Налоги при банкротстве физических лиц

Что такое текущие платежи, какие категории платежей существуют. Чем текущие платежи, проводимые при банкротстве физических лиц, отличаются от реестровых согласно действующей редакции статьи 5 федерального закона ФЗ № 127 » О несостоятельности «. В какой очередности происходит взыскание задолженности, можно ли нарушать установленный порядок списания средств

Закон о банкротстве открыл новые возможности для списания долгов физических и юридических лиц. Однако он позволяет освободиться далеко не от всех обязательств. Часть из них, например, текущие платежи, обязательно придется погашать. Разберемся, в каком порядке это делается.

Компании, находящиеся в стадии банкротства, не освобождаются от необходимости рассчитываться по текущим обязательствам. Напротив, в этот период они обязаны оплачивать издержки, возникающие в ходе процедуры: выдавать зарплату сотрудникам, погашать задолженность по аренде, перечислять в бюджет налоги и прочее.

Аналогичная норма действует и для граждан: текущие платежи при банкротстве физических лиц погашаются в особом порядке. Выясним, как следует осуществлять платежи, не нарушив при этом требования законодательства.

Законодательная база

Нормативной основой признания должника несостоятельным является закон о банкротстве за №127-ФЗ. В нем описана процедура признания финансово несостоятельными юридических и физических лиц. Согласно норм гл. 10 упомянутого акта, граждане, задолжавшие более полумиллиона рублей, могут воспользоваться своим правом на списание части долгов. Однако существуют обязательства, погашать которые придется независимо от признания неплатежеспособного лица банкротом.

Для понимания того, кому и сколько придется платить, необходимо разобраться, в какой момент возникли те или иные долги. В общем случае, обязательства, возникшие до момента объявления должника банкротом, считаются реестровыми. Они подлежат списанию либо частичному удовлетворению из конкурсной массы, которая формируется за счет активов финансово несостоятельного гражданина или фирмы. Долги, возникающие после старта процедуры банкротства и в ходе него, называются текущими. Их придется погашать в полном объеме.

Нормы п. 1 ст. 5 закона № 127-ФЗ четко разграничивают понятие текущих и реестровых выплат. Первыми признаются те, которые возникли после открытия дела по признанию должника неплатежеспособным. Вторыми – сформированные до этого момента.

Категории платежей

В рамках процедуры банкротства требования к должнику могут предъявить как реестровые, так и текущие требования. Реестровые кредиторы ожидают удовлетворения своих требований исключительно в рамках конкурсного производства, вторые – вправе рассчитывать на погашение обязательств перед ними в первоочередном порядке.

Текущие требования

Претензии, предъявляемые текущими кредиторами, делятся на две категории:

  1. Обязательства по договорам, заключенным до момента признания должника банкротом при условии, что на момент их подписания гражданин или компания не предполагали, что их признают финансово несостоятельными.
  2. Обязательства по контрактам, составленным до объявления лица банкротом с учетом того, что этот факт известен сторонам, и ими согласована оплата после признания финансовой несостоятельности.

Кредиторы обеих групп могут рассчитывать на особый режим возврата долгов. Его суть заключается в том, что текущие обязательства не включаются в реестр требований к должникам, а погашаются в порядке календарной очередности с учетом норм ст. 855 ГК РФ.

Порядок погашения текущих платежей

К текущим платежам юрлиц в конкурсном производстве относятся:

  1. Денежные обязательства по договорам, заключенным в рамках гражданско-правовых отношений до начала процедуры (ст. 2 закона №127-ФЗ).
  2. Оплата труда работников компании-банкрота (зарплата, премии, компенсации, выходные пособия).
  3. Обязательные платежи в бюджет (налоги, сборы, пени, штрафы).

Важно

В Постановлении Пленума ВАС РФ №63 было разъяснено, что текущие требования подлежат погашению только в денежной форме.

Взыскание текущих платежей при банкротстве компаний и граждан производится в таком порядке:

  1. Алименты, выплаты конкурсному управляющему и вознаграждение лицам, привлеченным им для помощи в выполнении обязанностей, судебные издержки.
  2. Задолженность по зарплате и выходным пособиям.
  3. Содержание помещения и коммунальные услуги.
  4. Прочие текущие требования.

Поскольку текущие требования удовлетворяются в первую очередь, конкурсного управляющего необходимо уведомить об их наличии. Для этого составляют соответствующее заявление.

Если обнаружится, что текущие требования ошибочно внесены в реестр, они должны быть изъяты оттуда. Для этого компании-кредитору нужно обратиться в арбитражный суд с соответствующим иском.

На основании процессуальных норм АПК РФ судья выносит решение о признании требований текущими, после чего кредитор может подать иск о взыскании средств в общем порядке (ст.4 закона №127-ФЗ). После получения копии решения арбитражного суда пристав завершает производство, формирует исполнительную документацию и отправляет ее в кредитную организацию, где у банкрота открыт расчетный счет.

Важно

При желании кредитор может получить исполнительный лист на руки и самостоятельно передать его в банк.

Текущие выплаты в конкурсном производстве

В ходе процесса признания компании финансово несостоятельной чаще всего выявляются следующие текущие обязательства:

  • перед персоналом – задолженность, относящаяся к фонду оплаты труда;
  • перед бюджетом – налоги и взносы, обязательства по уплате которых возникли в ходе конкурсного производства, а также пени, штрафы, оплата которых была временно отложена из-за невозможности использования расчетного счета компании или отсутствия на нем средств;
  • перед поставщиками – за отгруженные товары и оказанные услуги по контрактам, предусматривающим оплату после даты признания должника банкротом;
  • перед арендодателями – арендные платежи на условиях постоплаты;
  • перед прочими контрагентами – судебные издержки, юридические и консультационные услуги;
  • штрафные санкции, примененные по итогам реализации имущества из конкурсной массы с торгов.

Важно

Выплаты персоналу являются приоритетными, поэтому они должны осуществляться своевременно и в полном объеме.

Очередность погашения требований

В п. 2 ст. 134 закона №127-ФЗ указано, в какой последовательности должник обязан рассчитываться по текущим обязательствам:

  1. Судебные издержки, оплата услуг арбитражного управляющего.
  2. Выплаты сторонним лицам по договорам ГПХ, заключенным после начала процедуры банкротства.
  3. Оплата труда работников, нанятых по трудовому договору после признания организации неплатежеспособной.
  4. Вознаграждение лицам, помогающим арбитражному управляющему исполнять свои обязанности.
  5. Оплата коммунальных услуг, перечисления организациям за поставленные ресурсы.
  6. Прочие текущие платежи, в том числе расчеты с бюджетом.

Внутри одной очереди требования удовлетворяются в календарном порядке, т. е. чем раньше кредитор заявил о долге, тем быстрее он будет оплачен. При наличии на расчетном счете компании-банкрота нужной суммы платежи могут проводиться без учета их очередности, если на это нет прямого запрета, налагаемого ст. 855 ГК РФ.

Во внеочередном порядке погашаются требования, связанные с обеспечением безопасности и здоровья граждан. Сказанное относится к грамотному сворачиванию деятельности предприятий-банкротов, нештатная работа которых чревата возникновением техногенных или экологических катастроф. Необходимые для этого средства берутся из конкурсной массы компании.

Сроки получения денег

Отсчет срока совершения платежей начинается с даты подачи заявления в суд, а не с того момента, когда оно было передано на исполнение. Соответствующая норма присутствует в п. 1 ст. 3 ФЗ №127 и Постановлении Пленума ВАС РФ №63.

Механизм погашения текущих требований

Предприятие-банкрот обязано закрыть все расчетные счета в банках, кроме одного, через который отныне будут осуществляться платежные операции. Распоряжаться оставшимся счетом может только арбитражный управляющий, полномочия руководителя компании и его доверенных лиц аннулируются.

Оставшийся счет пополняется деньгами, полученными в результате реализации имущества финансово несостоятельной компании. Из этих средств погашаются текущие требования в порядке, изложенном выше.

Если кредитор указал в своем заявлении недействующий счет для перечисления средств, причитающаяся ему сумма перечисляется на счет нотариуса. Там деньги хранятся в течение трех лет и могут быть получены кредитором в любой момент. Невостребованные за этот срок суммы нотариус обязан перечислить в федеральный бюджет.

Какие платежи относятся к реестровым

Отечественное законодательство регламентирует порядок установления суммы требований со стороны кредиторов. С этой целью составляется перечень обязательств, не погашенных на текущий момент. Они вносятся в федеральный реестр и выплачиваются в строго определенной последовательности.

Ключевой момент для соблюдения требований ст. 5 действующего закона №127 о банкротстве – разграничение текущих и реестровых платежей. Чтобы при этом не ошибиться, нужно следовать такому правилу: «Дебиторская задолженность, образовавшаяся до момента вынесении решения о банкротстве, относится к реестровой, возникшая после этой даты – к текущей». Например, если договор был заключен до изменения правового статуса должника, то обязательства по услугам, оказанным до наступления банкротства, попадут в федеральный реестр, остальные – сформируют текущую задолженность.

Внесение кредитора в перечень внебюджетных организаций и управление страховым полисом предусматривает подачу судебного иска. В ходе рассмотрения дела определяется законность требований и очередность их удовлетворения. В частности, необходимо, чтобы срок исполнения договорных обязательств истек более 3 месяцев назад. Для остальных компаний это требование необязательно, они вправе подавать иски без ограничений.

Состав реестровых платежей

В ст. 855 ГК РФ определена очередность осуществления безналичных платежей организаций и физлиц. От того, в какую группу по данной классификации попадет платеж, зависит вероятность его проведения, а, следовательно, и возможность получения средств. Законодательство устанавливает 3 группы очередности для реестровых платежей:

  • Требования, связанные с выплатой ущерба, причиненного жизни и здоровью, а также компенсацией морального вреда.
  • Заработная плата, выходные пособия сотрудников обанкротившегося предприятия, авторские гонорары лицам, работающим по договорам ГПХ.
  • Прочие кредиторы, подразделяющие на подгруппы:
  • обязательства, связанные с залогом имущества,
  • обслуживание кредитных договоров, в т. ч. уплата процентов;
  • штрафы, пени, неустойки, иные платежи, связанные с компенсацией упущенной выгоды.

После погашения реестровых требований производится расчет по заявлениям, полученным после составления реестра, и долгам, возникшим в ходе искового производства.

Важно

Взыскание реестровых требований предполагает работу арбитражного управляющего, взимание текущих выплат – судебного пристава.

П. 4 ст. 5 закона о банкротстве гласит, что в случае выявления факта некомпетентности арбитражного управляющего кредиторы могут обратиться в судебные органы для обжалования его неправомочных действий или бездействия.

Судебная практика

В процессе рассмотрения исков обязательно принимается во внимание фактическая дата возникновения обязательств. Если требования истца не относятся к текущим, ему приходится дожидаться погашения долга до момента наступления очереди в реестре – так гласит закон о банкротстве.

Сроки, в которые проводятся текущие платежи, зависят от наличия денежных средств у должника. Даже если он представляет суду убедительные доказательства собственной неплатежеспособности, это не освобождает его от необходимости рассчитываться по обязательствам, возникшим после объявления о финансовой несостоятельности.

Выводы

В случае банкротства основной задачей конкурсного управляющего является правильное разделение долгов на реестровые и текущие. Взимание текущих долгов с банкрота производится на основании норм закона № 127-ФЗ и ст. 855 ГК РФ. Отказаться от их оплаты финансово несостоятельный должник не вправе.

Грамотно осуществленная процедура банкротства позволяет должникам удовлетворить исковые требования большей части кредиторов и избежать проблем с надзорными органами.

3 июня Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС18-26429 по делу о банкротстве гражданина, которого нижестоящие суды отказались освобождать от обязательств перед банками, предоставившими ему ранее кредиты.

Обстоятельства дела

В 2012–2015 гг. Сергей Киреев получал многочисленные кредиты у различных банков. Впоследствии гражданин обратился в суд с заявлением о признании его банкротом, поскольку размер его ежемесячного платежа по всем кредитам составлял 120 тыс. руб. при его ежемесячном доходе в 74 тыс. руб.

В реестр требований кредиторов должника были включены требования в размере свыше 4 млн руб. (в указанную сумму вошли основной размер долга и начисленная на него неустойка). В ходе процедуры реализации имущества собрание кредиторов приняло решение о заключении мирового соглашения для реструктуризации задолженности на предложенных Сбербанком условиях. Согласно им задолженность погашается в течение 10 лет с установлением минимальной процентной ставки и ежемесячными аннуитетными платежами в размере 45 тыс. руб. Должник от заключения мирового соглашения отказался со ссылкой на его невыгодные условия.

Финансовый управляющий имуществом должника обратился в суд с ходатайством о завершении процедуры реализации имущества должника. Арбитражный суд завершил процедуру без применения правил об освобождении его от обязательств. Апелляция и кассация поддержали решение суда первой инстанции.

Отказывая в применении правил об освобождении должника от исполнения обязательств, суды указали на его недобросовестное поведение, выразившееся в последовательном наращивании задолженности перед кредиторами. Суды сочли, что гражданин увеличил суммы заведомо неисполнимых кредитных обязательств в период 2012–2015 гг. при отсутствии необходимого уровня доходов, а также необоснованно отказался от заключения мирового соглашения. Свою позицию они обосновали ссылками на ст. 213.28 Закона о банкротстве и разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г. № 45 о некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан.

Со ссылкой на существенные нарушения норм права Сергей Киреев обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд, Судебная коллегия по экономическим спорам которого, изучив обстоятельства дела № А41-20557/2016, пришла к выводу о ее обоснованности.

Выводы Верховного Суда

Высшая судебная инстанция напомнила, что основной задачей института потребительского банкротства является социальная реабилитация гражданина – предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, что в определенной степени ущемляет права кредиторов должника. В связи с этим к гражданину-должнику предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом.

Со ссылкой на п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве ВС РФ отметил, что освобождение гражданина от обязательств не допускается, если при возникновении или исполнении обязательств перед кредиторами он действовал недобросовестно (в частности, осуществлял действия по сокрытию своего имущества, воспрепятствованию деятельности арбитражного управляющего). В то же время Суд пояснил, что принятие на себя непосильных долговых обязательств из-за необъективной оценки собственных финансовых возможностей и жизненных обстоятельств не может являться основанием для неосвобождения от долгов.

«В отличие от недобросовестности, неразумность поведения физического лица сама по себе таким препятствием не является. В рассматриваемом случае анализ финансового состояния должника признаков преднамеренного и фиктивного банкротства не выявил. Сокрытие или уничтожение принадлежащего должнику имущества, равно как сообщение им недостоверных сведений финансовому управляющему также не установлено. Вместе с тем суды отметили принятие должником на себя заведомо неисполнимых обязательств по кредитам Банка ВТБ в 2015 г. при наличии иных неисполненных кредитных обязательств с 2012 г. на значительные суммы», – указано в определении.

При этом Верховный Суд отметил, что Сергей Киреев при получении кредитов предоставлял банкам полные и достоверные сведения о своем финансовом состоянии, имел в данный период времени стабильный и достаточный для своевременного возврата кредитных средств доход, осуществлял платежи в установленный срок. Прекращение расчетов с кредиторами за три месяца до возбуждения дела о банкротстве вызвано объективными причинами – снижением оклада более чем на 30%.

Кроме того, Суд подчеркнул, что банки, являясь профессиональными участниками кредитного рынка, имеют широкие возможности для оценки кредитоспособности гражданина, в том числе путем разработки стандартных форм кредитных анкет-заявок, заполняемых их потенциальным заемщиком на стадии обращения в банк. Одновременно банки вправе запрашивать информацию о кредитной истории клиента в соответствующих бюро на основании Закона о кредитных историях. При положительном решении о выдаче кредита, основанном на достоверной информации гражданина, последующая ссылка банка на неразумные действия заемщика, взявшего на себя чрезмерные обязательства в отсутствие соответствующего источника погашения кредита, не может быть принята во внимание для целей применения положений п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве.

В связи с этим ВС отметил, что последовательное наращивание гражданином кредиторской задолженности путем получения денег в различных банках может быть квалифицировано как его недобросовестное поведение, влекущее отказ в освобождении гражданина от обязательств, лишь в отдельных случаях. К таковым относятся сокрытие физлицом необходимых сведений (размер дохода, место работы, кредитные обязательства в других кредитных организациях) или предоставление заведомо недостоверной информации.

Как указал Суд, в рассматриваемом деле суды не проверили доводы о представлении должником недостоверных сведений при обращении за получением кредитов: «В материалах дела содержится анкета-заявление от 30 сентября 2015 г. на получение Сергеем Киреевым кредитного продукта, в которой сведения о наличии обязательств последнего в других кредитных учреждениях не отражены. Данный документ в совокупности с иными доказательствами оценки судов также не получил».

При этом Верховный Суд пояснил, почему отказ должника от заключения мирового соглашения на предложенных в нем условиях не может расцениваться как злоупотребление правом. В рассматриваемом случае остаток денежных средств после предусмотренного мировым соглашением ежемесячного платежа был меньше установленной в рамках дела о банкротстве суммы, необходимой для достойного проживания должника и его семьи.

В связи с этим Верховный Суд своим определением отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Эксперты «АГ» проанализировали позицию Суда

Руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры» Александра Улезко полагает, что в рассматриваемом ВС РФ деле поднимается актуальный на сегодняшний день вопрос о том, что должны проверять банки при заключении сделок со своими контрагентами.

«Кредитная организация в силу распространяющихся на нее специальных правил обязана тщательно изучить финансовое состояние заемщика. Это предусмотрено, например, Положением о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности (утв. Банком России 28 июня 2017 г. № 590-П). Однако за рамки осмотрительности банка выходит ситуация, когда заемщик умышленно предоставляет недостоверные сведения о своем финансовом состоянии, при этом у банка отсутствует возможность проверить такие данные. Именно в этом высшая судебная инстанция предлагает разобраться нижестоящим судам в комментируемом определении», – пояснила эксперт.

Александра Улезко подчеркнула важность разграничения ВС РФ неразумных и недобросовестных действий гражданина. По ее мнению, сложность состоит в том, что при новом рассмотрении должен быть выработан подход к тому, до какой степени банк должен проверять своего контрагента. «С одной стороны, суд указывает, что должник не предоставил сведения о наличии обязательств в других кредитных учреждениях. С другой стороны, данная информация должна была содержаться в кредитной истории заемщика, и банк мог ее запросить», – пояснила она.

По словам эксперта, изложенная в данном споре позиция продолжает доводы, приведенные высшей судебной инстанцией в деле АО «Национальный банк «Траст» (Определение ВС РФ от 5 марта 2019 г. № 305-ЭС18-15540, о котором ранее писала «АГ»). «Тогда Верховный Суд РФ указал, что при разрешении требований банка о взыскании убытков с учредителей и руководителей компании, получившей и не вернувшей кредит, суду надлежит проверить, являлись ли осмотрительными действия самого истца при выдаче кредита и осуществлении им экспертизы сведений, представленных ответчиками. При новом рассмотрении дела арбитражный суд полностью отказал в удовлетворении иска банка к руководителям должника», – отметила адвокат.

«Вызывают вопросы выводы ВС РФ о том, что отказ должника от заключения мирового соглашения, предложенного банком, не может расцениваться как злоупотребление правом, поскольку сумма, которая оставалась бы после выплаты ежемесячного платежа, была бы меньше 30 тыс. руб., установленных должнику для достойного проживания. Как следует из судебных актов нижестоящих судов, если бы мировое соглашение было заключено на предложенных банком условиях, из дохода должника у него бы оставалось 28 тыс. руб. Соответственно, должник мог бы проявить добросовестность и предложить банку свой вариант мирового соглашения. Впрочем, банк может вновь предложить должнику заключить мировое соглашение с учетом выводов ВС РФ, изложенных в определении. Вероятно, в этом случае отказ должника от заключения такого соглашения уже может быть воспринят судом как злоупотребление правом», – добавила Александра Улезко.

В свою очередь юрист юридического бюро «Байбуз и партнеры» Иван Хорев считает, что определение Верховного Суда является положительным не только для конкретно взятого должника, но и для судебной практики в целом. «Дело в том, что Законом о банкротстве на сегодняшний день установлен закрытый перечень обстоятельств, при наличии которых должник не может быть освобожден от обязательств (ст. 213.28 указанного Закона). В этой статье речь идет в основном о злостных нарушениях должника, совершенных либо до банкротства в отношении конкретных кредиторов, либо во время банкротства (неправомерные действия при банкротстве)», – пояснил эксперт.

Иван Хорев отметил, что в рассматриваемой ситуации действия должника были определены судом не как недобросовестные, а как неразумные. По мнению юриста, критерии такой «разумности» в поведении физлица, не являющегося исполнительным органом или иным управленцем юрлица, до настоящего времени ни Законом о банкротстве, ни иными федеральными законами до конца не выработаны, в отличие, например, от критериев «добросовестного поведения».

«Более того, в рассматриваемом случае Суд провел грань между неразумным и недобросовестным поведением, которые нижестоящие суды зачастую рассматривают как единое целое. Таким образом, подобные судебные акты Верховного Суда на уровне правоприменительной практики являются своеобразной настройкой для оценки судами действий должников и их негативных последствий при рассмотрении вопроса об освобождении гражданина от долгов в рамках банкротства», – полагает эксперт.

Разобрали для вас кейс по защите финдиректора от взыскания убытков в банкротстве.

Дело: А66-9473/2016

Размер проблемы: 57 миллионов

Начало проекта: ноябрь 2018

Длительность: полтора года

Сложность: 3/5

Трудозатраты: превысили запланированный объем

Темп: аккуратный

Результат: победа во всех инстанциях

Стоимость: шестизначная, в рублях

О «Верхневолжском кирпичном заводе» («ВВКЗ») мало кто слышал. Он расположен в Тверской области и в свое время входил в группу компаний «Мастер Групп», реальным бенефициаром которой считается печально известный банкир Бажанов Феликс Викторович и его банк «Мастер-Капитал».

Несмотря на скромное название, завод имел существенные масштабы деятельности. Одних только активов у предприятия числилось почти на 5 млрд рублей. Но постепенно сумма заемных средств приблизилась к 8 млрд и заводу пришлось уйти в банкротство.

Одним из кредиторов стала налоговая. В результате выездной проверки были обнаружены сделки, с помощью которых была занижена налоговая база и получены необоснованные вычеты. По итогу компании доначислили 44 млн, с которыми налоговая включилась в реестр требований кредиторов.

Первое, за что взялся конкурсный управляющий — вменение убытков генеральным директорам, в чей период совершались данные сделки. Фактура для этого имелась: решение налоговой по итогам выездной проверки уже вступило в законную силу и установленные в нем обстоятельства имеют преюдициальное значение.

Юристом, защищавшим одного из директоров, была яркая и активная женщина. Чтоб вы понимали — такому человеку дай серп после судебного заседания и он нажнет травы на всех парнокопытных Тверской области. Продолжая двигаться просто по инерции. Вот сколько у человека энергии!

И стратегия защиты ею была выбрана соответствующая. Сначала по ее ходатайству суд вызвал кучу народа в качестве свидетелей. А потом она решила размазать убытки тонким слоем и заявила топ-менеджеров в качестве солидарных ответчиков.

Что-что? Ответчик просит о привлечении соответчиков?!

Учитывая, что таким правом наделен только заявитель по иску, суд запросил мнение конкурсного управляющего. На что тот ответил: «На усмотрение суда». И вот, с молчаливого согласия КУ, вместо 2 человек убытки стали взыскивать с 6. Среди них был и Владимир. До 2016 года он занимал позицию финансового директора завода и еще вчера давал показания по этому делу в качестве свидетеля.

Владимир поискал юристов в Твери, в Москве и среди знакомых. А потом наткнулся на сайт «Игумнов Групп», увидел результаты наших дел, впечатлился, обратился. И это был самый правильный ход.

Интересно, что Владимир даже не стал приезжать к нам в офис, чтобы убедиться, что мы «реально настолько круты, как про себя пишем». Просто позадавал вопросы по телефону и принял решение запускать работу.

Плюсы

Начало проекта

Мы вступили в дело, как только суд привлек Владимира в качестве соответчика. С его стороны не было ни отзывов, ни пояснений. Значит, мы могли строить свою позицию с нуля.

Один стейкхолдер

Не было риска, что мы забыли учесть чьи-то интересы или не услышали чьи-то слова. Кроме того, легче решался вопрос согласований и принятия решений.

Отсутствие презумпций

С нашего клиента взыскивали убытки, и в сравнении с субсидиаркой здесь 2 приятных момента. Второстепенный: суммы требований меньше, оттого клиентам дышится чуть легче (но это неточно). Основной: нет такого количества презумпций, которые вменяются по умолчанию и которые устанешь опровергать.

Знакомая тема

Мы практикуем убытки/субсидиарку много лет и уже давно перешли от общего понимания норм закона к ювелирной шлифовке мелких деталей.

Минусы

Налоговая

Убытки вменялись за неуплату налогов. Если вы еще не поняли из наших статей, еще раз напомним: налоговая, АСВ и другие госструктуры — самые свирепые оппоненты.

Показания главного бухгалтера

Юрист гендира успела побеседовать с главным бухгалтером и вызвала ее в качестве свидетеля. Та под присягой дала показания против финдиректора. Так выглядела ситуация на первый взгляд, но нам еще предстояло с ней поработать.

Все против всех

Формат работы «все мочат всех» — не самый легкий путь к победе: вскрывается слишком много нюансов и приходится тратить время и нервы не только на прямых оппонентов, но и на успокоение соседей по скамейке. Хоть навыков работать в таких условиях нам и не занимать, проект это проще не делало.

Фактические обязанности

Оппоненты давили на то, что наш доверитель совмещал работу финансового директора с участием в совете директоров — а значит, «знал и одобрял». Кроме того, в длительные периоды отсутствия гендира он исполнял его обязанности, таким образом, принимая на себя всю ответственность КДЛ.

Анализ дела

Позиция конкурсного управляющего по взысканию убытков в части Владимира опиралась на следующие тезисы:

  1. Сделками по уклонению от уплаты налогов был причинен ущерб кредиторам. Сделки с неблагонадежными контрагентами стали причиной недополученных бюджетом денежных средств. Эти обстоятельства были исследованы в рамках выездной проверки. Как итог, вынесенное решение вступило в законную силу и имело преюдициальное значение. Преюдициальное — значит, установленные обстоятельства не подлежат повторному исследованию и принимаются судом как доказанные.
  2. Финансовый директор входил в Совет директоров. Значит, мог принимать решения по заключению сделок, результатом которых стал причиненный кредиторам ущерб. Значит, ответственность за эти сделки можно перевесить на финдира.
  3. Замещение генерального директора. «Неправильные» сделки совершались в период с 01.01.2012 по 07.12.2015. В это время Владимир частенько исполнял обязанности гендиректора в связи с его длительным отсутствием и, по сути, являлся КДЛ. Поэтому оппоненты (в лице активного юриста с серпом) предлагали разделить ответственность гендиректора с Владимиром, а лучше — гендира вообще не трогать.
  4. Свидетельские показания. Вместе с участниками якобы существовавшего совета директоров в качестве свидетеля суд вызвал и главного бухгалтера Ирину. И по мнению наших оппонентов, она подтвердила, что:
  • у нее было два руководителя: генеральный директор и финансовый директор. Именно они говорили ей, что делать, что подписывать;
  • существовал так называемый Совет директоров, который мог принимать решения по совершению тех или иных сделок. В частности, и тех, за которые были доначислены налоги.

В чем суть?

Взыскание убытков/ущерба осуществляется в порядке ст. 15 ГК РФ. И в соответствии с этой статьей нужно доказать одновременно три условия:

  1. наличие убытков и их размер,
  2. противоправное поведение ответчика (вина ответчика, неисполнение им своих обязательств),
  3. причинно-следственную связь между понесенными убытками и неисполнением (ненадлежащим исполнением) обязательств.

Для конкурсного управляющего ситуация сильно упрощалась благодаря решению налоговой, вынесенному по результатам выездной проверки. Согласно этому документу, наличие убытков, их размер и факт причинения были установлены, а значит пункт №1 в списке выше «done».

Аналогично дело обстояло и с пунктом №3. Налоговая установила, что недоплата в бюджет возникла именно вследствие неправомерных действий юридического лица по заключению сделок с неблагонадежными контрагентами — причинно-следственная связь налицо. С этими доводами не поборешься.

Решение налоговой вступило в законную силу, и обстоятельства в нем прописанные имеют преюдициальное значение.

Но само юридическое лицо не может заключить сделки — у него нет ручек. Свою волю по подписанию документов оно реализует через вполне конкретных физических лиц, занимающих определенные должности в организации. Как раз список этих лиц и степень их вины конкурсному управляющему подлежало установить в рамках рассматриваемого спора.

Соответственно, наша позиция была прямо противоположной.

Может, мы и не могли опровергнуть факт наличия убытков и причинно-следственной связи между сделками и наступлением негативных событий для государственной казны. Но мы могли опровергать наличие вины нашего доверителя в этих событиях.

Подготовка к суду

После того, как мы первоначально изучили дело, оно не показалось нам сложным. Я дала прогноз на выигрыш с вероятностью 90%, в срок за 4-6 судебных заседаний. После чего мы занялись основательной подготовкой к судебному процессу: детально расспросили Владимира о его обязанностях, запросили документы о трудоустройстве, прошерстили решение налоговой и аудиозаписи состоявшихся судебных заседаний.

В итоге позиция была выбрана простая и лаконичная: не было, не участвовал, не подписывал.

Совет директоров. В учредительных документах, в частности, в Уставе, было прописано, что компанией может быть организован Совет директоров. Но, со стороны оппонентов, это был единственный документ, в котором этот совет упоминался. Не было ни приказа со списком участников, ни протокола встреч. Более того, в самом уставе информация о наличии Совета появилась только в конце 2014. Таким образом, наш доверитель не участвовал в Совете директоров и никаких сделок не одобрял. Задача доказывать обратное лежит на арбитражном управляющем.

Обязанности финдиректора. Не зря мы штудировали должностные инструкции и внутренние акты компании. Во всех документах было прописано, что за исчисление и уплату налога несет ответственность бухгалтер. Это его полномочия: проверять, проводить, доначислять. При этом в задачи финдиректора не входит выбор контрагентов, их проверка на благонадежность и заключение договоров.

Что касается исполнения обязанностей генерального директора: согласно Трудовому кодексу, с Владимиром должна была подписываться должностная инструкция как с И. О. на время его замещения гендиректора, в которой был бы определен список его полномочий. Но как таковой данный документ отсутствовал.

Соответственно, мы исходили из того, что замещение гендиректора во время болезни было формальным: без наделения соответствующими полномочиями на совершение сделок и проведение оплат. Опять же, в рамках дел по убыткам доказывать обратное — задача заявителя по иску. О чем мы не преминули напомнить конкурсному управляющему («Хей, это не субсидиарка, детка!»). По нашей версии событий получалось, что Владимир вообще не у дел.

Показания бухгалтера. Доверяй, но проверяй — это же касается и того, что написано в судебных актах. Одно дело, когда это опечатка. К примеру, как это было у нас в одном процессе по субсидиарке. И совершенно другое — когда представленные доказательства выворачивают туда, куда хочется.

На пару с помощником мы прослушали аудиозапись судебного заседания, и каждый по отдельности его законспектировал. После — сверили. Учитывая, что два человека услышали одно и то же, это сложно назвать совпадением.

На записях главбух буквально сказала, что о существовании Совета Директоров знала только потому, что это было прописано в уставе компании. При этом о его функционировании она не слышала, распоряжений на основании проведенных собраний не получала.

В нашем случае: фактическое содержание первого допроса бухгалтера и то, как это отразили в своей позиции наши оппоненты — это небо и земля. Остается только донести это до суда.

Показания гендира. По результатам налоговой проверки, еще в 2016 году генерального директора вызывали для допроса. Нам удалось достать и проанализировать этот протокол. В разговоре с налоговым инспектором гендир озвучил, что решения по всем сомнительным сделкам принимались собственниками завода без участия в этом процессе иных топ-менеджеров. Дзынь, еще одно доказательство в нашу копилку.

А что со сроком исковой давности?

Кто с нами давно, уже знает, что умение жонглировать сроками исковой давности — наш любимый фокус. Подробнее об этом читайте в статье «Исковая давность по субсидиарной ответственности». Но в этом деле он у нас не прошел бы.

Объясняем: по убыткам срок исковой давности составляет 3 года и считается с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о совершенном действии/бездействии. Этим моментом по общим правилам считается смена директора или проведение годового собрания участников общества. Подробнее об этом в статье «Взыскание убытков с генерального директора». Там еще есть важный момент о том, чем отличаются убытки от судсидиарки. Стоит глянуть хотя бы ради этого.

В нашем деле было три привлекаемых директора.

Андрей был в должности генерального директора в период с 15.04.2006 по 27.02.2012, Юрий — в период с 15.02.2012 по 10.06.2013, и последнее и основное привлекаемое лицо — Сергей (чьи интерес представлял юрист с серпом) — 10.06.2013 по 09.06.2016.

По логике законодателя, срок начинает течь с момента, когда один директор ушел с поста, а другой занял его место и получил документы по компании. Последнее особенно важно, ведь бывает, что новому директору приходится буквально вырывать когтями эти документы. Если же фактически никаких возражений по передаче документов у нового директора не возникло, то срок начнет исчисляться с момента вступления в должность.

Подробнее о непередаче документов мы писали в закрытом письме нашим подписчикам в рамках ежемесячной рубрики «Ответ на вопрос читателя». Если эта информация вам нужна, оставьте свой е-мейл, и мы продублируем письмо вам на почту:

В нашем деле вменялись правонарушения, возникшие в период 2012-2015. Но упомянутые Андрей и Юрий запросто отбились бы (и отбились) сроком исковой давности, а вот последнему директору Сергею и нашему клиенту Владимиру это не светило. Сами посудите.

Первый директор Андрей ушел 27.02.2012 + 3 года = второй директор Юрий мог обратиться с взысканием убытков до 17.02.2015.

По самому Юрию — у третьего директора Сергея было время до 10.06.2016, чтобы взыскать с него убытки.

А вот Сергей был последним директором перед тем, как появился временный управляющий. А значит, срок давности для предъявления иска по убыткам точно не истек.

Увы, но и нашему доверителю Владимиру этот способ защиты тоже не подходил — он работал на заводе в тот же период, что и последний директор Сергей. Конечно, можно было сделать придурковатый вид и ради кипиша заявить о пропуске срока исковой давности, но стрельба в молоко — это не тот вид спорта, который нам интересен.

Что было в суде

Работать по проекту мы начали в ноябре 2018 г. и планировали выиграть первую инстанцию к февралю — край, к марту 2019 г. Но здесь я совершила крайне досадный просчет: при расчете трудоемкости я не приняла во внимание буйную энергию «юриста с серпом» (которая пыталась размазать убытки по бывшим коллегам своего клиента) в совокупности с его низким уровнем квалификации.

Почти год мы катались в Тверь для того, чтобы смотреть, как человек пытается подогреть воду в океане вместо того, чтобы воспользоваться чайником: почти каждое судебное заседание начиналось под флагом: «Уважаемый суд, мы ходатайствуем…».

Причем одно дело, если ходатайства подаются по делу. Но если они заранее отказные… Лучше приведу пример: «Ходатайство о фальсификации договоров по оспариваемым сделкам». Юрист заявляет, что ее доверитель — последний директор Сергей — не подписывал документы по сделкам с неблагонадежными контрагентами. Не спорим, такую штуку можно и нужно применять. Если бы только не следующие обстоятельства:

  1. Факт подписания документов соответствующим лицом установлен в ходе выездной налоговой проверки. Более того, решение налоговой по итогам ВНП пытались оспорить, но оно устояло. А все свои экспертизы и возражения нужно было заявлять, когда шла проверка или в ходе оспаривания. Тем не менее, решение налоговой вступило в законную силу, имеет преюдициальное значение, и у суда нет оснований перепроверять порядок доначисления налогов. Все, ребята, поезд уехал.
  2. Сергей занимал должность ген. директора. А значит, неважно, чья подпись стояла на подписанных сделках, ведь он, как руководитель, не мог не знать о совершенных сделках.

Но одной экспертизой это не закончилось. Передаю диалог:

  • «Давайте отложимся на сентябрь», — говорит юрист с серпом.
  • «Почему?», — судья.
  • «Ну мы же заявили ходатайство об экспертизе», — юрист.
  • «Так оно же еще открыто, я же его еще не удовлетворила», — судья.
  • «Дело в том, что мой доверитель как раз сейчас находится в санатории. Он отдохнет, чтобы у него почерк восстановился и был таким же, как 5 лет назад. Как отойдет, сможет пройти экспертизу».

Думаете, это все? О нееет.

Ключевым героем, который мог развеять смуту, был упомянутый нами главный бухгалтер. Ранее она уже давала свидетельские показания под присягой, но т. к. на тот момент Владимир сам проходил по делу в качестве свидетеля, вопросов главбуху он, конечно, не задавал. Теперь же мы отмотали назад и попросили суд вызвать бухгалтера в качестве свидетеля для повторного допроса с нашим участием.

На что «юрист с серпом» заявил:

— «Ну тогда мы хотим пообщаться со свидетелем, прежде, чем его начнут допрашивать».

Все, кто был в зале суда, растерялись. Изумились. Переглянулись. И спрятали глаза, лишь бы сдержаться.

Попросить разрешения суда, чтобы подготовить свидетеля к даче показаний? Это что еще за ход такой?!

Подобная стратегия ведения дела применима, когда процесс заведомо проигрышный. Тогда ответчику надо затянуть момент вынесения судебного акта, чтобы истекли сроки на оспаривание сделок по отчуждению личных активов. Как это бывает, мы писали в статье «Способы защиты личного имущества должника». Но, все-таки, обычно это делается чуть красивее и без наивных предложений суду.

Собственно, в удовлетворении ходатайств суд постоянно отказывал. Но каждый раз делал это вдумчиво, неторопливо и с погружением в детали. По опыту мы знаем, что такая неторопливая специфика свойственна большинству региональных судов: судебных процессов меньше, времени поковыряться в деталях — больше. Да и зависимость от судейской зарплаты выше — это тебе не Москва, где уволенный судья всегда работу найдет. В общем, в ситуации, когда Московский арбитраж уже жестко отдрючил бы слабо подготовленного представителя, региональные суды возьмут время, чтобы перепроверить информацию.

Так мы плавно перетекли к череде нудных заседаний. Учитывая, что определение о привлечении Владимира в качестве соответчика было вынесено в середине октября 2018, то финальное заседание первой инстанции прошло в конце сентября 2019. 11 месяцев на убытки по прозрачному иску!

Кстати, главбух оказалась женщиной со стержнем. На повторном опросе мы готовились к худшему развитию ситуации. Но главбух не отошла от истины и подтвердила нужную нам информацию об отсутствии реальной деятельности Совета директоров и обязанностях финансового директора Владимира.

Чтобы получить все судебные акты по данному делу, оставьте свой е-мейл здесь:

В итоге, как и ожидалось, первые два директора — Андрей и Юрий — отбились при помощи срока исковой давности.

Что до нашего доверителя, суд сослался на следующее:

  • показания бухгалтера Ирины и Владимира совпадали друг с другом и подтверждали, что в компании не было такого органа управления, как Совет директоров;
  • за отсутствием Совета директоров, конкурсный управляющий не представил никаких иных доказательств, что Владимир принимал участие в одобрении решений и совершении сделок завода, в том числе с неблагонадежными контрагентами.

Убытки были взысканы только с последнего директора Сергея — того самого, чьи интересы отстаивал «юрист с серпом». С его указания вся эта каша заварилась, он же единственный крайним и остался.

Последующие инстанции

Если честно, после победы в первой инстанции мы понимали, что риск проиграть не велик.

Во-первых, предоставив объективную расшифровку опросов бухгалтера, которые проводили и с нашим участием, и без, у нас были показания, подтверждающие, что Владимир не входил в Совет директоров. Доказательства обратного в первой инстанции представлены оппонентами не были, а сделать это в апелляции мало реально, учитывая, что будет сопротивление в нашем лице.

Во-вторых, на допросе в ФНС последний директор Сергей признавал, что все сделки согласовывались собранием участников «ВВКЗ», на котором решающую роль играло руководство «Мастер-Групп».

Собственно, эту позицию нам удалось донести и до апелляционной инстанции в Вологде, и до кассационного суда в Питере. От убытков нам удалось отбиться.

Но буквально неделю назад конкурсный подал новое заявление. В этот раз он пытается привлечь нашего клиента к субсидиарной ответственности, так что у истории будет продолжение.

Кстати, это хороший пример того, сколько по времени вас может не отпускать прошлое: Владимир уволился с завода в 2016 году, с 2018 по 2020 его привлекали к убыткам. И сейчас еще минимум на год растянется суд по субсидиарке.

Итого: 5 лет в постоянном напряге и расходах на юристов, чтобы не потерять все то, что заработано за время активного строительства карьеры.

  1. При попытке взыскать с вас убытки, привлечь к субсидиарке или просто получить долг по кредиту — всегда проверяйте срок исковой давности. Да, в нашем деле это не работало, зато спасло часть других ответчиков;
  2. Убытки и субсидиарка — это хоть и схожие по сути, но все-таки разные инструменты для привлечения к ответственности. Важно их различать, чтобы повысить шансы на победу;
  3. Перепроверяйте информацию и в случае, если вы участвовали в судебном заседании, и если оно прошло без вас. Кто-то может просто ошибиться, а другой — переврать даже объективные доказательства в свою пользу.
  4. Словесное недержание и размахивание руками может впечатлить только дилетанта. Если вам нужны такие юристы, то не звоните в «Игумнов Групп». Мы предпочитаем снайперскую работу по ключевым точкам и не держим иных спецов.

Информация в статье актуальна на дату публикации на сайте igumnov.group.

Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.

Анна Игумнова

старший партнер «Игумнов Групп»,

эксперт по сохранению активов,

юрист-судебник

Специализация: подготовка и сопровождение сделок с недвижимостью и землей в предбанкротный период. Судебная защита интересов добросовестного приобретателя. Организация и сопровождение публичных торгов по реализации имущества должника.

Задолженность по налогам может быть списана через процедуру банкротства. Физические лица могут воспользоваться новым законопроектом и объявить себя банкротами.

Долги граждан Российской Федерации перед различными инстанциями исчисляются миллиардами, в результате чего правительством было принято решение о внедрении в законодательную базу изменений закона ФЗ №127 «О банкротстве граждан». Это нововведение вызвало противоречивую реакцию масс. Ведь, с одной стороны, можно легально избавиться от финансовых обязательств, а с другой – статус банкрота расценивается, как своеобразная чёрная метка. Если большая часть жителей РФ рассматривает процедуру банкротства, как один из вариантов помахать рукой кредиторам, находятся люди, разглядевшие в этом возможность забыть о накопившихся налогах. Но насколько это эффективно?
Физические лица платят налог на доход в размере 13% от суммы заработной платы и других поступлений. Уклонение от выплат наказуемо и влечёт за собой штрафные санкции и ответственность через Административный, Налоговый и даже Уголовный кодекс. Ещё один интересный момент заключается в трактовке понятия дохода физлица государством. Это может быть не только заработная плата, но и:

  • социальные выплаты;
  • доход от продажи материального имущества;
  • получение наследства и многое другое.

Соответственно, за любое поступление средств или благ в натуральном виде необходимо платить определённую часть в ФНС. Но в силу определённых обстоятельств не все граждане выполняют обязательства, а долговая яма углубляется с каждым месяцем. Результат – непосильные суммы задолженности перед Федеральной налоговой службой, испорченные нервы и жизнь «на бочке с порохом». Выход из сложившейся ситуации просматривается через банкротство физического лица.

Принципы банкротства физлиц: что сулит новый закон

В июле 2018 года, спустя 10 лет после старта разработки соответствующего законопроекта, долгожданные правки были официально внесены в законодательную базу. Теперь не только юридические лица и индивидуальные предприниматели могут оформить статус банкрота, но и обычные граждане, не имеющие отношения к бизнесу. Для этого следует соблюсти всего 2 нормы:

  1. иметь задолженность на общую сумму более 500 тысяч рублей;
  2. полностью прекратить выплаты по любым долгам на 3 и более месяца.

В этом случае арбитражный суд территориального значения, в чьей компетенции находится право присуждать статус банкрота, сможет начать дело о присвоении выгодного заявителю звания.
ИНТЕРЕСНО: Не только физические лица могут инициировать процедуру банкротства, но и кредиторы в лице банков, финансовых структур и государственных органов.
Последние пользуются опцией редко, так как в их интересах получить долг в полном объёме. Зато сам гражданин через новый закон может полностью отвязаться от кабалы. Дело в том, что банкроты после реализации имущества полностью освобождаются от обязательств перед всеми кредиторами. Налоговая по завершению дела не сможет требовать с должника ни копейки.

Как стать банкротом и не платить налоги?

Сразу скажем, что освобождение от долгов по налоговым обязательствам осуществляется лишь до момента закрытия дела. Суд «простит» все просрочки по платежам, а также пени, проценты и штрафы. Однако после начала новой жизни в статусе банкрота восстанавливается и обязанность гражданина вовремя отчислять деньги с дохода в ФНС.
Процесс условно можно разбить на несколько ключевых этапов:

  1. Предварительный сбор информации и формирование сведений о всём имуществе, недавних и текущих сделках выше 50 тысяч рублей, долгах перед кредиторами, ежемесячных и возможных нерегулярных доходах.
  2. На основании материала составляется заявление по чётко установленной форме, в котором отображается текущее положение дел.
  3. Суд проводит проверку предоставленной информации и обязует должника оповестить кредиторов через государственное печатное издание, электронную почту и прочие сервисы о намерения получить статус банкрота.
  4. Далее, если несостоятельность заявителя доказана, на всё имущество, включая банковские карты, недвижимость, любые активы и счета в банках, накладывается арест.
  5. Назначается конкурсный управляющий, наделённый правом распоряжаться материальными благами потенциального банкрота. Но не стоит переживать, ведь он действует в ваших интересах и прилагает максимум усилий для минимизации потерь.
  6. Следующий шаг – решение суда о назначении процедуры реструктуризации или реализации имущества. В первом случае на основании информации о доходах управляющий рассматривает возможность погасить долги в срок, не превышающий 36 месяцев, разбив задолженность перед кредиторами пропорционально. Выплаты производятся регулярно и в размере, установленном судом. Причём налоговый орган не будет в приоритетном списке. Сначала удовлетворяются требования крупных кредиторов, перед которыми накопился серьёзный долг.
  7. Если управляющий признал факт нехватки имущества и регулярных доходов для расчётов с кредиторами в полном объёме, назначается процедура реализации имущества. Все материальные ценности и активы оцениваются экспертной комиссией, а затем продаются на электронном аукционе, либо через заключение прямых договоров купли-продажи.

После этого процесса наступает финальная стадия, завершающая дело о банкротстве, и присваивающая долгожданный статус. Получив его, должник полностью освобождается от любых финансовых обязательств, в том числе, и перед налоговым органом.

Последствия банкротства: как жить дальше?

Правительство через средства массовой информации пытается давить на граждан, выставляя процедуру банкротства не в самом лучшем свете. В статьях «эксперты» сулят массу проблем новоиспечённым банкротам, нелёгкую жизнь в изгнании и прочие последствия. Но ситуация намного проще. Из основных негативных моментов можно выделить:

  • необходимость сообщать новым кредиторам о наличии банкротства (кредиты в банках, частные займы и прочее);
  • невозможность занимать руководящие и управляющие должности в финансовых учреждениях и юридических лицах;
  • возможное ограничение свободы перемещения посредством запрета на выезд заграницу (если есть постановление суда). Но, как правило, санкция распространяется лишь на время рассмотрения дела о банкротстве.


Ещё один момент – повторно оформить статус банкрота можно только через 5 лет, поэтому поставить процедуру на поток и постоянно лавировать между долгами перед налоговой не удастся. Если же речь идёт о добросовестном гражданине, данный закон действительно может быть полезным и даже спасительным. Но не стоит забывать, что существует реестр банкротства физических лиц, где содержатся списки всех граждан, получивших данный статус.

Ложка дёгтя

Положительных сторон при оформлении банкрота для обычного человека действительно много. Однако есть один нюанс, способный перечеркнуть все плюсы при определённых обстоятельствах. Заключается он в итоговой стоимости процесса. Платить придётся буквально за всё, начиная с официальной пошлины, без которой суд не начнёт дело, заканчивая услугами управляющего. Сумма нередко переваливает за 100 тысяч рублей, поэтому необходимо заранее просчитать целесообразность. Если ваш долг по налогам или другим обязательствам еле дотянул до 500 тысяч, а 1/5 часть придётся заплатить лишь за организационные моменты, возможно, лучше отказаться от данного способа и найти другой выход из сложившейся ситуации.
Какое бы решение ни было принято, необходимо заручиться поддержкой профильного специалиста с опытом, который сможет собрать полный пакет документов, провести их анализ и взять на контроль весь процесс, включая представление интересов заказчика в суде, общение с контрольными органами и уполномоченными лицами. Рекомендуем обратиться к профессиональным юристам, вы получите развёрнутую консультацию по всем интересующим вопросам, а также практическую помощь от компетентных исполнителей.

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *