Декриминализации

Декриминализация – это одна из категорий, относящихся к уголовному праву. Ей, к сожалению, посвящены лишь немногочисленные работы юристов и ученых. Обычно этот институт упоминается в обсуждениях эффективности тех или иных законодательных актов. Что такое декриминализация уголовных статей и для чего она используется? Каковы причины исключения статей, устанавливающих отдельные преступления, из законодательных актов? Нужна ли декриминализация Уголовного кодекса? Какие последствия понижения степени ответственности или полной ее отмены за совершение определенных действий? Возможна ли полная декриминализация общества в теперешней действительности? Поищем ответы на все вопросы.

Понятие

Иногда в правовой реальности складываются такие обстоятельства, при которых определенные деяния, закрепленные в Уголовном кодексе в качестве запрещенных и наказуемых, теряют признак общественной опасности. Такие процессы происходят с изменением социальных отношений. В подобных случаях и происходит декриминализация. Это означает, что государство в лице законодателя признает нецелесообразность уголовно-правовой борьбы с такого рода действиями либо бездействиями и отменяет наказание за их совершение. Следует отметить, что декриминализация – это процесс, возникающий не только в сфере криминальных отношений. Это явление может происходить и в рамках административного, гражданского, трудового права. Однако все же чаще всего имеет место декриминализация преступлений небольшой тяжести и применение к этим деяниям других видов ответственности.

Причины

Декриминализация – это явление, которое имеет разноплановое значение. Во-первых, она носит гуманный характер. Это проявляется в том, что за некоторые запрещенные деяния снижается ответственность, за их совершение назначаются более легкие виды наказания, а также изменяется порядок и сроки снятия судимости. Во-вторых, декриминализация – это явление, обусловленное здравым смыслом. Зачем перегружать тексты кодексов неактуальными статьями, которые содержат ответственность за деяния, которые потеряли общественную опасность или в настоящих условиях жизни не совершаются? В-третьих, этот процесс имеет и статистическое значение. Так, при изучении и сопоставлении теории и практики устанавливается, что за совершение какого-либо конкретного преступления законом устанавливается альтернативная ответственность (к примеру, лишение свободы или штраф), а практика показывает, что судами практически в 100% случаев применяется лишь второе из указанных наказание.

Полное исключение

Чаще всего определенный поступок, который ранее объявлялся криминальным и был зафиксирован в одной из статей УК, перестает быть преступлением и перемещается в тексты других законодательных актов. Такая утрата общественной опасности является полной. К примеру, полная декриминализация преступлений небольшой тяжести означает, что за совершение данных деяний не может применяться уголовная ответственность. Однако при переносе этих поступков в качестве противоправных в Административный, Гражданский или Трудовой кодексы они могут быть наказуемы в соответствии с предписаниями этих актов.

Не совсем преступление

Неполная декриминализация — это явление, которое возникает в тех случаях, когда какой-либо поступок продолжает считаться преступлением в соответствии с УК, но, несмотря на это, соответствующим органам власти предоставляется правомочие в определенных случаях освободить нарушителя закона от уголовной ответственности, заменив ее административной либо же дисциплинарной. В этом случае создается ситуация, в которой законодатель сам не может определить, относить ли это деяние к преступлениям либо нет. К подобным проступкам относятся общественно опасные действия либо бездействия, за совершение которых УК предусматривает сравнительно мягкое наказание – максимум годичное лишение свободы или другую легкую ответственность (к примеру, штраф, общественные работы).

Эффективность

В РФ был разработан не один законопроект о декриминализации, и ни один из них был принят. В связи с этим у многих людей, как представителей науки, так и у далеких от этой сферы категорий людей, возникает закономерный вопрос о том, является ли эффективным подобный процесс? Статистика неумолимо подтверждает тот факт, что рост преступности является очевидным. Многими учеными высказывается мнение о том, что в подобных условиях не являются целесообразными гуманные меры по смягчению или отмене наказаний за некоторые проступки.

Перспективы

Прежде всего, главнейшей задачей государства является не стремительная декриминализация преступлений, а борьба с преступностью. В настоящее время это политическое направление осуществляется как на национальном, так и на международном уровнях. В условиях современной реальности главное – переломить процесс криминализации общества, не допустить повышения показателей преступности. Уже остановка роста совершения правовых проступков – отличный показатель. И лишь после этого стоит говорить о приоритетной задаче декриминализации общества. Однако может ли этот процесс быть абсолютно законченным? Пока что, исходя из знаний о человеческой природе, о возможности полной декриминализации речи не идет.

Декриминализация — это исключение каких-то статей из Уголовного кодекса. В частности, из УК в КоАП были перенесены статьи «Оскорбление» и «Побои». Если дело на человека было возбуждено в тот момент, когда статья еще была в УК, оно должно быть закрыто после декриминализации.

С одной стороны, это удача для человека: его неприятности с законом прошли сами собой. Но некоторым гражданам принципиально важно доказать свою невиновность. Потому что если дело закрывается по причине декриминализации, это не означает, что обвиняемый оправдан. Скорее, прощен. То есть вполне допускается, что он что-то все-таки совершил, просто времена изменились, и за такие вещи теперь решено не судить.

Такая ситуация не устроила жительницу Москвы Т., которую обвинили в побоях. Сама гражданка настаивала, что руки не распускала, обвинения напрасные. Шанса отстоять свое честное имя в суде ей не дали. Тогда женщина дошла до Конституционного суда.

По мнению жительницы столицы, существующие нормы создают условия, не позволяющие обвиняемому в подобных ситуациях обжаловать в суде сам факт незаконного привлечения к уголовной ответственности, законность и обоснованность выдвигавшегося обвинения и тем самым препятствующие восстановлению нарушенных прав.

Конституционный суд признал действующие нормы соответствующими Основному Закону, но согласился с тем, что в отношении женщины было принято неправильное решение: если она возражает против прекращения дела, ее должны были выслушать.

Закрыть дело, если статьи из Уголовного кодекса перенесены в КоАП, можно будет только с согласия обвиняемого. Если ему важно отстоять свое честное имя, дело будет рассмотрено по существу

«Согласно постановлению Конституционного суда Российской Федерации от 15 октября 2018 г. N 36-П суд, в производстве которого находится возбужденное уголовное дело частного обвинения, обязан выяснить позицию обвиняемого относительно прекращения данного дела в связи с принятием закона, устраняющего преступность и наказуемость инкриминируемого ему деяния, и только при наличии его согласия вправе прекратить уголовное дело», подчеркнули в минюсте.

Поправки в УПК, подготовленные ведомством, устранят риск казусов. Теперь у обвиняемых по статьям, попавшим под декриминализацию, будут спрашивать, согласны ли они с прекращением уголовного дела из-за отмены наказания за их деяния.

Кстати, такая схема применяется в случае, если обвиняемый попал под амнистию или вышел срок давности привлечения к ответственности. Подобные обстоятельства не считаются реабилитирующими, так что в анкете будет значиться, что гражданин когда-то привлекался к уголовной ответственности. Если человек желает сохранить свою биографию в чистоте, он может отказаться от амнистии и потребовать рассмотреть его дело по существу.

Криминализация и декриминализация

Криминализация — это процесс выявления общественно опасных форм индивидуального поведения, признания допустимости, возможности и целесообразности уголовно-правовой борьбы с ними и фиксации их в законе в качестве преступных и уголовно наказуемых.

Соответственно декриминализацию можно определить как процесс установления оснований отпадения общественной опасности деяний, признания нецелесообразности уголовно-правовой борьбы с ними и отмены их уголовной наказуемости.

Таким образом, криминализацию и декриминализацию можно рассматривать и в динамике (как процесс), и в статике (как результат этого процесса). Такой подход позволяет лучше уяснить социальную значимость рассматриваемых категорий. Социальная функция процесса криминализации выражается в том, что уголовный закон, объявляя то или иное деяние преступным, очерчивает круг социальных ценностей, охраняемых государством. Одновременно закон формулирует и антиценности, т.е. определяет те виды поведения, которые этим ценностям противостоят. В этом и заключены позитивный и негативный аспекты криминализации. Актом декриминализации законодатель снимает «табу» с тех или иных форм поведения, признавая их не представляющими большой опасности для общества, а отсюда — и непреступными.

Криминализация, если ее рассматривать в динамике, как процесс, включает в себя ряд стадий, в целом соответствующих тем, которые проходит норма в процессе законотворчества. Последняя стадия процесса криминализации одновременно является и его результатом. Результат выражается в создании системы уголовно-правовых норм, фиксирующих круг преступного и уголовно наказуемого.

Декриминализация также представляет собой процесс, однако он прямо противоположен предыдущему. Последовательно проходя те же стадии, декриминализация завершается иным результатом — исключением деяния из круга преступного и отменой его уголовной наказуемости. В теории декриминализацию нередко именуют «криминализацией со знаком минус»: деяния декриминализируются тогда, когда отпадают основания для их криминализации. При этом декриминализация может осуществляться в двух формах: исключение уголовной наказуемости деяния сопровождается либо признанием такого поведения правомерным, непорицаемым, либо переводом его в разряд административного, дисциплинарного или гражданско-правового деликта.

Криминализацию и декриминализацию условно можно представить себе как дорогу с двусторонним движением. На одних этапах развития уголовно- правовой политики усиливается движение в направлении расширения круга преступного, на других — возрастает интенсивность встречного потока.

Уголовно-правовой запрет порождается объективными потребностями общества в уголовно-правовой охране общественных отношений: Форма его выражения в законе должна соответствовать содержанию запрещаемого деяния. Опасность несоответствия подстерегает на любой стадии процесса криминализации либо как следствие недостаточно полного учетам тех или иных факторов или ошибочного прогноза, либо как результат несовершенства законодательной техники. Недостатки уголовно-правового законотворчества, издержки криминализации могут привести к двум противоположным, но одинаково нежелательным последствиям: к пробельности в уголовной наказуемости или, наоборот, к ее чрезмерности, избыточности.

В первом случае незащищенность определенных общественных отношений уголовно-правовыми средствами на фоне реально причиняемого им вреда нередко толкает к поиску не предусмотренных законом альтернатив. Все они умещаются в интервале от просто самосуда до «натяжек» в квалификации и плохо скрытой аналогии. Сошлемся в качестве примера на практику квалификации как хулиганских действий или умышленного уничтожения личного имущества граждан случаев жестокого обращения с животными (живодерства), которая имела место до принятия УК РФ 1996 г. По ст. 206 УК РСФСР нередко квалифицировались и действия подростков, угонявших колхозных или совхозных лошадей, хотя и было очевидно, что далеко не все эти действия совершались по хулиганским мотивам, а, например, просто покататься.

Не меньший вред таит в себе и так называемая криминализационная избыточность, т.е. перенасыщенность законодательства уголовно-правовыми запретами, необходимость в которых уже отпала или даже не существовала вовсе. Криминализация с «запросом» подрывает сразу два принципа уголовно-правовой политики: принцип экономии уголовной репрессии, поскольку к ответственности привлекается неоправданно большое число граждан, и принцип неотвратимости ответственности, поскольку еще чаще такой закон на практике применяться перестает.

Нельзя, однако, не учитывать, что неприменяемость отдельных уголовно-правовых норм на фоне широкой распространенности запрещаемых ими деяний может подорвать престиж и авторитет уголовного закона как такового, ибо в общественном сознании может укрепиться уверенность в бессилии и недейственности уголовного права вообще.

Отмеченные теневые стороны процесса криминализации могут и должны быть устранены на основе глубокого и всестороннего изучения социальной действительности и адекватного отражения ее в уголовных законах. Причем соответствующие коррективы могут быть внесены только законодателем, ибо лишь ему принадлежит исключительное право нормотворчества.

Поскольку криминализация есть исключительная прерогатива законодателя, устранение выявленных несоответствий должно осуществляться не «корректированием» правовых предписаний их исполнителями, а путем внесения в законодательство изменений соответствующими органами государства. Практика, как более гибкий инструмент уголовно-правовой политики, должна диагностировать всякого рода аномалии в системе действующего уголовного законодательства и своевременно информировать о них правотворческие органы.

Установление уголовной наказуемости общественно опасных деяний осуществляется различными способами. Теоретически мыслимы по крайней мере два способа криминализации. ,

Во-первых, это криминализация за счет определения общих оснований и условий уголовной ответственности. От соответствующей законодательной регламентации таких важнейших уголовно-правовых институтов, как возраст, вменяемость, вина, соучастие, приготовление, покушение и т.д., в конечном счете, зависит и объем криминализации. Наиболее наглядно этот способ криминализации виден на примере установления возраста уголовной ответственности: чем он ниже, тем большее число граждан, при прочих равных условиях, вовлекается в орбиту уголовно-правовых отношений.

Другим способом криминализации является отнесение определенных общественно опасных деяний к числу преступных путем закрепления признаков составов соответствующих преступлений в нормах Особенной части уголовного законодательства. Именно по такому пути идет процесс криминализации в последнее время.

В заключение следует отметить, что процесс законотворчества в сфере уголовного права в период проведения реформ в России сопровождался целым рядом просчетов и недостатков, на которые неоднократно указывали различные ученые: отсутствие единой концепции разработки уголовного законодательства и реформирования правоохранительных органов; отказ от возможности предварительного принятия основ уголовного законодательства; искажение приоритета реформ, их однобокость, гипертрофия идеи гуманизации и отрицание общепревентивного значения уголовного закона; отсутствие криминологической обусловленности некоторых уголовно-правовых запретов, их привязки к новым криминальным и социальным реалиям; издержки техники законотворчества. Все это как раз и не позволяет считать принятый в 1996 г. новый УК РФ «верхом законодательного совершенства».

Вместе с тем, при всей бесспорной актуальности этого нормативного акта и небесспорности ряда его положений, он представляет собой, безусловно, серьезное достижение отечественной уголовно-правовой и уголовно-политической мысли. Новый УК РФ в целом все-таки отвечает духу сегодняшнего времени, достаточно полно и почти адекватно отражает потребности практики в урегулировании с помощью уголовного права наиболее важных и ценных общественных отношений, в установлении запрета относительно (или абсолютно) новых форм девиантного поведения.

Словом, новый Уголовный кодекс России — не кодекс Наполеона: он не переживет века. Но УК РФ 1996 г. и не рассчитан на это. Его предназначение состоит в другом. Он призван сыграть роль законодательной основы для борьбы с традиционными и новыми видами преступлений в пореформенный период развития российского государства. И с этой ролью он, скорее всего, справится.

⇐ ПредыдущаяСтр 7 из 9

Основания криминализации – это процессы, происходящие в материальной и духовной сферах жизни общества, развитие которых порождает объективную необходимость и общественную потребность в уголовно-правовой охране тех или иных ценностей.

В криминологической науке принято делить основания криминализации на 2 вида:

1. Социальные – существование и развитие которых связано с наличием негативных процессов в экономической, политической, социальной сферах жизни общества.

2. Криминологические – существование и распространенность определенных видов общественно опасных деяний, нуждающихся в необходимости введения уголовно-правового запрета; неэффективность имеющихся правовых мер; целесообразность введения новых уголовно-правовых мер.

Основания декриминализации – процессы, которые приводят к отпадению у общества потребности в определенной уголовно-правовой норме; невозможность бороться с определенными видами деяний с помощью уголовно-правовых норм; низкая эффективность отдельных уголовно-правовых норм.

Способы криминализации:

1. Изменение норм Общей части УК. Это происходит за счет определения общих оснований, принципов, условий и пределов уголовной ответственности. Здесь имеется в виду изменения таких ключевых институтов Общей части как возраст, вина, соучастие, множественность и т.д. (Примером такого изменения общих принципов является следующий факт. УК РСФСР 1922 года закреплял принцип аналогии применения уголовного закона. Ст. 10 УК РСФСР 1922 года содержала положение о том, что в случае отсутствия в УК прямых указаний на отдельные виды преступлений, нападение или иные меры социальной защиты применяются в соответствии со статьями УК, предусматривающими наиболее сходные по важности и роду преступления, с соблюдением норм Общей части кодекса. Данный принцип был направлен на повышение уровня репрессивности уголовного закона в обход принципа законности. В дальнейшем (УК РСФСР 1926 года, УК РСФСР 1960 года) от этого принципа отказались. Более того, ч. 2 ст. 3 УК РФ 1996 года закрепила положение, в соответствии с которым применение уголовного закона по аналогии не допускается. Данное положение существенно сужает рамки уголовно-правового воздействия, т.е. декриминализирует деяния, близкие к предусмотренным в УК РФ составам, и могущие быть признанными преступлениями.)

2. Изменение норм Особенной части УК.

Применительно к криминализации изменения уголовного закона заключаются в признании определенных общественно опасных деяний преступными путем закрепления признаков составов соответствующих преступлений. Такие изменения могут происходить:

1) путем включения в УК РФ новых составов преступлений;

2) за счет расширения рамок хотя бы одного из элементов уже имеющихся составов преступлений или появления новых признаков этих элементов. Чаще таким изменениям подвержен субъект и объективная сторона преступления. Это происходит вследствие:

— увеличения круга потерпевших;

— расширение рамок состава преступления за счет включения новых способов совершения преступления;

— увеличение круга субъектов преступления;

— за счет расширения в составе предмета преступления;

— за счет изменения характера и объема последствий наказуемых деяний.

Применительно к декриминализации характерны следующие способы изменения уголовно-правовых норм Особенной части УК РФ:

1) исключение конкретных составов преступлений из УК РФ (Например, исключение из Уголовного кодекса такой формы множественности преступлений, как неоднократность, которая широко использовалась в качестве квалифицирующего признака многих составов преступлений.) + (из УК РФ была исключена статья 200, которая предусматривала ответственность за обман потребителей.)

2) сужение рамок составов преступлений:

· сужение круга потерпевших;

· сужение круга субъектов преступления.

· изменение характера и объема последствий, предусмотренных конкретным составом;

· уменьшение способов совершения преступления и др.

Названные выше способы криминализации (декриминализации) деяний не являются исчерпывающими.

___ просто читать как доп. информацию(Прозументов давал на лекции)___

Ст. 10 Уголовного Кодекса РСФСР 1922 г. содержала положение о том, что в случае отсутствия в УК РСФСР прямых указаний на отдельные виды преступлений наказание и иные меры социальной защитой применяются в соответствии со статьями Уголовного Кодекса, предусматривающей наиболее схожих по важности и роду преступлений. Данный принцип был направлен на повышение уровня репрессивности Уголовного закона в обход принципам важности и законности.

Другим примером изменения Общей части является изменение возраста, с которого наступает ответственность. Так, если сравнивать ст. 10 УК РСФСР 1960 г. и ст. 20 УК РФ 1996 г. применительно к преступлениям, ответственность за которые применяется к лицам, не достигшим возраста 16-ти лет, то можно отметить, что в УК РФСФСР 1960 г., в отличие от УК РФ 1996 г., предусматривалась такая ответственность за убийство в состоянии сильного душевного аффекта, убийства при превышении пределов необходимой обороны и др.

Действующий УК РФ декриминализировал эти деяния для лиц в возрасте 14-ти,15-ти лет. В свою очередь УК РФ предусматривает ответственность 14-ти, 15-тилетних за похищение человека, за вымогательство, за неправомерное владение транспортным средством без цели хищения; т.е. произошла криминализация деяний.

При рассмотрении вопроса о возрасте привлечения к уголовной ответственности следует обратить внимание на следующие противоречия, существующие в УК РФ. Субъектом преступлений, предусмотренных ст.ст. 106-108 УК РФ, является лицо, достигшее 16-летнего возраста, в то время как субъектом преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ, является лицо, достигшее возраста 14-ти лет.

В случае совершения преступлений, предусмотренных ст.ст. 106-108 УК РФ лицами, достигшими возраста 14-ти, 15-ти лет, их действия квалифицируются по ст. 105 УК РФ, поскольку составы, предусмотренные ст.ст. 106-108 УК РФ являются привилегированными по отношению к общему составу, закрепленному ст. 105 УК РФ.

Утратившая силу ст. 16 УК РФ содержала определение неоднократности преступлений, которое включало в себя и некоторые признаки совокупности преступлений, что вызывало определенные затруднения на практике. Отказ законодателя от неоднократности привёл к тому, что часть признаков неоднократности перешла к повторности. Законодатель отказался от неоднократности, так как она не имела отношения к деянию.

Исключив из УК РФ неоднократность, законодатель расширил понятие совокупности. Вместе с тем, ст. 18 УК РФ также вызывает недоумение. Хотя законодательное определение рецидива и претерпело существенные изменения, однако в целом его уголовно-правовое определение осталось неизменным. В частности, в соответствии с ч. 5 ст. 18 УК РФ рецидив преступлений влечёт более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.

А п. 2 ч. 1 ст. 63 УК РФ, как и ранее, предусматривает рецидив в качестве обстоятельств, отягчающих наказание. Однако рецидив преступлений в настоящее время исключен как квалифицирующее обстоятельство из всех составов преступлений, в которых он ранее был предусмотрен. Ранее дифференциация ответственности за рецидив преступлений предполагала усиление уголовной ответственности по двум направлениям:

1. повышение минимума и максимума санкции за преступление с квалифицированным составом по признаку рецидива;

2. повышение минимума санкции с учётом вида рецидива в соответствии со ст. 68 КУ РФ.

В наст. вр. дифференциация уголовной ответственности за рецидив преступлений предполагает только одно направление – повышение минимума санкции, предусмотренной за совершение преступлений.

В соотв. с ч. 2 ст. 68 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее 1/3 части минимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершённое преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части настоящего Кодекса. Если применить это положение, напр., к рецидивному убийству, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, то наказание за него может быть назначено в виде лишения свободы на срок не ниже 5-ти лет, поскольку 5 лет – есть 1/3 часть от предусмотренной в законе максимальной санкции, когда как минимальный размер санкции по этой статье 6 лет лишения свободы.

Если применить это положение к рецидивному разбою, то наказание за него в соответствии с ч. 2 ст. 68УК и санкцией ч. 1 ст. 162 УК РФ не может быть назначена менее 2 года и 9 мес. лишения свободы; тогда как минимум санкции по ч. 1 ст. 162 УК установлен в 3 года лишения свободы.

Логика положений Уголовного закона в плане дифференциации уголовной ответственности за рецидив была понятной: чем опаснее рецидив – тем выше минимальные размеры санкций. Сегодняшняя ситуация лишена какой-либо логики. В настоящее время для признания рецидива отмечаются не все судимости, а только те судимости, которые имели место при реальном отбывании назначенного наказания.

В старой редакции для признания рецидива и определения его видов имели уголовно-правовое значение все судимости лица, независимо от тяжести совершённых преступлений.

В действующей редакции в соответствии с п. «а” ч. 4 ст. 19 УК РФ для признания рецидива не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести. Получается, что если лицо ранее совершило простую кражу, и было за неё осуждено, а затем в течение срока судимости вновь совершило простую кражу, то рецидива, как обстоятельства, отягчающего наказания, не будет.

Ч. 2 ст. 24 УК РФ также подверглась серьёзным изменениям. На момент принятия этой статьи провозглашался очень важный принцип: деяние, совершённое по неосторожности, признаётся преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьёй особенной части настоящего кодекса. Однако в дальнейшем законодатель отказался от этого принципа.

В соотв. с ФЗ от 25.06.1998 ч. 2 ст. 24 была сформулирована следующим образом: «деяние, совершенное только по неосторожности признаётся преступлениями лишь в случае, когда это предусмотрено специальной статьей Особенной части настоящего Кодекса”. Данная редакция отмечает отход законодателя от провозглашенного ране принципа, предполагавшего наличия в уголовном законодательства четкого деления преступления на умышленные и неосторожные.

Следующим примером изменения норм общей части УК РФ является изменение нормы ч. 4 ст. 35. На протяжении ряда лет под преступным сообществом понималась сплоченная организованная группа, созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданных в тех же целях.

В соотв. с ФЗ РФ от 03.11.2009 в ч. 4 ст. 35 УК были внесены изменения. В соответствии с действующей редакции под преступным сообществом понимается организованная структурированная группа или объединение организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Во-первых, законодатель, отказавшись от признака сплоченности, понимает организованную структурированную группу под преступным сообществом. Отметим, что структурированная группа и структурная определенность группы является одним из важнейших признаков организованной преступной группы. В этой связи можно утверждать, что организованная структурированная группа ничем не отличается от организованной группы. По мнению законодателя, основное различие этих групп отличается в цели их объединения. Организованная группа объединяется для совершения одного или нескольких преступлений без указания цели их тяжести, а организованная структурированная группа совершает тяжкие или особо тяжкие преступления или создается для получения материальной или иной финансовой выгоды. Представляется некорректно определять преступное сообщество через направленность его цели на совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Представляется необоснованным указывать в качестве цели преступного сообщества стремление его членов получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды. Определение цели наживы для преступного сообщества является крайне узким, поскольку у сообщества могут быть и иные цели. Такое определение цели может привести к тому, что некоторые преступления, относящиеся к тяжким или особо тяжким не будут квалифицироваться, как совершенные в составе преступного сообщества, преступной организации (например, терроризм; экстремистские преступления).

Представляется, что цель, которую следовало бы выделить применительно к преступному сообществу, это осуществление преступной деятельности, под которой следует понимать систематическое совершение преступлений, позволяющих осуществлять производство преступной среды. В настоящее время все организаторы ранее совершенных террористических актов уничтожены или отбывают наказание, но их место заняли другие люди; т.е. не устраняется среда, которая восстанавливает и даже увеличивает численность преступников.

Кроме того, преступным сообществом является и объединение организованных групп, действующих под единым руководством. Отличие первой от второй состоит в способе их образования. Структурированная организованная группа предполагает, что она была создана такой изначально или стала такой в процессе изменений, происшедших при совершении преступлений. Объединение же предполагает существование самостоятельных групп, действующих до определенного периода независимо друг от друга, но затем объединивших свои усилия с целью совместного совершения преступлений.

При этом, как при определении организованной группы, так и при определении второй разновидности преступного сообщества, в законе используется термин «объединение”. То есть речь идет не просто о том, что две самостоятельные структуры договорились совершить то или иное преступление совместно, а они слились в одно целое, создав новое преступное образование, которое выступает во вне как единое целое, а не как простоя совокупность составляющих его элементов. Это выражается в таком признаке как единое руководство, который ранее отсутствовал в ч. 4 ст. 35 УК РФ. Введением признака «единое руководство» законодатель хотел подчеркнуть, что преступное сообщество является качество новым образованием, возникающее под единым руководством. Наличие этого свидетельствует о большей степени структурированности, а, следовательно, о большей степени общественной опасности таких объединений.

Вместе с тем, представляется, что цель, определённая законодателем слишком узка, и нее учитывает реально существующие цели у преступных сообществ.

В последние годы неоднократно подвергался изменениям институт необходимой обороны. Наиболее существенные были внесены изменения 01.03.1994. В частности, указывалось, что каждый имеет право на защиту. Это была первая попытка законодателя предъявить единые требования ко всем лицам. В дальнейшем в УК РФ 1996 г. это положение было закреплено и конкретизировано. Так, в ч. 3 ст. 37 УК РФ указано, что положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц, независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно-опасного посягательства или обращаться за помощью к другим лицам или органам власти.

Изменение норм Особенной части. Для криминализации и декриминализации деяний характерны различные способы изменения норм Особенной части УК. Применительно криминализации изменения уголовного закона заключаются в признании определенных общественно-опасных деяний преступными путём закрепления их признаков в соответствующих составов преступлений. Такие изменения могут происходить:

1) путём включения в УК новых составов преступлений;

Введение новых квалифицирующих признаков в существующий состав преступления. Напр., в соответствии с ФЗ от 31.10.2002 в ч. 2 ст. 158 УК РФ было введено новое квалифицирующее обстоятельство «совершение кражи группой лиц». Однако ФЗ от 08.12.2003 это обстоятельство было исключено, поскольку в реальной жизни эта форма соучастия встречается крайне редко и не представляет более высокой общественной опасности по сравнению с кражей, совершённой одним лицом.

Изменения могут происходить за счёт расширения рамок хотя бы одного элемента уже имеющегося состава преступлений; например, за счёт увеличения круга потерпевших, за счёт расширения рамок состава преступления путём включения новых способов его совершения, за счёт увеличения круга субъектов преступления; за счёт расширения в составе предмета преступления.

Применительно к декриминализации характерны следующие способы изменения норм:

1) исключение конкретных составов норм Особенной части УК;

2) сужение рамок существующих составом преступлений;

3) сужение круга субъектов преступлений;

4) изменение характера и объема последствий, предусмотренных конкретным составом;

5) уменьшение способов совершения преступлений;

6) изменение характера и объема последствий предусмотренных определенным преступлений.

Существуют и иные способы криминализации и декриминализации деяний.

ада адали адалин адам адамян адан ади адинамия адли адмирал адн адриан адян аза азад азади азалия азам азан азард азарин азария азарян азид азина азия азияи азлк азраил азям аид аида аик аил аимак аир акан акар акардия акарицид акация аки акила акилина аким аклина акр акрания акри акрида акридин акрил акриламид акциз акции акция алад алак алакримия алания алар аларм алдан али ализарин алик алим алимарин алия алкая алкид алмаз алмазик алмазник ални аля аляк аман амари амзя амида амик амилан амирани амия амня амрикян анализ анар анда ани анид анима анимация аниридия анка анкил анклам ара арад арази арак араки аралия арди арзни ариан арии арика арил ариман арина ария арк арка аркад аркадия аркан аркин арли арма армадил арман арманд армида армина армия армяк армянка арнд арника арним арца арциз дааз дак дакар даки дакини дакия дакрил далак дали далин далия далма далмация дам дама даман дамиан дамка дан дана даная даниил дания дар дари дарик дарлан дарма дарница дацан дацин даяки диаз диак диакрии диализ диамин диан диана диз дикаин дикая дики дикция дилан димини дина динамизация динамик динамика динамка динар динка дир дира дирак дирка диц дияла дли длина для дна дни днк дня днями дра дразнилка драка драла дралка драм драма драника драники драница дранка дрил дрин дрина заар зад задам задар задик задина задир задира задник задница заика заикин заимка заир зак закал закани заклад закман зал зала залари зали залка зам зама замин заминдар заминдари заминка замирания зан занд зандам зандра занкл занкла зари зарин зария зарница зарницкая заря заряд зарядка заряница зарянка заяц здания здля зикр зил зилан зима зимин зимка зимник зимница зина зиник злак злаки зли злин злинка змия знак знака знаки знамя зник зрак зря ида идалия идрия изаи изар издали издам изида изидии изидия изм измаил измала измир измлада израил израна ика икар икария икили икра икрами икрина ила или илиада илиамна илиан илим илия имаи иман имандра ими имир имки имн имя инам инар инари иная инд инда индии индикация индия индра индри индрик инза инициал иния инка инки инмар инцизия иня иняз ира ираида ирак иран иранка ирд ирида иризация ирина ирица ирландия ирландка ирнк ицаи иян кадар кади кадр кадра кадри каз казан каздан кази казимир казин казна каин каир кал кала калам каламин калан каландр калар калда кали калина калман каля калязин калян кам кама камаз камал камин камни камрад кан кана канал канди кандия кандла кания каня кар кара каразин караим карамзин карамян караян карда кардан кардин кардинал кардица кардия карзина карим кария карл карла карли карлица карм карма кармазин карман кармин карна карнация карниз кац кацина кая каян кзади киа кид кидала кидани кидман кизи кизил кизим кизир кизляр кии кил кила килидан килим килия ким кин кина кинди киндиа кинза кинизм кир кирза кирин киря кия киян клад клан клизма клин клир кма кмин кндр книдарии кница кнр кра краз краза краина крал краля крам кран кранц крд кри криз кримза криминал криминализация крин криница крица крицман кря кярдла

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *