Женщины в бизнесе

Сапог и туфля
Мужчины допускают соседство своих «боевых подруг» в советах директоров и правлениях крупных компаний, но в минимальном количестве и в строго отведенных «резервациях». Например, в российском правительстве неизменно присутствует пара женщин, отвечающих за социалку — сейчас это вице-премьер Ольга Голодец и министр здравоохранения Вероника Скворцова. В руководстве крупнейших отечественных корпораций женщины есть, но на определенных местах: они возглавляют финансовые, юридические и кадровые службы, причем иногда все три одновременно.
Разумеется, многое зависит от отрасли. В таких продвинутых и восприимчивых к нововведениям сферах, как коммуникации, финансы и хай-тек, женщины занимают руководящие позиции чаще, чем в традиционных отраслях промышленности и транспорта. Можно согласиться с генеральным директором центра по развитию бизнеса и карьеры «Перспектива» Натальей Сторожевой, что «отрасли условно делятся на мужские и женские: директор салона красоты — женщина, владелец автосалона — мужчина. Вполне естественно воспринимаются женщины-руководители, работающие в гуманитарных и социально значимых отраслях: медицина, образование, индустрия красоты и моды, спорт, туризм, отельный бизнес, реклама, медиа. Но химическая и тяжелая промышленность, нефтегазовый комплекс, ВПК, машиностроение, электроника, информационные технологии по-прежнему остаются «территорией мужчин».
В правлениях коммуникационных компаний «Ростелеком» или «Теле2» есть по 3–4 женщины, в то время, как в правлениях таких гигантов, как «Транснефть» и НЛМК, их нет вовсе. Есть женщины — руководители банков (Юниаструм банк, Транскапиталбанк, Русский торговый банк), страховых компаний (ЖАСО, МАКС, «Уралсиб»), финансовых и управляющих компаний (ИФД «Капиталъ», «Альфа-капитал»), но их не встретить среди руководителей крупных государственных и многоотраслевых холдингов, за единственным исключением — это «Базовый элемент» Олега Дерипаски, который возглавляет Гульжан Молдажанова. В так называемых «женских» отраслях рост числа женщин на топовых позициях отслеживается очень четко. Об этом, например, рассказал «Ко» президент Российской ассоциации маркетинговых услуг Михаил Симонов. По его данным, если на заре развития маркетингового и рекламного бизнеса женщины чаще воздействовали на мужчин для привлечения их компаний в клиенты, то сейчас женщина — собственник агентства или женщина — генеральный директор воспринимается вполне естественно. «Такая звезда event-бизнеса, как Надежда Панченко из Citymetria создает уникальные форматы крупных мероприятий для международных брендов и первых лиц государства. На самом топовом рекламном фестивале в Каннах Россию в 2014 году представляла в составе жюри президент рекламного холдинга Twiga Карина Оганджанян. И на менеджерских позициях в маркетинговых и рекламных агентствах работает 80% женщин», — констатирует Михаил Симонов.
Где женщин больше
Если женщин-руководителей действительно становится больше, то лишь в нижнем и среднем звене. По наблюдению Натальи Сторожевой, за период 2008–2014 гг. значительное количество женщин-руководителей, стремящихся занять должности коммерческих, исполнительных, генеральных директоров, не смогло получить достойных предложений, и, осознав, что собственники-мужчины не готовы предложить им руководящие посты, деловые дамы нашли себя в предпринимательстве. По статистике, большинство кофеен, ресторанчиков, салонов красоты, магазинов одежды, обуви и парфюмерии, стоматологий и косметологических клиник, химчисток и других предприятий малого бизнеса принадлежит именно прекрасному полу.

Нельзя отрицать некоторые блистательные успехи женщин в политической сфере: Эльвира Набиуллина возглавила Центральный банк, а это большая редкость даже в мировом масштабе; Татьяна Голикова — Счетную палату. В прошлом году всероссийскую известность приобрела новый прокурор Крыма Наталья Поклонская. Вероятно, к числу политических назначений также стоит отнести избрание гимнастки и депутата Госдумы Алины Кабаевой председателем совета директоров «Национальной медиа группы».
Андрей Волков обратил внимание «Ко» на то, что особенно плотно женщины-руководители обосновались в администрации Санкт-Петербурга (руководитель налоговой службы, руководитель КУГИ, руководитель комитета по инвестициям).
Мужчины и женская психология
Среди причин, тормозящих карьерное продвижение женщин, традиционно называют «мужской шовинизм»: мужчины, от которых зависят кадровые назначения, просто не верят, что представительницам противоположного пола можно доверять ответственную работу. Также никто не верит, что на самом деле дамы куда осторожнее и безопаснее водят автомобили. «Наблюдающееся преобладание начальников-мужчин обусловлено консервативными взглядами в нашем обществе, да и сами женщины зачастую не стремятся занять руководящие позиции, так как для них большое значение имеют семья и дети», — считает директор HR-агентства Tehnologos Евгений Чесноков.
На «самом верху» общественной иерархии даже реальные карьерные успехи женщин часто истолковываются как производные успехов их мужей. Действительно, может ли в современной России жена крупного чиновника «случайно» стать топ-менеджером частной компании? Здесь впрочем, ничего нельзя доказать, но всегда остается подозрение, что карьерные успехи преуспевающих бизнесвумен были бы гораздо скромнее, если бы не их мужья. Такие подозрения неизменно сопровождают и заместителя генерального директора «Полиметалла» Зумруд Рустамову (жена вице-премьера Аркадия Дворковича), и топ-менеджера «Теле2» Ольгу Мордкович (жена министра образования Дмитрия Ливанова), и статс-секретаря «Роснефти» Ларису Каланду (жена генерал-полковника полиции Владимира Каланды). Даже в добившихся успехов женщинах видят доказательства власти мужчин.
Почему мужчины предубеждены? Потому что женщины на них не похожи. В среднем женщина-руководительница обладает несколько другими психологическими качествами, чем руководитель-мужчина. При этом эксперты утверждают, что постепенно эти качества становятся все более востребованными. Так, в рекрутинговом центре «Перспектива» рассказывают, что еще 5–6 лет назад работодатели предпочитали мужчину на посту финансового директора, а женщину видели только в роли главного бухгалтера. Но сейчас картина постепенно меняется: в 2014 г. на вопрос «Кого вы видите на посту исполнительного директора — мужчину или женщину?» совладелец дистрибьюторской компании ответил: «Не имеет значения, важно, чтобы человек с задачей справился». А в 2015 г. акционер крупного сельскохозяйственного холдинга обратился в агентство с просьбой: «Найдите антикризисного управляющего, желательно, женщину. Потребуются гибкость, осторожность, мудрость и решительность. Поэтому лучше женщину лет сорока».

Бизнес и политика: как государство влияет на рыночный бизнес-механизм?

Государство – это орган, выполняющий регулирующие и координирующие функции. Оно задает стратегические ориентиры экономического развития и социальной сферы, создает благоприятные условия для развития бизнеса, способствует повышению экономической эффективности. Государство разрабатывает и внедряет в экономику проекты национального масштаба. Интересуется ли государство бизнесом отдельно взятых компаний? Или для него все коммерческие предприятия равны? Использует ли бизнес политику в своих интересах, а государство в качестве инструмента для решения своих частных задач? Однозначного ответа быть не может. Едва ли найдется государственный чиновник или бизнесмен, способный однозначно расставить все точки над «и». Но мы попытаемся!

Бизнес и политика находятся в тесных взаимоотношениях. Эта тема весьма широка, имеет обширную историю. Ее рассматривают с разных точек зрения, каждая из которых верна (или НЕ верна) по-своему. Государство заинтересовано в том, чтобы у граждан, проживающих на территории страны, неуклонно росло благосостояние. Государство обязано заботиться о безопасности и надежности предпринимательской деятельности и следить за соблюдением таких принципов, как «право собственности», «гарантия выполнения договоров» и «прозрачность правоотношений».

Ранее считалось, что политика не должна вмешиваться в дела частных компаний, а государство обязано играть роль защитника прав бизнесменов. Но с развитием и укреплением капитализма этот вопрос потерял свою однозначность, стал острым и злободневным. Сейчас существуют предпринимательские объединения, негласно считающиеся монополистами. Они захватывают рынки, поднимают цены и тем самым наносят ущерб государству и обществу (народу) в целом.

Возможности рыночного механизма, увы, не безграничны, хоть и наделены массой достоинств. Можно выделить множество областей, где не действует свободная конкуренция, вернее, она должна действовать, но вследствие коррупции или чего бы то ни было еще она не срабатывает. Когда такие рынки терпят фиаско, в игру вмешивается государство. Саморегулирующая рыночная система рождает монополию, а она значительно уменьшает конкуренцию.

Физическая и политическая среда бизнеса

Физическая или так называемая географическая среда бизнеса оказывает непосредственное влияние на возможности предпринимателей в вопросе организации бизнеса. К примеру, если в земле есть природные ископаемые, то совершенно естественно, что на этом участке будет организован бизнес по их добыче. На красивых природных ландшафтах, как грибы после дождя вырастают туристические зоны: санатории, отели, виллы. Но тут в игру вступает другая среда бизнеса – политическая.

Политика является важнейшей составной частью любой бизес-среды. Отметим, что политика чрезвычайно сильно влияет на функционирования бизнес-субъектов. Но есть и обратная сторона. Многим группам субъектов бизнеса (к ним относятся предпринимательские фирмы) важно спонсировать и привести к власти определенных политических деятелей, партий и прочих представителей. Политический курс страны во многом поддерживают наемные работники, которые участвуют в качестве избирателей депутатов. Иными словами, депутаты покупают свои должности у населения за какие-то 500 рублей. Эта сумма – цена одного голоса за того или иного депутата.

Связь политики и бизнеса обуславливается двусторонним характером. Одна сторона монеты – политика – продолжение деловых интересов, деловых отношений в среде внешней экономики. Оборотная сторона – реальный бизнес в наши дни целиком и полностью зависим от политической ориентации партий, руководителей. Такое вот продолжение экономической политики…

Наличие административной власти дает отдельным людям, приступившим к политической деятельности, возможность обеспечить успешное развитие своего бизнеса. Все потому, что сейчас политика – это не более чем разновидность профессиональной деятельности. Ранее же политика считалась чем-то высшим, сродни призванию, в наши же дни она «скатилась» до профессии.

Политика активно формирует новые модели развития экономики. Самой глобальной попыткой перейти от старой экономической модели к новой, которую мы видим сегодня, была политика президента Советского Союза, Михаила Горбачева. Сейчас же правительство все больше делает ставку на приватизацию предприятий, а не на их национализацию, как это было ранее.

Политика – производная бизнеса???

Политика — это производная бизнеса, как ни грустно это звучит…

Все из-за того, что в основе современной политической деятельности лежит не желание улучшить сферы жизни населения и, кстати, предпринимательской сферы тоже, а лишь стремление бороться за более безграничную административную власть с целью навязывания своих вполне определенных деловых интересов подконтрольным бизнес-субьектам.

Обычно такую сомнительную роль играют политические партии, которые борются за власть и всячески стараются ее удержать. Название таких партий может быть весьма абстрактным. Ее членов держит вместе другое – единство интересов, например, предпринимательских.

После захвата власти политическая партия создает условия, которые всячески благоприятствуют развитию компаний и организаций «подопечной группы бизнесменов». В пользу этого свидетельствует:

  • Лоббирование предпринимательских программ, вступление в силу которых на руку определенным лицам бизнес-элиты.
  • Распределение государственных заказов по «своим» предпринимателям.
  • Продвижение ряда законодательных документов и актов, представляющих непосредственную выгоду для определенных бизнесменов.
  • Управление государственным бюджетом по своему усмотрению.

УДК 32

Зимин Вячеслав Александрович

кандидат исторических наук, профессор кафедры гуманитарных наук Самарского института Восточной экономико-юридической гуманитарной академии dom-hors@mail.ru

ЖЕНЩИНЫ РОССИИ В ПОЛИТИКЕ И СТРУКТУРАХ ВЛАСТИ

Zimin Vyacheslav Aleksandrovich PhD in History,

Professor of the Department for the Humanities,

Samara Institute, Eastern Nonscience Academy for Economic and Legal Studies dom-hors@mail.ru

RUSSIAN WOMEN IN POLITICS AND POWER STRUCTURES

Аннотация:

В статье показана роль и место российских женщин в политике. Анализируются проблемы гендерной асимметрии в органах власти и управления. Названы отдельные факторы, влияющие на гендерный дисбаланс в правовых структурах. Рассмотрены возможные пути решения исследуемой проблемы.

Ключевые слова:

политика, женщины России, структуры власти, гендерная асимметрия, представительство, руководящие должности.

politics, women of Russia, power structure, gender asymmetry, representation, executive post.

А.А. Андреенковой, С.Г. Айвазовой, И.О. Тюриной и другими.

Мы согласны с мнением Ирины Хакамады, что «проблема участия женщин страны — это не проблема женщин. Причем, надо понимать, что и среди женщин могут быть профессионалы и дилетанты. Впрочем, как и среди мужчин есть и недальновидные политики, принимающие неправильные решения. Поэтому проблема не в том, что «если женщин-политиков станет больше, то всем станет лучше”. Проблема в создании условий для того, чтобы женщины могли прийти в политику» .

Эксперты ОоН говорят о том, что если в парламенте 20 % принадлежит женщинам, тогда формируются программы в интересах детей, а если их среди законодателей 30 %, то вырабатываются программы в интересах самих женщин . У нас в российском парламенте их меньше. В Государственной Думе шестого созыва всего около 14 % женщин от общего состава депутатов (в ГД РФ четвертого созыва было 9,8 % женщин). 43 депутата — женщины — представляют интересы партии «Единая Россия» (18 % от общего числа депутатов-единороссов). В 1984 г. Верховный Совет СССР на 32 % состоял из женщин. Ряд авторов отмечает, что наиболее очевидной причиной сокращения количества женщин в структурах власти является отмена системы квот для них. Другие ученые утверждают, что это — влияние культурных факторов, таких как патриархальные ценности электората, традиции доминирования мужчин во власти. Некоторые исследователи считают, что в борьбе за власть у женщин недостаточно профессиональных политических навыков. Проанализировав избирательные процессы в постсоветской России, мы увидели, что женщины выдвигаются кандидатами реже политическими партиями, так и в качестве индивидуальных кандидатов в депутаты. Необходимо, на наш взгляд, повышать представительство женщин в электоральном процессе, а для этого надо развивать и укреплять женское движение в стране. Согласны с мнением А.В. Андреенковой, что «женщины имеют схожие с мужчинами установки по отношению к политическому участию, но в меньшей степени верят в эффективность своей политической деятельности. <…> В России женщины занимают более низкое положение в партиях реже, чем мужчины; выполняют руководящие

функции. Женщины в российских партиях в два раза реже, чем мужчины, выражают желание занять более высокое положение в партии» .

В региональных законодательных собраниях женщин еще меньше, чем в парламенте. Например, в Самарской Губернской Думе из 50 депутатов, только 3 депутата — женщины. На наш взгляд, политические партии недостаточно работают в направлении обеспечения гендерного равенства в структурах власти. Они в основном сводят решение женских проблем к аспектам поддержки материнства, детства и семьи. В партийных программах проблемы женщин представлены недостаточно полно, а женский вопрос рассматривается с патриархальных позиций и в основном не на политическом уровне.

Необходимо ориентировать СМИ на поднятие престижа женщин как политиков. Для этого необходимо использовать имеющийся положительный опыт.

В.И. Матвиенко, Т.А. Голикова, О.Ю. Голодец, В.И. Скворцова.

То, что женщины занимают руководящий пост, само по себе еще не может служить гарантией соблюдения их интересов. Женщины, которые находятся в структурах власти, на наш взгляд, объективно способны привнести в политическую культуру необходимые элементы для отстаивания, защиты интересов как женского, так и мужского населения. В.А. Тишков пишет, что «более широкое участие женщин в политике и в управлении обществом — это вопрос не только гражданского равноправия и более широкого представительства. По мнению многих специалистов, женщины приносят в эту сложную и ответственную сферу некоторые обогащающие ценности и дополнительную компетентность. Присутствие женщин в высших иерархических структурах крайне позитивно влияет на поведение их коллег-мужчин, сдерживая, дисциплинируя и облагораживая поведение последних» .

Для изучения отношения жителей к женщине-политику, мы провели опрос среди 500 респондентов г. Самары (май 2013 г.). На вопрос: Как Вы относитесь к женщинам в политике? -ответы были такие:

— положительно — 38 %;

— нейтрально — 35 %;

— отрицательно — 27 %.

Респонденты, ответившие на заданный вопрос «отрицательно», считают:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— политика портит женщин, они теряют себя как представительницы прекрасного пола;

— женщина не может заниматься политикой по своим психологическим особенностям;

— женщины — это хранители семейного очага;

— разочарованы в женских лидерах.

Женщинам (278 чел.) был задан вопрос: Готовы ли они участвовать в политической жизни на местах? Ответы такие:

— 28 % готовы участвовать и имеют четко выраженную позитивную установку;

— у 19 % такое желание есть, но они не считают себя пригодными для такой деятельности;

— остальные никакого желания участвовать в политической жизни не проявили.

«Женщина обладает большей контактностью и практичностью мышления. <…> Она

предпочитает конкретно гарантированный результат, «здесь и сейчас». <…> Женщина лучше мужчины контролирует свои и чужие ошибки. Она, как правило, лучше формулирует свои мысли и выражает идеи» . Она четко различает дело и развлечения.

Социальные группы и общности, как субъекты политической культуры, имеют определенные отличия в своей культуре, которые зависят от статуса в социуме и политике, идентификации себя с этим статусом, социально-психологических и демографических характеристик. Это находит отражение в тех приоритетах в культуре, которым они отдают предпочтение.

Существуют различия в предпочтениях по отношению к власти, партиям таких социальнодемографических групп, как женщины, молодежь, люди среднего и пенсионного возраста. Это обусловлено не только статусно-ролевыми особенностями, но и разным жизненным опытом, мировосприятием и приспособлением к окружающей действительности на основе обыденной практики, общей системой смыслообразующих, жизненных ценностей.

Женщины, как социально-демографическая группа общества, отличаются определенным консерватизмом. Для них это предпочтительнее в отношении к власти. Ученый И.В. Грошев отмечает, что женщины по сравнению с мужчинами в большей мере готовы подчиняться и признать право на власть государства. В ходе опроса по этому поводу выявилось, что мужчин, не призна-

ющих власть последнего, в 4,8 раза больше чем женщин . Именно женщины, выступая в роли электората во время избирательных кампаний, поддерживают партии и организации консервативного характера. Это вызвано тем, что приоритетной ценностью для них является политическая и социально-экономическая стабильность, а также обусловлено их определенным дистанци-онированием от активного участия в политике и в отношении к власти. Многие ученые также в качестве причины называют такую, как нерешенность в ходе реформ проблемы тендерного равенства. Эта идея является приоритетной для женщин, но не считается таковой для общества. Мы согласны с выводом С.Г. Айвазовой, что «несмотря на формально провозглашенную приверженность демократической России принципу гендерного равенства, несмотря на принятые в соответствии с ним декреты, указы, международные обязательства, гендерная асимметрия по-прежнему остается одной из наиболее характерных черт российской власти», что подтверждается статистическими данными. В системе государственной власти женщин не допускают к должностям, связанным с принятием жизненно важных политических решений. Среди работников, занимающих государственные должности в органах государственной власти Российской Федерации, женщины составляют 70,6 %; мужчины — 29,4 %, а «высшие» командные должности доступны 23,3 % женщин и 76,7 % мужчин . Относительно высокие посты в системе власти занимают единицы женщин. Данные опубликованных социологических исследований подтверждают снижение интереса женщин к общественно-политической деятельности. Только для 9,5 % ре-спонденток общественно-политическая активность оказывается на первом плане. Меняется вся система ценностей и приоритетов. На первый план выходят ценности неполитического характера, что отмечается в исследовании Л.Л. Рыбцовой. Женщин больше волнует будущее собственное и своей семьи (81,9 % ответов), 71,1 % — будущее страны, 57,3 % — будущее своего города и области . Эти предпочтения непосредственным образом сказываются на уровне политической активности женщин во время избирательных кампаний.

Таким образом, существуют гендерные различия в восприятии окружающей жизни и мира политического, обусловленные неодинаковыми статусно-ролевыми позициями мужчин и женщин в обществе, которые накладывают отпечаток на проявление политической культуры такого ее субъекта (носителя), как женщины. Приоритетным для них в отношении к политике в условиях трансформации общества, является консерватизм, стабильность, готовность принять, не оспаривая, право на власть государства и подчиняться ей.

Приоритеты в ценностных ориентациях субъектов политической культуры обусловлены занимаемыми статусно-ролевыми позициями, уровнем интереса к политическим явлениям и функциями, выполняемыми в политической культуре и политике.

Сегодня участие женщин России в управлении, принятии решений остается неадекватным их вкладу в общественную и политическую деятельность. Для реальной оценки участия женщин в управлении, наблюдения за тенденцией продвижения их по службе, нужна гендерная статистика на федеральном уровне государственного управления и на уровне государственного управления в регионах. Для вовлечения женщин в политическую жизнь и в управленческую деятельность важна хорошая организация профессиональной подготовки женщин к управлению, качественный отбор из женщин кадрового резерва на замещение вакантных должностей государственных и муниципальных руководителей.

Для преодоления гендерной асимметрии независимым женским организациям необходимо не только защищать права женщин, но и стимулировать их политическую активность, а также способствовать формированию качеств лидера.

Важно и то, что надо проводить необходимую работу по вселению уверенности у самих женщин в то, что они на основе здоровой профессиональной конкуренции вправе на равных с мужчинами занимать руководящие должности в структурах власти. Это позволит качественнее провести политическую модернизацию в стране, укрепить социальную стабильность и повысить уровень гражданской активности российского населения.

Ссылки:

2. Тройнова Т. Возможен ли в России цивилизационный подход к равенству полов? // Женщина плюс. 2002. № 2.

3. Андреенкова А.В. Представительство женщин в парламентах России и Украины // Социс. 2000. № 11.

6. Грошев И.В. Гендерные представления о власти // Социс. 2000. № 2.

8. Рыбцова Л.Л. Общественно-политическая активность женщин // Социс. 2001. № 4. С. 78.

«По всем линиям самостоятельный человек»

Юридически равноправие женщин и мужчин в России было достигнуто после октября 1917 года. Советское правительство в своих нормативных актах прописало, что мужчина и женщина получают одинаково за одну и ту же работу и любая дискриминация в работе по половому признаку запрещается.

Реклама

«Хотя женщины работали всегда, причем занимались не только домашним хозяйством, но и полевыми работами, — рассказал «Газете.Ru» историк Борис Юлин, —

долгое время они были поражены в правах: за одну и ту же работу на предприятиях они получали в среднем в полтора-два раза меньше денег, чем мужчины.

Об этом, в частности, свидетельствуют сохранившиеся документы с заводов периода Российской империи».

Со временем женщины постепенно уходят из семейной формы занятости в общественно организованный труд. К середине XIX века сложились целые отрасли, в которых были заняты преимущественно женщины: текстильное, швейное, чулочное, табачное производство.

Кроме того, преобладали женщины и среди домашней прислуги. К концу XIX века женщины, преимущественно незамужние, начали осваивать профессии телефонисток, конторских и торговых служащих, медсестер, учительниц младших классов, работниц общественного питания, розничной торговли и т.п.

В 1912 году впервые были приняты законы, обязывающие страховать болезни и несчастные случаи на производстве, причем касалось это как мужчин, так и женщин, позже были введены отпуска по уходу за ребенком, пособия на детей и другие изменения, дающие женщинам возможность совмещать работу с семьей, хотя дисбаланс в оплате труда по-прежнему сохранялся.

В 1915 году женщины были допущены на должность почтальонов, стали действовать ясли и детские сады с женщинами-работницами, мастерские по пошиву белья для фронта, курсы сестер милосердия.

После Октябрьской революции новая власть решает максимально привлекать женщин к труду. Это связано не только с тем, что мужчин чисто физически в связи с военными действиями стало меньше, не только с дикими темпами индустриализации, но и с идеологией.

Многие женщины (не обязательно из буржуазии, это могли быть и жены рабочих) оставались привержены старому строю, не хотели вступать в партию и следовать ее лозунгам, скажем, отдавать детей в детские сады — «ростки подлинного коммунизма». В деревне проводилась политика раскрепощения женщин: крестьянок поощряли добиваться «полной экономической независимости от мужчины — отца, мужа, свекра», становиться «по всем линиям самостоятельным человеком».

Женский трудовой фронт

В первые пятилетки проводилась активная кампания по вовлечению женщин, иногда и принудительно, в «мужской» труд. Женщины работали трактористками, летчицами, водителями трамваев, машинистами подъемных кранов. Они работали комбайнерами на селе, строителями и железнодорожными рабочими в городе, управляли машинами, при этом, впрочем, никогда не попадая в число личных шоферов партийных руководителей.

«В начале существования советской власти проводились специально организованные кампании по овладению женщинами «неженскими» профессиями. Это и труд в сельском хозяйстве, например «Все на трактор», и в промышленном производстве, и даже в шахтерском деле, — пояснила «Газете.Ru» профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, сокоординатор программы гендерных исследований Елена Здравомыслова. — Было беспрецедентное вовлечение женщин в мужские профессии, именно в сфере тяжелой промышленности».

Как рассказывают историки, все это привело к тому, что в 30-е годы на одну женщину в среднем приходилось менее одного ребенка, а это растущее советское государство восприняло как критическое положение. Начался откат в сторону «традиционных ценностей» (отказ от выпуска контрацептивов, запрет на аборты, увеличение материальной помощи молодым мамам и т.п.).

При этом от работы советские женщины — или, по выражению писателя Андрея Платонова, «товарищи со специальным устройством» — отказываться не должны.

Но профессии должны больше соответствовать «нормативной женственности», то есть быть связанными с тем, в чем и так заключается «биологическое предназначение» женщины. Иными словами, это социальные сферы: образование и медицина. Также именно в то время в домах у высокопоставленных партийных деятелей стали появляться домработницы.

«В этих «женских» сферах ниже заработки и ниже престиж, мужчины в них не идут, а у женщин есть мотивация уйти из этих сфер в «мужские». Женщины двигаются в «мужские» сферы и отдельные даже достигают признания (скажем, в космонавтике или армии), но эти области все равно остаются «мужскими». Мужчины при этом почти не идут работать нянями или воспитателями в детские сады», — описывает ситуацию профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, содиректор программы гендерных исследований Анна Темкина.

Расклад опять поменялся с началом Великой Отечественной войны. На фронт были призваны около полумиллиона советских женщин — и это без учета тех, кто воевал в партизанских отрядах и в подполье в тылу врага, трудился в госпиталях. Как женские были сформированы три авиационных полка, была отдельная женская рота моряков, отдельная женская добровольческая стрелковая бригада, центральная женская школа снайперов, а также отдельный женский запасной стрелковый полк.

В тылу женщины, как и в первые пятилетки, заняли места на производстве взамен ушедших на фронт мужчин. «Войны и мобилизация военного типа, к которым можно отнести и массовую индустриализацию, приводят к тому, что женщины начинают занимать позиции, которые в мирное время несвойственны им. И этот процесс оставляет такой культурный след в памяти, что продвижение женщин по социальной лестнице возможно, что они способны справиться с «мужской» работой. Но потом, как правило, происходит откат», — отмечает Здравомыслова.

Одним из ярких примеров такого отката Темкина называет фильм «Крылья» Ларисы Шепитько, «когда

героиня, бывший боевой летчик, после войны в ресторан без мужчины пойти не могла».

Новый неопатриархальный курс государства взваливал на женщину, по сути, тройное бремя — работницы, матери и заботливой жены.

Дамы пропускают кавалеров

«В России женщины были больше вовлечены в трудовую деятельность, чем на Западе, если смотреть период 50–60-х годов. Например, они занимали посты в технических специальностях. Но там они тоже были сегрегированы, то есть работали на более низких должностях. Часто они назывались инженерами, а выполняли, например, секретарские или административные функции, — рассказала «Газете.Ru» Анна Темкина. — После войны пошла следующая волна индустриализации и урбанизации, таким образом, уже к концу 60-х годов для женщины было абсолютно идеологически нормально, правильно и необходимо работать».

Если к 50-м годам половина трудоспособных женщин СССР была вовлечена в общественно организованный труд, то к концу 80-х годов этот показатель составлял почти 90% (учитывая учащихся). Эксперты отмечают, что уникальность советских работающих женщин была в чрезвычайно высоком образовательном уровне. Так, согласно переписи населения 1979 года, среди работающих женщин с высшим образованием было больше, чем мужчин.

При всем при этом в среднем зарплата женщин была более чем на треть ниже, нежели у мужчин. Среди развитых стран худшее соотношение заработков по гендерному признаку отмечалось в тот период лишь в Японии, Люксембурге и Канаде. Существовало и ограничение на руководящие посты. Так, в самих партийных рядах к началу 80-х было около 20% женщин, но в руководящем эшелоне женщин было лишь 2,8%, а в самом ЦК КПСС — ни одной. Схожая ситуация была и в производственной сфере, и в науке, здравоохранении, образовании:

среди рядовых сотрудников женщины составляли более половины занятых, но на уровне принятия решений их было не более 5%.

Также был введен список опасных и вредных профессий, которые нельзя занимать женщинам. Сделано это было для заботы о репродуктивном здоровье представительниц этого пола. При этом ряд профессий, например в химической промышленности, негативно влиял и на репродуктивное здоровье мужчин. Также под запрет попали профессии, где женщинам нельзя поднимать десятикилограммовый вес чаще, чем в определенный промежуток, — но при этом ребенка такого же веса женщина, как подразумевалась, может поднимать как ей угодно часто.

Кроме того, из-за списка возникали и возникают парадоксальные ситуации, когда женщины могут отучиться на определенную специальность, но работать по этой профессии не имеют права. Отметим, что сейчас правительство РФ предлагает сократить этот перечень. Такая мера предусмотрена проектом «Национальной стратегии действий России в интересах женщин на 2017–2022 годы».

«Советская гендерная политика была довольно противоречивой. Одновременно шли тенденции эмансипации и установления равенства, с другой стороны, советская власть все равно определяла женщин как гражданок особого вида и рода», — отмечает Темкина.

По словам Темкиной, советское государство заключало с женщинами своеобразный контракт: им даются определенные привилегии, например декретный отпуск или почти бесплатные ясли, а взамен те рожают детей, которые будут работать, служить в армии и воспроизводить население страны. При этом время, потраченное на уход за ребенком, не могло быть использовано на продвижение по карьерной лестнице. Возникает механизм вертикальной сегрегации, из-за чего женщины были вынуждены либо оставаться на невысоких позициях, либо уходить на частичную занятость, что делает их экономическое положение нестабильным.

Особняком в структуре женской занятости стояли домохозяйки.

До конца советской власти быть домохозяйкой считалось непрестижным, а сама ее фигура была нетипичной,

это было возможно только при определенных условиях. Например, женщина замужем за военным, он переехал в военный городок, для нее работы нет, или это жены высших звеньев номенклатуры, в которых им было не нужно работать.

«Но начиная с перестройки появились и другие роли, — пояснила Темкина. — Работающая мать все равно осталась центральной фигурой, как и была в советское время. Но и быть домохозяйкой стало нормально. Причины могут быть разные: для высшего класса это даже престижно, кто-то ушел с работы по необходимости, например, на частичную занятость. Кто-то, допустим, стал бабушкой и теперь помогает дочери строить карьеру, хотя пенсионный возраст еще не настал. Но часто домохозяйки заботятся и о детях, и о пожилых родителях, выполняя, по сути, очень тяжелую работу. Наверное, кто-то из них с большим удовольствием в своем проектном бюро трудился бы».

Девочки хотят решать, а не платье

Если говорить о распределении на рынке труда за последние годы, то изменения, конечно, заметны. Так, по данным рекрутингового портала HeadHunter, за последние пять лет женщины стали реже претендовать на работу в автомобильном бизнесе, в сфере административного персонала, банковской сфере, а также в области добычи сырья. Постепенно уступают рабочие места женщины и в сфере искусства, развлечений и массмедиа. Так, если в 2012 году они занимали 65% позиций, то в 2016-м — 62%.

Все реже начинают женщины искать работу сразу после окончания вуза или во время учебы: по данным исследования, если в 2012 году резюме размещали 60% студенток или выпускниц учебных заведений, то в 2016-м их стало 55%.

Преобладание женщин в спортивных клубах, фитнес-центрах и салонах красоты уходит в прошлое, пока, правда, так же медленно, как исчезают лишние килограммы:

в 2012 году женские резюме на эти позиции составляли 77%, а в 2016-м — 73%.

При этом распределение между типично «женскими» и типично «мужскими» профессиями по-прежнему заметно. По данным исследования, проведенного рекрутинговым порталом Superjob, тяжелый физический труд, IT, инженерные специальности — сферы деятельности, в которых традиционно лидирует сильный пол.

«Так, на 100% мужской является профессия слесаря-ремонтника. Среди машинистов женщину встретить довольно непросто (4%), а вот крановщицы, напротив, не являются редкостью (17%). Довольно часто женщины трудятся малярами (34%), — пояснила «Газете.Ru» руководитель исследовательского центра сервиса Наталья Голованова. — Трудно представить себе женщину в качестве персонального водителя. Это еще одна из исконно мужских должностей, сильный пол составляет 99% кандидатов. Охранная деятельность — также прерогатива сильного пола, хотя 4% женщин претендуют как на должность охранника объекта, так и на позицию частного охранника, телохранителя».

Место женщины уже не у плиты. По крайней мере, в профессиональном плане: количество шеф-поваров сильного пола достигает сегодня 82%, а их подчиненных — поваров-мужчин на рынке труда 60%. А казалось бы, среди коллег по цеху — барменов и официантов, больше всего мужчин-барменов и женщин-официанток.

В то же время финансы, кадровая сфера, образование, медицина остаются «женскими» профессиями, говорится в исследовании.

«Среди директоров по персоналу дамы составляют 74%, среди начальников отделов кадров — 86%. Лидируют женщины и среди медицинских работников: женщин-врачей — 60%, фармацевтов — 88%, медсестер — 94%. В финансовой отрасли заняты в основном дамы — возможно, благодаря большей усидчивости, внимательности и терпению по сравнению с представителями сильного пола, — отмечает Голованова. — Психология и педагогика — сегменты рынка труда, где в качестве соискателей в большинстве случаев выступают дамы (89% и 85% соответственно)».

Среди традиционно женских сфер деятельности, на которые мужчины и не желают претендовать, — профессия секретаря-делопроизводителя, операциониста, офис-менеджера и библиотекаря, отмечается в исследовании. При этом

сфера BTL-менеджмента «сменила ориентацию»: если пять лет назад среди организаторов рекламных мероприятий лидировали мужчины (56%), то сегодня 73% составляют женщины.

Декларируемых подвижек к равенству полов пока недостаточно, убеждена Темкина. «Нужны доступные и хорошего качества детские сады, которые закрываются не в пять вечера. Второе условие, которое мощно выполняют скандинавские страны и некоторые другие европейские государства, — это активное вовлечение отцов в отцовство, очень близкое к материнству.

Например, в некоторых скандинавских странах, если отец не возьмет отпуск по уходу за ребенком, он сгорает, мать им не может воспользоваться. У нас тоже есть тенденция к этому: скажем, все больше отцов ходят на курсы для беременности, присутствуют при родах. Но нужны более существенные политические изменения», — резюмировала эксперт.

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *