившая факт управления им «дата» транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и составление по результатам административного разбирательства протокола об административном правонарушении, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, не могла в отсутствие судебного постановления достоверно установить в его действиях какие-либо проступки порочащие честь сотрудника полиции. По мнению истца, доказательством совершения порочащего честь сотрудника органов внутренних дел проступка может являться только вступившее в законную силу постановление мирового судьи, которого на момент утверждения ответчиком заключения и его увольнения не имелось.

В судебном заседании истец П.В.И. и его представитель А.П.Г. заявленные требования поддержали в полном объеме по изложенным в исковом заявлении, с учетом уточнения к нему, основаниям и вновь привели их суду. Считают увольнение незаконным, поскольку вина истца в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ, на момент проведения служебной проверки и издания приказа об увольнении постановлением мирового судьи установлена не была.

Представитель ответчика МВД по Чувашской Республике В.Р.Н. возражал против удовлетворения иска, указав на законность и обоснованность увольнения истца за совершение проступка, порочащего честь сотрудника полиции.

Выслушав лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, заслушав заключение старшего помощника прокурора Ленинского района г. Чебоксары, полагавшей требования истца не подлежащими удовлетворению, суд приходит к следующему.

Поскольку истец проходил службу в органах внутренних дел, трудовые правоотношения между сторонами, возникшие в результате прохождения службы, регулируются специальными нормативными актами: ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», ФЗ «О полиции».

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 13 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», при осуществлении служебной деятельности, а также во внеслужебное время сотрудник органов внутренних дел должен заботиться о сохранении своих чести и достоинства, не допускать принятия решений из соображений личной заинтересованности, не совершать при выполнении служебных, обязанностей поступки, вызывающие сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности сотрудника, наносящие ущерб его репутации, авторитету федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, а также государственной власти..

Специфика службы в полиции Российской Федерации профессиональной деятельности по обеспечению исполнения полномочий государственных органов в области обеспечения безопасности личности предупреждения и пресечения преступлений и административных правонарушений, предопределяет особый правовой статус сотрудников полиции.

Конституционный суд Российской Федерации в своих постановлениях неоднократно указывал на то, что служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы. Она направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в указанных органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел. вправе устанавливать особые требования к их личным и деловым качествам. Установление таких требований обусловлено особыми задачами, принципами организации и функционирования правоохранительной службы, необходимостью поддержания доверия граждан к лицам, находящимся на службе, направлено на обеспечение, условий для эффективной профессиональной деятельности сотрудников внутренних дел.

В связи со своим статусом сотрудник полиции обязан сам строго следовать закону, быть образцом поведения.

В силу части 1. ст. 1 части 4 статьи 7 ФЗ «О полиции» полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, для противодействия преступности, охраны общественного порядка, собственности и для обеспечения общественной безопасности. Сотрудник полиции, как в служебное, так и во внеслужебное время должен воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности, нанести ущерб авторитету полиции.

По пп. 2, 4, 5 ч. 1 ст. 12 ФЗ «О полиции» на полицию возлагаются обязанности по обеспечению безопасности граждан и общественного порядка, выявление и пресечение административных правонарушений, в.т.ч. в области дорожного движения, устранение причин и условий, способствовавших их совершению.

В соответствии с частью первой статьи 49 Федерального закона № 342-ФЗ, нарушением служебной дисциплины (дисциплинарным проступком) признается виновное действие (бездействие), выразившееся в нарушении сотрудником органов внутренних дел законодательства Российской Федерации, дисциплинарного устава органов внутренних дел Российской Федерации, должностного регламента (должностной инструкции), правил внутреннего служебного распорядка федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, либо в несоблюдении запретов и ограничений, связанных со службой в органах внутренних дел, и требований к служебному поведению, либо в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательств, предусмотренных контрактом, служебных обязанностей, приказов и распоряжений прямых руководителей (начальников) и непосредственного руководителя (начальника) при выполнении основных обязанностей и реализации предоставленных прав.

Согласно пункту 9 части 3 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» контракт подлежит расторжению, а сотрудник органов внутренних дел увольнению со службы в органах внутренних дел в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел.

Из материалов дела следует, что с «дата» истец проходил службу в органах внутренних дел, с «дата» — в должности государственного инспектора безопасности дорожного движения группы технического надзора отдела надзора УГИБДД МВД по Чувашской Республике.

Согласно условиям заключенного с ним «дата» контракта о прохождений службы в органах внутренних дел, П.В.И. обязался добросовестно выполнять служебные обязанности в соответствии с должностным регламентом, соблюдать служебную дисциплину, ограничения и запреты, связанные со службой в органах внутренних дел. установленные ст. 29 ФЗ «О полиции».

Приказом врио министра внутренних дел по Чувашской Республике № л/с от «дата» был расторгнут контракт с майором полиции П.В.И. и он был уволен с должности государственного инспектора безопасности дорожного движения группы технического надзора отдела надзора УГИБДД МВД по Чувашской Республике «дата» на основании п. 9 ч. 3 ст. 82 ФЗ «О службе в органах внутренних дел РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» от 30.11.2011 г. № 342-ФЗ, в связи с совершением проступка, порочащего честь сотрудника органа внутренних дел.

Основанием к изданию приказа послужило заключение служебной проверки по обстоятельствам управления автомобилем с признаками алкогольного опьянения майором полиции П.В.И. утвержденное врио министра внутренних дел по Чувашской Республике «дата».

Из материалов служебной проверки следует, что «дата» в 00 час. 50 мин. на телефон доверия ДЧ МВД по Чувашской Республике поступило сообщение от И.А.Г. с просьбой взять на контроль, выявленный возле д. 119 по ул. Гражданская г. Чебоксары факт задержания сотрудниками ОБ ДПС ГИБДД УМВД России по г. Чебоксары транспортных средств под управлением возможных сотрудников ГИБДД.

В ходе служебной проверки установлено, что майор полиции П.В.И., государственный инспектор безопасности дорожного движения группы технического надзора отдела надзора УГИБДД МВД по Чувашской Республике совершил проступок, порочащий честь сотрудника органов, внутренних дел, подрывающий уважение и доверие к деятельности полиции со стороны граждан, создал реальную угрозу жизни и безопасности иных участников дорожного движения.

«Дата» около 00 часов 25 минут возле дома «данные изъяты» г. Чебоксары было остановлено транспортное средство Хендай Таксон, государственный регистрационный знак «данные изъяты» под управлением П.В.И. Сотрудниками ОБ ДПС ГИБДД МВД России по г. Чебоксары И.В.В. и К.Э.О. при общении с водителем П.В.И. у последнего были установлены внешние субъективные признаки состояния опьянения резкий запах алкоголя изо рта, невнятная речь. В связи с этим водителю П.В.И. в присутствии двух понятых было предложено пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения на месте, с применением технического средства алкотектора, а затем медицинское освидетельствование на состояние опьянения, от которых П.В.И. отказался.

В отношении П.В.И. был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.26 ч. 1 КоАП РФ — отказ от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, невыполнение законного требования сотрудника полиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

В ходе служебной проверки сотрудники полиции И.В.В. и К.Э.О. дали письменные объяснения, из которых следует, что со слов свидетелей и очевидцев ими было установлено, что П.В.И. управлял автомашиной Хендай Таксон, государственный регистрационный знак «данные изъяты». В салоне машины он находился один. В ходе разбирательства у П.В.И. ими были обнаружены субъективные признаки алкогольного опьянения: резкий запах алкоголя изо рта, невнятная речь. От прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, медицинского освидетельствования на состояние опьянения П.В.И. отказался. В составленных по данному факту процессуальных документах П.В.И. дать письменные объяснения и подписаться в них отказался.

Из письменных объяснений опрошенных в ходе проверки И.А.С. и К.С.В. усматривается, что «дата» они стали свидетелями того, что П.В.И., управлявший т/с Хендай Таксон, «данные изъяты» находился в неадекватном состоянии, от него исходил запах алкоголя.

При проведении служебной проверки истцом даны объяснения по факту совершения проступка, из которых следует, что спиртные напитки он не употреблял, а ввиду плохого состояния здоровья «дата» выпил лекарства «Корвалол» и «Волокардин». Также указал, что от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и медицинское освидетельствование на состояние опьянения он не отказывался.

Представленными доказательствами достоверно подтверждается, что П.В.И. своими действиями совершил проступок, порочащий честь сотрудника органов внутренних дел, выразившийся в несоблюдении правил дорожного движения, управлении транспортным средством с признаками алкогольного опьянения, в отказе от выполнения законного требования сотрудника ГИБДД от прохождения освидетельствования на состояние опьянения и медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Порядок и сроки проведения служебной проверки, установленные ст. 52 ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и Приказом МВД Российской Федерации от 26.03.2013 года № 161 «Об утверждении порядка проведения служебной проверки в органах, организациях и подразделениях Министерства внутренних дел Российской Федерации», а также требования к форме и содержанию заключения соблюдены ответчиком в полной мере; от истца получено объяснение, в заключении указаны установленные факты и обстоятельства, причины произошедшего, имеются ссылки на материалы проверки, послужившие основанием к соответствующим оценочным выводам лица, проводившего проверку, а также высказано предложение, касающееся наложения на П.В.И. дисциплинарного взыскания в виде увольнения: заключение подписано лицом, проводившим служебную проверку, и утверждено министром внутренних дел по Чувашской Республике в соответствии с возложенными на него полномочиями. Выводы, изложенные в заключении служебной проверки, им в судебном порядке не оспорены.

Таким образом, факт совершения П.В.И. проступка, порочащего честь и достоинство сотрудника полиции, нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства, а’ также в ходе служебной проверки. Учитывая изложенное, суд приходит к выводу, что указанные в заключение служебной проверки действия истца однозначно свидетельствует о совершении последним проступка, подрывающего авторитет федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Порядок привлечения П.В.И. к дисциплинарной ответственности, предусмотренный ст. 51 Федерального закона № 342-ФЗ, также ответчиком не нарушены.

Истец был представлен к увольнению «дата», с ним была проведена беседа о соблюдении обязанностей после увольнения со службы в органах внутренних дел и вышеназванным приказом министра внутренних дел по Чувашской Республике от № л/с от «дата» был уволен и в гот же день получил выписку из приказа об увольнении, предписание, трудовую книжку.

Учитывая, что совершенное истцом нарушение, явившееся основанием привлечения к дисциплинарной ответственности, имело место и является основанием для наложения такого вида взыскания, выводы служебной проверки соответствуют действительности, а также то, что ответчиком был соблюден предусмотренный законодательством порядок и сроки применения дисциплинарного взыскания, оснований к отмене приказа об увольнении истца не имеется.

Ссылка стороны истца, что из материалов дела невозможно достоверно установить за совершение какого именно правонарушения уволен П.В.И. не состоятельна. Оспариваемым приказом истец уволен не за совершение правонарушения, а за совершение проступка, порочащего честь сотрудника полиции.

Доводы истца о том, что на момент проведения служебной проверки и увольнения административное дело, в отношении истца не было рассмотрено, юридического значения не имеет и не свидетельствуют о незаконности увольнения, поскольку приведенные выше нормы законодательства о службе в органах внутренних дел не исключают возможности установления обстоятельств совершенного проступка в рамках служебной проверки и не предусматривают, что обязательным условием увольнения за совершение проступка, порочащего честь сотрудника, является его привлечение к административной ответственности, если его действия образуют состав административного правонарушения.

Поскольку у ответчика имелись законные основания для увольнения по п. 9 ч. 3 ст. 82 ФЗ № 342-ФЗ, порядок увольнения не нарушен, оснований для признания приказа об увольнении незаконным и восстановлении истца в должности, не имеется, как не имеется основания и для взыскания в пользу П.В.И. денежного довольствия за время вынужденного прогула, как требования производного от первоначального.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении исковых требований П.В.И. к Министерству внутренних дел по Чувашской Республике о признании незаконным и отмене приказа об увольнении № л/с от «дата», восстановлении на службе в должности государственного инспектора безопасности дорожного движения группы технического надзора отдела надзора УГИБДД МВД по Чувашской Республике, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, отказать.

На решение могут быть поданы апелляционные жалобы в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме через Ленинский районный суд г. Чебоксары Чувашской Республики.

Мотивированное решение изготовлено 20.05.2016.

Главная >> Принудительное снятие с регистрации по месту жительства >> Решение суда о снятии с регистрационного учета

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

25 июня 2014 года Головинский районный суд г. Москвы
в составе председательствующего судьи Жилкиной Т.Г.,
при секретаре Свитушкове А.Н.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-2283/12
по иску Чегодаева О.А. к Обществу с ограниченной ответственностью «АЛМАЗ-охрана ЦЕНТР» о снятии дисциплинарного взыскания,

У С Т А Н О В И Л:

Чегодаев О.А. обратился в суд с иском к ООО «АЛМАЗ-охрана ЦЕНТР» о снятии дисциплинарного взыскания в виде замечания за нарушение Должностной инструкции Сотрудника охраны п.1.4; Инструкции по охране филиала «Гостиница АЛРОСА» п.3.1, наложенного на него приказом № от 09 февраля 2012 года, мотивируя свои требования тем, что он работает в ООО «АЛМАЗ-охрана ЦЕНТР» с 12 мая 2008 года в должности охранника (старшего смены) в отделе охраны имущества. На объекте охраны Гостиницы «АЛРОСА на Казачьем», расположенном по адресу: <адрес> он работает с 27 декабря 2008 года по настоящее время. Наложенное дисциплинарное взыскание он считает необоснованным и незаконным по следующим основаниям: не было самого факта (события) нарушения требований, которые содержатся в инструкциях; в описательной части приказа не указано, что конкретно, где и когда он нарушил; акт№ об отказе дать письменное объяснение им он не видел, и кто его составлял, ему не известно; его никто не ознакомил с материалами служебной проверки; ему не выдали копию акта № и копии других документов, на основании его заявления от 13 февраля 2012 года.

В судебном заседании истец Чегодаев О.А. исковые требования поддержал.

Представитель ответчика по доверенности Бушуев С.В. против удовлетворения иска возражал, считая наложение дисциплинарного взыскания на Чегодаева О.А. законным и обоснованным, ссылаясь на то, что Чегодаевым О.А. были нарушены п.1.4 Должностной инструкции Сотрудника охраны и п.3.1 Инструкции по охране филиала «Гостиница АЛРОСА», а именно: Чегодаев О.А. 05 февраля 2012 года не допустил проверяющего И, не выполнил распоряжение старшего дежурного смены Т, который распорядился встретить проверяющего И и представить для проверки все, что он потребует.

Выслушав истца Чегодаева О.А., представителя ответчика по доверенности Бушуева С.В., проверив и изучив материалы дела, суд считает иск не подлежащим удовлетворению в силу следующего.

В соответствии со ст. 192 Трудового кодекса РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания:

1) замечание;

2) выговор;

3) увольнение по соответствующим основаниям.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

В соответствии со ст. 193 Трудового кодекса РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки — позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

Дисциплинарное взыскание может быть обжаловано работником в государственную инспекцию труда и (или) органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

Как установлено судом, Чегодаев О.А. работает в ООО «АЛМАЗ-охрана ЦЕНТР» с 12 мая 2008 года в должности охранника <данные изъяты>, с 27 декабря 2008 года на объекте охраны Гостиницы «АЛРОСА на Казачьем», расположенном по адресу: <адрес>. Приказом № от 09 февраля 2012 года за нарушение Должностной инструкции Сотрудника охраны п.1.4; Инструкции по охране филиала «Гостиница АЛРОСА» п.3.1 на Чегодаева О.А. было наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания (л.д.9). Основаниями издания приказа послужили следующие обстоятельства. 05 февраля 2012 года на имя генерального директора ООО «АЛМАЗ-охрана ЦЕНТР» инспектором МТО И была подана докладная записка, в которой он сообщал, что 05 февраля 2012 года он осуществлял проверку подразделений ООО «АЛМАЗ-охрана ЦЕНТР» согласно графикам проверок от 31 января 2012 года. Прибыв на объект «Гостиница АЛРОСА» его встретил Чегодаев О.А., который сказал, что не пустит его на пост, т.к. у него нет официальной бумаги (приказа) о допуске на проверку постов с его фамилией. Чегодаев О.А. провел его по всему зданию. 01 февраля 2012 года начальник отдела имущества Ш лично провел И по всем объекта и представил его своим подчиненным, в том числе охраннику Чегодаеву О.А. лично в качестве инспектора, имеющего полномочия проверок несения службы личного состава ООО «АЛМАЗ-охрана ЦЕНТР» по распоряжению генерального директора (л.д.21). 09 февраля 2012 года на имя генерального директора ООО «АЛМАЗ-охрана ЦЕНТР» старшим дежурным смены П была подана докладная записка, в которой он сообщал, что 05 февраля 2012 года по прибытию на объект И с целью проверки им было дано распоряжение Чегодаеву О.А. встретить проверяющего и предоставить для проверки все, что он потребует. На что Чегодаев О.А. ответил, что он его встретит, но на пост не допустит, чем отказался выполнять распоряжение П (л.д.25). 09 февраля 2012 года на имя генерального директора ООО «АЛМАЗ-охрана ЦЕНТР» начальником отдела охраны имущества Ш была подана докладная записка, в которой он сообщал, что им проведено расследование по факту невыполнения охранником Чегодаевым О.А. распоряжения начальника отдела охраны имущества по допуску на пост проверяющего Иванова инспектора МОТ Организации. Также охранник Чегодаев О.А. не выполнил распоряжение старшего дежурного смены П (л.д.26). 09 февраля 2012 года был составлен акт об отказе дачи Чегодаевым О.А. письменных объяснений (л.д.24).

В ходе судебного разбирательства Чегодаев О.А. пояснил, что старший дежурный смены Т утром сообщил ему, что приедет с проверкой И и, что его следует пропустить на объект, он его пропустил, но на пост его не допустил.

Согласно п.1.4 Должностной инструкции Сотрудника охраны в своей деятельности сотрудник охраны руководствуется приказами и распоряжениями генерального директора ООО «АЛМАЗ-охрана ЦЕНТР», указаниями и распоряжениями его заместителей и непосредственного руководителя на объекте (л.д.38). Согласно п.3.1 Инструкции по охране филиала ЗАО «Гостиница АЛРОСА» сотрудник охраны обязан соблюдать служебные инструкции, приказы и распоряжения; беспрекословно выполнять распоряжения и требования лиц, которым он подчинен по службе (л.д.42 об.).

Оценивая доказательства в их относимости, допустимости, достоверности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что работодатель имел законные основания для наложения дисциплинарного взыскания на Чегодаева О.А. в виде замечания за нарушение им п.1.4 Должностной инструкции Сотрудника охраны и п.3.1 Инструкции по охране филиала ЗАО «Гостиница АЛРОСА».

Процедура и сроки наложения дисциплинарного взыскания работодателем были соблюдены. При этом работодатель учел предшествующее поведение Чегодаева О.А., его отношение к труду, а именно факты нарушения трудовой дисциплины, которые подтверждаются объяснительными Чегодаева О.А. (л.д.32-37), и за совершение которых Чегодаев О.А. не был привлечен к дисциплинарной ответственности. Поэтому оснований для удовлетворения исковых требований не имеется и в удовлетворении иска следует отказать.

Доводы Чегодаева О.А. о том, что фамилия И должна быть указана в Приложении № 2 к Инструкции, не может быть принята во внимание, поскольку в данном Приложении допуск на пост разрешен руководству ООО «АЛМАЗ-охрана ЦЕНТР», прибывшему для проверки несения службы, кем является И, о чем Чегодаеву О.А. было известно.

Доводы Чегодаева О.А. о том, что он не был под роспись ознакомлен с Должностной инструкцией Сотрудника охраны, являются надуманными, поскольку с данной Инструкцией Чегодаев О.А. был ознакомлен при приеме на работу, о чем свидетельствует его подпись на заявлении о приеме на работу от 12 мая 2008 года, где указано, что с правилами внутреннего трудового распорядка, Должностной инструкцией Сотрудника охраны он ознакомлен (л.д.60). На заявлении о разрешении работы в порядке внутреннего совместительства от 20 декабря 2008 года также имеется подпись Чегодаева О.А. об ознакомлении с данной Инструкцией (л.д.59).

Доводы Чегодаева О.А. о том, что акт № об отказе дать письменное объяснение им он не видел, его не ознакомили с материалами служебной проверки, не выдали копию акта № и копии других документов, на основании его заявления от 13 февраля 2012 года, правового значения при вышеизложенном не имеют.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

В удовлетворении иска Чегодаева О.А. к Обществу с ограниченной ответственностью «АЛМАЗ-охрана ЦЕНТР» о снятии дисциплинарного взыскания – отказать.

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через канцелярию по гражданским делам Головинского районного суда г. Москвы.

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *