Судебные расходы срок

Федеральный закон от 28.11.2018 № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — ФЗ — 451) унифицировал срок на подачу заявления о возмещении судебных расходов.

Упомянутый выше федеральный закон №451 вступил в силу 1 октября 2019 года с даты введения в действие кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции.

После 1 октября 2019 года согласно ч. 1 ст. 103.1 ГПК РФ, ч. 2 ст. 112 АПК РФ, ч. 1 ст. 114.1 КАС РФ установлен единый трехмесячный срок для обращения с заявлением на возмещение судебных расходов со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела.

До этого закона сроки различались:

-АПК предусматривал 6 месячный срок (ч. 2 ст. 112 АПК РФ);

-ГПК и КАС не предусматривали такой срок вовсе. Поэтому суды общей юрисдикции руководствовались общим 3 годичным сроком исковой давности (См., например, Апелляционное определение Московского городского суда по делу N 33-9131/2020).

Верховным судом РФ был предусмотрен переходный период относительно решений/постановлений, которые приняты до момента вступления в силу рассматриваемых изменений.

Они различны для арбитражных судов и судов общей юрисдикции, как относительно срока, так и подхода к его течению.

Согласно п. 9 Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 № 26 «О некоторых вопросах применения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в связи с введением в действие ФЗ-451:

шестимесячный срок, установленный ранее АПК РФ продолжает течь, если он не истек к 01.10.2019, т.е. к делам, рассмотренным до 01.10.2019 не применяется новый порядок, что в полной мере соответствует принципу действия закона во времени;

трехгодичный срок для судов общей юрисдикции истекает 01.10.2019, а начиная с 01.10.2019 начинает течь трехмесячный срок, т.е. в гражданском и административном процессах применению подлежит новый порядок к делам, рассмотренным до вступления в силу изменений, хотя такой подход существенно ухудшает положение сторон, которые согласно старому порядку могли рассчитывать на три года для подачи заявления о возмещении расходов.

Например, если последний судебный акт принят в августе 2019 года, то по старому порядку срок на подачу заявления истек бы в августе 2022 года; по-новому же порядку – в январе 2020 года.

Такой разный подход к срокам подтверждается судебной практикой, например, см., Апелляционное определение Московского городского суда от 24 апреля 2020 г. по делу N 33-16376/2020, Апелляционное определение Московского городского суда по делу N 33-9131/2020, Апелляционное определение Московского городского суда от 18.06.2020 по делу N 33-21561/2020.

На наш взгляд такой подход не соответствует принципу равенства всех перед законом и судом, ухудшает правовое положение участников административного и гражданского процесса на которое они могли рассчитывать на момент принятия судебного решения и до момента вступления в силу ФЗ-451.

23 июля Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-6273 по делу о взыскании ответчиками судебных расходов с истцов, ранее отказавшихся от иска, и разъяснил порядок исчисления срока подачи такого заявления.

В 2015 г. Правительство Москвы и Департамент городского имущества г. Москвы обратились в суд с иском к предпринимателю Александру Грушину и ООО «Сеть-проект» о признании объекта недвижимости самовольной постройкой. Впоследствии истцы отказались от иска и спор был прекращен соответствующим определением суда от 20 февраля 2018 г.

В сентябре того же года ответчики обратились в суд с заявлением о взыскании с каждого из истцов по 150 тыс. руб. судебных расходов. Суд возвратил заявление, мотивируя тем, что оно было подано по истечении шестимесячного срока со дня вступления в силу последнего судебного акта, завершившего рассмотрение дела по существу. При этом суд исходил из того, что указанный срок исчисляется с даты вынесения определения о прекращении производства по делу.

В свою очередь, апелляционная инстанция отменила данное решение и направила заявление о взыскании судебных расходов на пересмотр. При этом суд счел, что первая инстанция неправомерно исчислила срок для подачи заявления о возмещении судебных расходов. Со ссылкой на п. 30 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 февраля 2011 г. № 12 апелляция указала, что последним судебным актом, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу, является также определение о прекращении производства по делу. Вместе с тем суд первой инстанции в нарушение приведенной нормы исчислил данный срок со дня вынесения определения.

В дальнейшем кассация отменила постановление апелляции. Суд округа согласился с выводами первой инстанции, сославшись на ст. 187 АПК РФ, и таким образом признал правомерность исчисления срока на подачу заявления о взыскании судебных расходов именно с даты вынесения определения суда первой инстанции о прекращении производства по делу.

Предприниматель и общество направили жалобу в Верховный Суд РФ о пересмотре в кассационном порядке решений нижестоящих судов первой и кассационной инстанций.

Судебная коллегия по экономическим спорам, изучив обстоятельства дела № А40-147714/15, признала жалобу обоснованной.

ВС пояснил, что суды не учли, что срок на подачу заявления о компенсации судебных расходов подлежит исчислению со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу (ч. 2 ст. 112 АПК).

ВС поддержал позицию апелляционной инстанции, указав, что, поскольку такое определение было вынесено 20 февраля 2018 г. и не обжаловалось, следовательно, данный судебный акт вступил в силу 20 марта того же года. Соответственно, шестимесячный срок истекал лишь 20 сентября. Таким образом, заявители не пропустили срок на подачу заявления о возмещении понесенных судебных расходов.

В итоге ВС удовлетворил кассационную жалобу, оставив в силе постановление апелляции.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев в комментарии «АГ» назвал правовую позицию ВС полностью соответствующей нормам процессуального права и правоприменительной практике. «Рассматриваемая ситуация хоть и выглядит на первый взгляд неоднозначной, но уже была разъяснена ВАС, на что и сослался Верховный Суд. Возможно, давность данного разъяснения повлияла на то, что суды некорректно применили процессуальные нормы», – полагает он.

По мнению эксперта, аналогичные проблемы на практике случаются нечасто, поскольку стороны, в чью пользу состоялось судебное решение, обычно не затягивают с подачей заявления о взыскании судебных расходов и подают его с запасом процессуальных сроков. «Тем не менее разъяснение ВС полезно для практики и в дальнейшем поможет избежать неоднозначного толкования судами данных вопросов», – заключил Илья Прокофьев.

Партнер АБ «Бартолиус» Тахмина Арабова считает, что правовая позиция ВС вносит определенность в порядок исчисления срока на обращение с заявлением о взыскании судебных расходов, и в этом состоит ее главная ценность. «До принятия данного определения судебная практика не была единообразной, так что положительный эффект от указанной правовой позиции точно будет – суд и стороны должны четко представлять, как должен исчисляться этот срок», – резюмировала адвокат.

В свою очередь, юрист юридической фирмы INTELLECT Вадим Стеценко предположил, что единственная причина, по которой рассматриваемое дело дошло до Верховного Суда РФ, заключается в стечении необычных обстоятельств. «На практике часто случается так, что при отказе от иска стороны уже успели урегулировать все возникшие разногласия, в частности, вопрос о распределении судебных расходов. Однако в настоящем деле истец отказался от иска, как указано в определении арбитражного суда г. Москвы, в первую очередь, в связи с протоколом совещания у мэра Москвы. В свою очередь, ответчикам понадобилось более 6 месяцев со дня судебного заседания, на котором был решен вопрос о прекращении производства по делу, чтобы прийти к выводу о необходимости подачи заявления о взыскании судебных расходов», — пояснил он.

«При таких обстоятельствах суд первой и, что удивительно, кассационной инстанции неправильно определили срок вступления в силу определения о прекращении производства по делу, связав его с моментом исполнения. Далее Верховный Суд РФ, сославшись на достаточно давнее информационное письмо ВАС РФ, судебные акты отменил», — добавил эксперт.

По словам юриста, выбранный ВС РФ подход верно отражает сложившуюся и судебную, и законодательную практику, аналогичный порядок установлен и в п. 1 ст. 203 КАС РФ. Вадим Стеценко поддержал стремление Суда по унификации соответствующей практики и посоветовал заявителям загодя подавать процессуальные документы.

По мнению адвоката АП г. Москвы Олега Лисаева, Определение ВС РФ имеет большое значение для судебной практики. «Взыскание судебных расходов является защитой от злоупотребления правом на обращение в суд недобросовестных контрагентов и решает вопрос справедливого вознаграждения труда юристов по итогам рассмотрения дела в суде (гонорар успеха)», — пояснил он.

Татьяна Андреева,
доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, заместитель Председателя ВАС РФ в отставке

Нюансы реализации поправок, внесенных в процессуальные кодексы Федеральным законом от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ (далее – Закон № 451-ФЗ), вызывают немало вопросов у практикующих юристов. Разъяснения, данные Верховным Судом Российской Федерации в связи с принятием данного закона (Постановление Пленума ВС РФ от 9 июля 2019 г. № 26; далее – Постановление № 26), затрагивают, по сути, только вопросы о том, какие нормы – старые или новые – должны применяться при рассмотрении дел, производство по котором было начато до 1 октября, на разных стадиях судебного разбирательства. Они крайне важны, но их не достаточно для беспроблемной реализации всех предусмотренных процессуальной реформой изменений. Разобраться в том, как на практике должны применяться ряд наиболее беспокоящих юристов новых норм в ходе одного из онлайн-семинаров, проводимых компанией «Гарант», помогла доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, заместитель Председателя ВАС РФ в отставке, заслуженный юрист РФ, к. ю. н. Татьяна Андреева.

Обязательно ли представителю стороны предъявлять в суде оригинал диплома, подтверждающего наличие у него высшего юридического образования, или достаточно копии?

Поскольку в Кодексе административного судопроизводства и ранее содержалось требование об обязательном высшем образовании представителя по административным делам (ч. 1 ст. 55 КАС РФ), позиция ВС РФ по этому вопросу была сформирована ранее в связи с применением данного положения. Думаю, ее и следует придерживаться. Суд указал, что факт наличия высшего юридического образования у представителей по делам, рассматриваемым в порядке административного судопроизводства, подтверждается дипломом бакалавра, специалиста, магистра, дипломом об окончании аспирантуры (адъюнктуры) по юридической специальности. Документ может предъявляться в суде как непосредственно (оригинал диплома), так и в форме заверенной надлежащим образом копии (Обзор судебной практики ВС РФ № 3 (2015), утв. 25 ноября 2015 года). Под таким надлежащим удостоверением, скорее всего, понимается нотариальное заверение или удостоверение органом, выдавшим документ об образовании, то есть соответствующим вузом.

Если представитель предъявляет оригинал диплома, суд фиксирует в протоколе, что данный документ был представлен для ознакомления. А копия, полагаю, в большинстве случаев приобщается к материалам дела, что впоследствии избавляет представителя от необходимости подтверждать соответствие требованию об образовании в вышестоящих судах, если вынесенное судом первой инстанции решение обжалуется.

Адвокатам, напомню, не нужно предъявлять в суде ни дипломов, ни их копий – без наличия высшего юридического образования получить статус адвоката невозможно, поэтому удостоверение адвоката является достаточным для подтверждения документом. ВС РФ в упомянутом обзоре также обратил на это внимание.

Вправе ли лицо, не имеющее высшего юридического образования, на основании доверенности знакомиться с материалами дела?

Если речь идет о довольно распространенной ситуации, когда какое-либо лицо, например сотрудник организации, направляется в суд исключительно для того, чтобы сделать копии материалов дела, думаю, что такая практика по-прежнему будет возможна. Если же такое лицо намерено осуществлять именно представительство: заявлять ходатайства, давать объяснения и т. д., то оно должно иметь высшее юридическое образование.

При этом важно помнить, что в случае, когда лицо начало участвовать в деле в качестве представителя до 1 октября текущего года, оно сохраняет свои полномочия после указанной даты вне зависимости от наличия высшего юридического образования или ученой степени по юридической специальности (п. 4 Постановления № 26).

Возможно ли представление интересов организации по техническим вопросам специалистами, не имеющими юридического образования?

Никаких требований к образованию лица, которое привлекается в процесс как специалист, законодательство не устанавливает. У него другая функция – дать какие-то разъяснения по предмету спора. Если же такое лицо наделяется полномочиями на подписание искового заявления, подачу жалоб и пр., значит, оно выступает в качестве представителя, а не специалиста, и требование о высшем юридическом образовании для него, разумеется, обязательно.

Можно ли обжаловать по новым нормам Гражданского процессуального кодекса, закрепившим правила о так называемой сплошной кассации, отказ в передаче для рассмотрения в судебном заседании кассационной жалобы на вынесенное до вступления в силу Закона № 451-ФЗ судебное решение?

Нет, возможность обжалования таких отказов не предусматривалась кодексом в принципе, и новые правила рассмотрения кассационных жалоб здесь не применимы. Но напомню, что применительно к кассационному производству в ВС РФ был предусмотрен способ «оспорить» подобный отказ – путем обращения к Председателю ВС РФ или его заместителю, которые наделены правом не согласиться с определением судьи ВС РФ об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании, отменить его и передать жалобу на рассмотрение (ч. 3 ст. 381 ГПК РФ в действовавшей до 1 октября 2019 года редакции).

При рассмотрении дел по новым правилам во второй кассации – в судебной коллегии ВС РФ – действуют правила, аналогичные ранее установленному порядку рассмотрения кассационной жалобы: судья изучает жалобу и материалы дела и выносит определение о передаче жалобы для рассмотрения в судебном заседании или об отказе в такой передаче (ч. 2 ст. 390.7 ГПК РФ). Обжаловать такой отказ невозможно, кроме как путем обращения к председателю ВС РФ или его заместителю, которые могут отменить соответствующее определение (ч. 3 указанной статьи). При этом следует иметь в виду, что во вторую кассацию сторона может обратиться, только если кассационная жалоба подавалась и была рассмотрена в первой кассации по существу (ч. 2 ст. 390.4 ГПК РФ) – одного факта обращения в кассационный суд общей юрисдикции недостаточно.

В какой форме сторона направляет обращение к Председателю ВС РФ или его заместителю: жалобы на определение об отказе в передаче дела для рассмотрения в судебном заседании или письма в свободной форме, – в законодательстве не уточняется. Не установлен и срок, в течение которого такое обращение возможно. Однако теперь в ч. 3 ст. 390.7 ГПК РФ, равно как и в ч. 8 ст. 291.6 Арбитражного процессуального кодекса, предусмотрено, что после 1 октября Председатель ВС РФ или его заместитель вправе не согласиться с «отказным» определением судьи ВС РФ и до истечения срока подачи кассационной жалобы вынести определение о передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании. Стоит отметить, что это не совсем согласуется с позицией Конституционного Суда РФ, согласно которой в срок, отведенный на кассационное обжалование судебного решения, заинтересованное лицо вправе обратиться к Председателю ВС РФ или его заместителю с просьбой не согласиться с определением судьи ВС РФ об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании (Постановление КС РФ от 12 июля 2018 г. № 31-П).

Процессуальными поправками существенно расширено содержание искового заявления и заявления о вынесении судебного приказа – предусматривается необходимость указания в нем одного из идентификаторов ответчика (п. 3 ч. 2 ст. 124, п. 3 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ, п. 3 ч. 2 ст. 125, п. 3 ч. 2 ст. 229.3 АПК РФ). При этом формулировки указанных норм дают основание полагать, что в некоторых случаях, например при подаче организацией иска или заявления о вынесении судебного приказа в отношении ответчика-гражданина, такое указание будет обязательным вне зависимости от того, известны ли такие сведения истцу. Как ему подать исковое заявление в этом случае, если данными об ответчике он не располагает?

Для начала отмечу, что требование об указании в исковом заявлении и заявлении о выдаче судебного приказа более широкого круга сведений об ответчике, которые потом должны быть включены в текст самого судебного приказа (п. 4 ч. 1 ст. 127 ГПК РФ, п. 4 ч. 1 ст. 229.6 АПК РФ), было установлено во избежание ситуаций, когда так называемые бесспорные долги взыскиваются с других лиц – при совпадении ФИО, например.

В первую очередь, полагаю, речь идет все-таки о данных, известных лицу, – из договора, если спор вытекает из договорных отношений, переписки между сторонами и т. д. Если сведения о должнике не известны, а суд оставляет исковое заявление без движения по причине отсутствия в нем таких идентифицирующих ответчика данных (несоблюдение требований к содержанию искового заявления, напомню, является одним из оснований для этого), советую, не дожидаясь возвращения заявления, предпринять попытку получить сведения из открытых источников, и если это невозможно, – уведомить об этом суд. Вправе ли он требовать от истца получения сведений об ответчике каким-то иным способом? Не думаю, ведь речь идет о персональных данных – для граждан в качестве такого идентификатора названы, в частности, серия и номер паспорта, водительского удостоверения, СНИЛС, ИНН.

Особое значение введения данного требования имеет для приказного производства, поскольку в таком порядке взыскиваются разные виды задолженности граждан, в том числе по оплате коммунальных услуг, других расходов, связанных с содержанием жилых помещений, услуг связи (ст. 122 ГПК РФ). Как правило, взыскателями в таком случае являются органы, взимающие соответствующие обязательные платежи. С одной стороны, им проще получить дополнительные данные о должнике, чем, например, взыскателю – физическому лицу, с другой – обязанности по сбору таких сведений у них нет. Это и стало основанием для разработки законопроекта1, предполагающего перенос вступления в силу положений относительно требований об указании идентификаторов ответчиков – физических лиц в исковых заявлениях и заявлениях о выдаче судебных приказов для взыскания просроченной задолженности по платежам, предусмотренным жилищным законодательством, законодательством о тепло-, газо-, водоснабжении, водоотведении, об электроэнергетике, об обращении с твердыми коммунальными отходами, и соответствующих исполнительных документах и судебных приказах – на шесть месяцев с момента вступления в силу Закона № 451-ФЗ . Предполагалось, что в течение указанного времени будет выработан механизм получения соответствующих данных граждан. Однако пока данный закон не подписан, новые нормы действуют в полном объеме.

Из гражданского и арбитражного процессуального законодательства исключен термин подведомственность. В ГПК РФ вместо него используется понятие подсудность, в АПК РФ – компетенция, в КАС РФ встречаются все три термина. Не создаст ли это трудностей для участников процесса?

Действительно, определенная непоследовательность законодателя здесь наблюдается, тем более что необходимость проведения процессуальной реформы обосновывалась в том числе важностью унификации регулирования однородных отношений во всех процессуальных кодексах. Однако само по себе различие терминов не критично, поскольку во всех кодексах предусмотрены идентичные последствия обращения не в ту юрисдикцию, каким бы понятием: подсудность, компетенция, подведомственность – она не определялась. Если факт обращения не в тот суд выявлен в момент принятия искового заявления, оно возвращается истцу (п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ, п. 2 ч. 1 ст. 129 КАС РФ). Если же суд выявляет этот факт уже после принятия дела к своему производству, то он должен самостоятельно направить его в надлежащий суд. Суд общей юрисдикции передает дело непосредственно в арбитражный суд, к подсудности которого оно отнесено законом (ч. 2.1 ст. 33 ГПК РФ), арбитражный суд – в областной или равный ему по уровню суд, а тот в свою очередь – в соответствующий районный суд или мировому судье (ч. 4 ст. 39 АПК РФ). То есть ни отказ в принятии искового заявления, ни прекращение производства по делу в случае обращения не в тот суд теперь невозможны, и это – в совокупности с правилом о недопустимости споров о подсудности – является важной гарантией обеспечения права на судебную защиту.

Хотя мне кажется, что можно было бы ввести такие нормы и без исключения института подведомственности, вполне устоявшегося и работающего: подведомственность, напомню, ранее была определенным межюрисдикционным механизмом, позволяющим разграничивать вопросы ведения между, в частности, судами общей юрисдикции и арбитражными судами. А подсудность использовалась для разграничения вопросов ведения между судами одной юрисдикции, но разного уровня.

Не является ли излишним право председательствующего в судебном заседании определять продолжительность выступлений сторон (п. 8 ч. 2 ст. 153 АПК РФ), учитывая, что в качестве меры ответственности за нарушение лицом порядка в судебном заседании ограничение времени выступления предусмотрено отдельно (ч. 4.1-4.2 ст. 154 кодекса)? В ГПК РФ полномочие председательствующего по ограничению продолжительности выступления установлено только в отношении нарушителей (ч. 1 ст. 159 ГПК РФ).

Думаю, что и в гражданском, и в арбитражном процессе такая возможность предусмотрена главным образом в целях наделения председательствующего в судебном заседании дополнительным инструментом воздействия на участника судебного разбирательства, препятствующего его нормальному ходу своими действиями или поведением.

Возможно, в арбитражных судах данная возможность будет использоваться и для организационных целей, чтобы спланировать процесс разбирательства и сделать его более эффективным. Нужно отметить, что данные положения в определенной мере заимствованы из зарубежных юрисдикций, где организация судопроизводства другая: помимо того, что представитель выступает в процессе, текст его выступления в письменном виде представляется в суд и находится в материалах дела, так что судья, который ведет заседание или председательствует в нем, может ознакомиться с текстом самостоятельно. В таком случае право судьи ограничить выступление лица – он может попросить, например, привести основные аргументы без подробностей – представляется оправданным. Наше процессуальное законодательство не предусматривает обязанности участников разбирательства и их представителей предъявлять суду свое выступление в письменном виде, хотя некоторые юристы, нужно отметить, делают это по своей инициативе. И все же, учитывая, что иногда процесс превращается в многочасовую дискуссию, далеко не всегда содержательную, установление определенных рамок для выступлений, думаю, можно признать уместным.

Применяется ли новое правило о трехмесячном сроке для подачи заявления о возмещении судебных расходов в отношений решений судов общей юрисдикции, вступивших в законную силу до 1 октября?

Правило о трехмесячном сроке для подачи заявления о возмещении судебных расходов, понесенных в связи с рассмотрением дела в суде общей юрисдикции, применяется после 1 октября 2019 года (п. 9 Постановления № 26). То есть в тех случаях, когда последний судебный акт, которым закончено рассмотрение дела по существу в суде общей юрисдикции, вступил в законную силу до указанной даты, трехмесячный срок на подачу заявления по вопросу о судебных расходах исчисляется с 1 октября 2019 года.

1 С текстом законопроекта № 759178-7 «О внесении изменений в статью 21 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.

ЗАЯВЛЕНИЕ
о взыскание расходов на оплату услуг представителя в суде апелляционной инстанции

20 июня 2018 года было вынесено решение Жуковским городским судом Московской области по гражданскому делу № 2-9999/2018 по иску Смирновой Екатерины Ивановны к ЗАО «Ромашка» о взыскании неустойки и компенсации морального вреда за ненадлежащее исполнение договора участия в долевом строительстве многоквартирного жилого дома, согласно которому исковые требования удовлетворены частично.

Истец, не обладая юридическими знаниями, был вынужден обратиться за юридической помощью в компанию «Королев и партнеры» (тел.: 8‑926‑629‑16‑53) для представления интересов истца в суде апелляционной инстанции Московского областного суда.

28 сентября 2018 года судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда оставила решение Жуковского городского суда Московской области от 20 июня 2018 года без изменения, апелляционную жалобу ЗАО «Ромашка» — без удовлетворения.

Решение Жуковского городского суда Московской области вступило в законную силу.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 ГПК РФ, судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Согласно ст. 94 ГПК РФ, к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся: в том числе, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам, расходы на оплату услуг, представителя, другие признанные судом необходимыми расходы.

В силу ч. 1 ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Частью 2 ст. 98 ГПК РФ установлено, что правила, изложенные в части первой настоящей статьи, относятся также к распределению судебных расходов, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях.

В соответствии с ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Данная сумма является соразмерной объему оказанных услуг, присуждение суммы в указанном размере является разумным, баланс процессуальных прав и обязанностей сторон не нарушает. Указанный вывод соответствует позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 17.07.2007 года N 382-О-О.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 88, 94, 98, 100 ГПК РФ,

ПРОШУ:

1. Взыскать с ответчика ЗАО «Ромашка» в пользу истца Смирновой Екатерины Ивановны расходы на оплату услуг представителя в суде апелляционной инстанции в размере 30 000 рублей.
2. Рассмотреть заявление Смирновой Екатерины Ивановны о взыскании расходов на оплату услуг представителя в суде апелляционной инстанции в мое отсутствие.
3. Направить в мой адрес копию определения суда.

Приложение:
1. Оригинал договора №1 об оказании юридических услуг от 26 августа 2018 г.
2. Оригинал кассового чека по оплате юридических услуг от 30 сентября 2018 г.
3. Оригинал акта № 1 от 30 сентября 2018 г. на выполнение работ-услуг.
4. Копия заявления для ответчика

Истец: Смирнова Екатерина Ивановна________________ «____»______________ 2018 г.

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *