Неустранимые сомнения толкуются

1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Комментарий к Статье 49 Конституции РФ

1. Комментируемая статья по содержанию и форме представляет собой одну из наиболее полных и последовательных формулировок презумпций невиновности как общепризнанного в демократическом обществе правового принципа, который в современном мире находит закрепление в международном, конституционном и национальном отраслевом регулировании (ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; ст. 14 УПК). В международных актах презумпция невиновности провозглашается в числе специальных гарантий справедливого правосудия по уголовным делам*(635). В конституционном тексте право каждого считаться невиновным включено в число основных субъективных прав и обусловлено обязанностью государства охранять достоинство личности в качестве неотъемлемого и абсолютного права (ст. 21 Конституции).

1.1. В системе уголовно-процессуального права презумпция невиновности рассматривается как конституционный принцип уголовного судопроизводства. Однако действие его не ограничивается только сферой уголовно-процессуальных отношений. Презумпция невиновности, формулируя требования к характеру взаимоотношений между личностью и государством*(636) в связи с уголовным преследованием, возлагает обязанность обращаться с лицом (до вступления в законную силу вынесенного в отношении него обвинительного приговора) как с невиновным не только на органы уголовного судопроизводства, но и на все другие инстанции, от которых, в частности, зависит реализация правового статуса личности в области социальных, трудовых, избирательных, жилищных и других прав. Соответственно, недопустимо нарушение презумпции невиновности со стороны как ведущих уголовное судопроизводство, так и других представителей публичной власти*(637).

Существо презумпции невиновности как объективного правового положения проявляется в том, что:

а) правовой статус лица как невиновного, хотя против него имеются подозрения или даже ему предъявляется обвинение в совершении уголовного преступления, признается государством;

б) обязанность рассматривать лицо до вступления в законную силу обвинительного приговора как невиновное не зависит от субъективного мнения и убеждения лиц, ведущих уголовное преследование;

в) ограничения, которым может быть подвергнуто лицо в связи с подозрением в совершении преступления, должны быть соразмерны достижению законных целей уголовного судопроизводства и не могут по своему характеру и основаниям быть аналогом наказания;

г) каждый, кто подвергся уголовному преследованию, обоснованность которого не подтверждена сохраняющим законную силу обвинительным приговором суда*(638), имеет право на возмещение государством причиненного ему морального и материального вреда (ст. 53 Конституции, ст. 135, 136, 138 УПК, ст. 1070 ГК).

1.2. Содержание презумпции невиновности в качестве общепризнанного принципа международного права в его истолковании юриспруденцией ЕСПЧ также демонстрирует присущий ей характер объективного правового положения. Так, презумпция невиновности признается нарушенной, если:

— в ходе расследования и рассмотрения дела по отношению к обвиняемому имели место любые излишне суровые меры обеспечения проводимого в законном порядке уголовного преследования*(639);

— должностные лица заявляют, что лицо виновно в совершении преступления — в отсутствие соответствующего решения суда*(640);

— судьи при исполнении своих обязанностей исходили из предубеждения, что обвиняемый совершил преступление, в котором он обвиняется*(641);

— касающееся обвиняемого (предварительное) судебное решение отражало мнение, что он виновен еще до того, как его виновность могла быть доказана в соответствии с законом;

— при постановлении оправдательного приговора или при прекращении дела на любой стадии без вынесения приговора в этих актах содержатся какие-либо высказывания, оставляющие лицо под подозрением, исходящие из его виновности или порождающие для него какие-либо негативные правовые последствия*(642) без предоставления права настаивать на своем оправдании судом;

— формулировки обвинительного характера, приводимые в обоснование судебного решения о возложении на обвиняемого судебных издержек или об отказе в их возмещении, свидетельствуют о признании вины, хотя не имело места ни наказание по приговору, ни применение равнозначных ему мер*(643).

1.3. Часть 1 комментируемой статьи указывает все необходимые элементы законной процедуры, без соблюдения которой лицо не может быть признано виновным в совершении преступления. Эта процедура устанавливается федеральным законом (в формальном смысле), т.е. федеральным актом, принятым парламентом. Соответственно, порядок уголовного судопроизводства устанавливается УПК (ст. 1), основанным на Конституции и признающим составной частью уголовно-процессуального регулирования общепризнанные принципы и нормы международного права, включая общие нормы о справедливом правосудии и специальные по отношению к ним предписания о презумпции невиновности и правах подозреваемого и обвиняемого, предоставляемых этим лицам для защиты. К ним относятся как минимум права: быть незамедлительно и подробно уведомленным о характере и основаниях предъявляемого обвинения; иметь достаточные время и возможности для подготовки к своей защите; защищать себя лично или с помощью адвоката; допрашивать показывающих против него свидетелей и иметь право на вызов и допрос свидетелей для защиты на таких же условиях, которые существуют для приглашения свидетелей обвинения; пользоваться бесплатной помощью переводчика. Из текста Конституции вытекает необходимость обоснования вывода о виновности доказательствами, собранными при строгом соблюдении требований закона (см. ч. 3 ст. 50 Конституции).

Презумпция невиновности и перечисленные права являются специальными гарантиями справедливого правосудия по уголовным делам и потому они должны обеспечиваться обвиняемому не только в суде, но и на досудебных стадиях процесса. Все эти условия включены в понятие законного порядка, в котором только и может осуществляться доказывание виновности и опровержение невиновности лица.

Наконец, виновность может быть установлена как результат законных процедур судебного разбирательства — только вступившим в законную силу приговором суда. Указание в комментируемой норме на то, что актом признания лица виновным может быть только приговор*(644), дополняет формулировку презумпции невиновности, содержащуюся в общепризнанных нормах международного права.

1.4. Если уголовное дело или уголовное преследование прекращается до передачи дела в суд или судом вместо постановления по нему приговора, в том числе по основаниям, не предполагающим формулирование доводов о непричастности подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) к совершению преступления, то процессуальный акт, прекращающий дело, не может рассматриваться как подтверждающий виновность. Это относится к прекращению дела:

а) ввиду истечения сроков давности уголовного преследования, смерти подозреваемого, издания акта амнистии;

б) в связи с примирением сторон, деятельным раскаянием, а также

в) при отсутствии таких обязательных условий возбуждения уголовного дела в отношении определенных категорий дел и лиц (п. 5, 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ), как заявление потерпевшего или согласие и соответствующее решение органов, на которые возложено обеспечение иммунитетов при осуществлении уголовного преследования. Даже если при прекращении дела по указанным основаниям лицо в силу собственного волеизъявления заглаживает причиненный в результате определенного события вред и стремится к примирению с объективно пострадавшей стороной, оно не признано виновным со стороны государства.

Вправе ли государство допускать такие последствия прекращения уголовного дела? Не исходит ли оно из молчаливого признания виновности лица, например, при применении к нему амнистии до вынесения приговора вместо того, чтобы исполнять свою публичную обязанность, в силу которой невиновность лица может быть опровергнута в установленном законом порядке только по приговору суда?

Такая обязанность лежит на государстве как субъекте, осуществляющем привлечение к уголовной ответственности, и не исключает, что оно, исходя из социально оправданных целей, может отказаться от своего права доказывать как наличие и преступный характер предполагаемого деяния, так и виновность конкретного лица. Тем более если отсутствует видимая серьезная социальная опасность деяния и с точки зрения социальной эффективности, в том числе для обеспечения правового мира, нецелесообразно использование механизмов, обусловливающих применение мер государственного принуждения. Именно поэтому установлено право государства отказаться от уголовного преследования, в том числе от опровержения невиновности и установления виновности лица при условии, что это не приведет к нарушению или к невосстановлению прав других (ч. 3 ст. 17 Конституции)*(645).

Социальная целесообразность отказа от уголовного преследования учтена законом и при прекращении дел ввиду истечения сроков давности, амнистии, помилования, смерти подозреваемого. Все эти основания условно и неточно называются в доктрине уголовно-процессуального права «нереабилитирующими». В силу презумпции невиновности лицо невиновно и не нуждается в реабилитации, если не имело места признание его виновности государством по приговору суда. Возмещение же вреда, причиненного в ходе уголовного судопроизводства незаконными мерами, например незаконным арестом, не должно связываться только с оправданием и не исключается также ни при вынесении обвинительного приговора, ни при отказе государства от обязанности доказывать виновность в связи с прекращением уголовного дела.

1.5. При рассмотрении дела в суде первой инстанции презумпция невиновности обязывает судью (суд) к беспристрастному и полному исследованию всех обстоятельств дела, несмотря на то что органы расследования уже сформулировали, предъявили и обосновали обвинение. Собственно эта презумпция представляет собой конституционно признанный противовес обвинительному уклону в судебной практике, который приводит к тому, что суд соглашается с выводами расследования или в лучшем случае лишь осуществляет их проверку, т.е. исходит из обвинительного тезиса, вместо того, чтобы руководствоваться при оценке достаточности доказательств обвинения презюмируемой невиновностью лица, которая может быть опровергнута только на основе непосредственного исследования доказательств в судебном заседании. Без этого презумпция невиновности не действует в суде ни как объективное правовое положение, ни даже как логический прием исследования доказательств, сужаются функции судебной власти и роль правосудия как гаранта прав и свобод*(646).

Пока обвинительный приговор суда не вступил в законную силу, презумпция невиновности продолжает действовать как объективное правовое положение, а также как метод исследования обстоятельств дела и представленных доказательств. Независимо от результатов доказывания на отдельных стадиях судопроизводства и мнения участников процесса, включая суд первой инстанции, о доказанности обвинения и виновности лица*(647), государство еще не считает его виновным. Судьи апелляционной и кассационной инстанции, проверяя не вступивший в законную силу приговор (ч. 3 ст. 50 Конституции), исходят из презумпции невиновности, решая вопрос о достаточности доказательств для признания лица виновным, а сама возможность проверки вынесенного по делу обвинительного приговора в этих стадиях — необходимый элемент установленного законом порядка для такого признания. После вступления обвинительного приговора в законную силу государство признает лицо виновным и реализует в отношении него свое право на наказание. Вступивший в силу приговор обязывает все инстанции публичной власти рассматривать лицо как признанное виновным.

Однако в уголовном процессе предусмотрены процедуры проверки и в отношении такого приговора. Его законность и обоснованность оценивается в силу закона по тем же критериям (ст. 409 и 379 УПК), как качества не вступивших в силу обвинительных судебных актов, т. е. предполагается ответ на вопрос, достаточны ли имеющиеся в деле данные для вывода о виновности. Вместе с тем и процедура, и практика рассмотрения обращений о проверке вступивших в законную силу судебных приговоров основаны лишь на оценке доводов заявителей как достаточных или недостаточных для опровержения состоявшихся решений. Следует признать, что этот подход основан на презумпции истинности решений о виновности и менее эффективен для выявления ошибочности таких выводов в сравнении с рассуждениями на основе презумпции невиновности. Но конституционная формула этой презумпции не дает оснований распространять ее на проверку вступивших в силу актов.

2. Комментируемая статья в ч. 2 и 3 обозначает также основные правовые последствия презумпции невиновности как объективного правового положения, а именно освобождение обвиняемого от доказывания своей невиновности — поскольку она как раз изначально признается, и требование к органам, осуществляющим уголовное преследование, и суду при невозможности устранить сомнения в виновности лица толковать (разрешать) их в его пользу. Эти правила могут быть также представлены — в контексте главы 2 Конституции РФ — как принадлежащие каждому обвиняемому субъективные права и, соответственно, диктуют корреспондирующие им обязанности других участников судопроизводства.

Очевидна логическая связь между названными правилами: доказыванию подлежит виновность обвиняемого, а не его невиновность; обязанность опровергнуть невиновность возлагается соответственно на органы, выдвинувшие обвинение; если же им не удается доказать обвинение или отдельные его элементы, то риск признания лица виновным при неустранимых сомнениях в этом должен быть исключен.

Это конкретизируется в следующих положениях в сфере конституционного и уголовно-процессуального права:

— обвиняемый не может быть понужден к даче показаний ни против себя, ни в свою защиту (право на молчание), не несет ответственности за дачу ложных показаний и не обязан представлять имеющиеся у него другие доказательства, но вправе защищаться любыми не запрещенными законом способами (ст. 45, 48, 51 Конституции, ст. 16, 47 и др. УПК);

— отказ от участия в доказывании не может рассматриваться как обстоятельство, свидетельствующее против обвиняемого, а признание им своей вины не освобождает органы обвинения от обязанности доказывания виновности и не может быть положено в основу обвинения без достаточной совокупности подтверждающих виновность доказательств (ч. 2 ст. 77, ч. 1 ст. 88, ст. 220, 307 УПК);

— указание обвиняемым на обстоятельства, ставящие обвинение под сомнение, не порождает его обязанность доказывать эти обстоятельства — они должны быть опровергнуты обвинением; если же это не удается, так как отсутствует объективная возможность получения дополнительных доказательств виновности или органы обвинения не выполняют свои обязанности по ее доказыванию, то и в том, и в другом случае налицо неустранимые сомнения в виновности, так как суд, рассматривая представленное обвинение, по собственной инициативе уже не может восполнять недостатки доказывания, принимая на себя тем самым обвинительную функцию (ч. 3 ст. 123 Конституции; Постановление КС РФ от 20.04.1999 N 7-П*(648); ст. 15, 237 УПК);

— в случае отказа прокурора от обвинения или при примирении потерпевшего с обвиняемым обвиняемый считается невиновным (ч. 2 ст. 20, ст. 25, 246 УПК);

— обвинение не может быть основано на предположениях; недоказанность обвинения и наличие неустранимых сомнений в виновности влечет оправдание лица и в юридическом отношении имеет то же значение, что и доказанная его невиновность; это отражено в единой для всех названных случаев формулировке основания как к прекращению уголовного преследования, так и к оправданию лица судом — таким основанием будет непричастность подозреваемого, обвиняемого, подсудимого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27, п. 2 ч. 1 ст. 302 УПК).

Главная — Статьи

Пункт 6 ст. 108 НК РФ закрепляет презумпцию невиновности налогоплательщиков. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Из указанных положений можно сделать следующие выводы:

1. Презумпция невиновности — исходное предположение, в соответствии с которым налогоплательщик считается невиновным в совершении того или иного налогового правонарушения, пока налоговым органом не будет доказано обратное. Предполагается, что все действия налогоплательщика законны, а сведения, содержащиеся в первичных документах и налоговой отчетности налогоплательщика, достоверны и правильны. И даже в случае обнаружения налоговым органом каких-либо ошибок, несоответствий, противоречий и т.д. изначально предполагается, что такая «ошибочность» допущена налогоплательщиком без вины (например, вследствие опечатки, арифметической ошибки в подсчетах, противоречивого толкования налогового законодательства и т.п.).

2. Обязанность по доказыванию вины налогоплательщика в совершении конкретного налогового правонарушения возлагается на налоговый орган. Налогоплательщик может быть привлечен к налоговой ответственности только в том случае, если налоговый орган располагает неопровержимыми доказательствами, однозначно свидетельствующими о виновности налогоплательщика в совершении налогового правонарушения. Налогоплательщик не обязан оправдываться и доказывать законность своих действий.

Закрепленная в п. 6 ст. 108 НК РФ презумпция невиновности налогоплательщика корреспондирует с положениями ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 200 АПК РФ, согласно которым обязанность доказывания в налоговых спорах в арбитражном процессе возложена на налоговый орган.

Пример.

Налоговый орган привлекает налогоплательщика к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 126 НК РФ, за непредставление документов, запрошенных налоговым органом в связи с проводимой налоговой проверкой.

Налогоплательщик обжалует решение налогового органа о привлечении к ответственности в арбитражный суд.

В суде налоговый орган не может представить доказательств, подтверждающих получение налогоплательщиком требования о представлении документов либо свидетельствующих об уклонении налогоплательщика от получения данного требования (необходимо отметить, что налоговые органы, как правило, направляют в адрес налогоплательщиков требования о представлении документов простым заказным письмом без уведомления о вручении).

При таких обстоятельствах в условиях отсутствия доказательств, однозначно подтверждающих вину налогоплательщика, суд признает решение налогового органа о привлечении к ответственности недействительным (см., например, Постановление ФАС Поволжского округа от 2 марта 2006 года по делу N А55-21519/05-54).

С точки зрения презумпции невиновности налогоплательщика (как, впрочем, и с точки зрения презумпции добросовестности налогоплательщика) интересно рассмотреть вопрос об ответственности налогоплательщика за действия третьих лиц, например контрагентов по договору.

На практике налоговые органы часто отказывают налогоплательщикам в применении налоговых вычетов по НДС или в признании расходов для целей исчисления налога на прибыль в том случае, если выявлена «дефектность» контрагентов налогоплательщика (т.е. поставщиков по договору поставки, исполнителей по договору об оказании услуг, подрядчиков по договору на выполнение работ и т.д.): неисполнение контрагентом обязанностей по уплате налогов в бюджет, отсутствие контрагента по юридическому адресу, неустановление реального места нахождения контрагента.

Должен ли налогоплательщик в этих случаях нести ответственность за действия своих контрагентов и, соответственно, вправе ли налоговый орган доначислять налогоплательщику налоги, начислять пени и штрафы?

По общему правилу — нет. При условии представления налогоплательщиком всех надлежащим образом оформленных документов, подтверждающих совершение хозяйственной операции, оплату денежных средств, налогоплательщик не несет ответственности за действия своих контрагентов.

На налогоплательщиков не возложена обязанность проверять соблюдение контрагентами по сделкам требований действующего законодательства, контролировать уплату контрагентами налогов в бюджет и т.д.

В соответствии с презумпцией невиновности ответственность налогоплательщика возможна только в том случае, если налоговым органом будет доказана преднамеренность действий налогоплательщика во взаимоотношениях с «дефектными» контрагентами и направленность таких действий на уклонение от уплаты налогов (необоснованное получение налоговой выгоды).

Арбитражная практика в целом восприняла такой подход.

Так, например, ФАС Поволжского округа в Постановлении от 19 мая 2006 г. по делу N А55-25472/05-39 указал, что при недоказанности налоговым органом обстоятельств, свидетельствующих о совершении налогоплательщиком налогового правонарушения, при отсутствии достоверных фактов, подтверждающих проявленную налогоплательщиком недобросовестность при исполнении своих налоговых обязательств, право налогоплательщика на применение налоговых вычетов по НДС не может быть поставлено в зависимость от факта уплаты соответствующих сумм НДС в бюджет его поставщиками.

При этом в обоснование своих выводов суд сослался на закрепленную в п. 6 ст. 108 НК РФ презумпцию невиновности налогоплательщика.

Аналогичные выводы, основанные на презумпции невиновности налогоплательщика, содержатся в Постановлениях ФАС Поволжского округа от 14 сентября 2004 г. по делу N А55-17302/03-41, от 28 июня 2007 г. по делу N А55-16421/06, Постановлении ФАС Уральского округа от 7 августа 2003 г. по делу N Ф09-2332/03-АК и др.

Интересный спор рассмотрен ФАС Московского округа в Постановлении от 7 июня 2006 г. по делу N КА-А41/4781-06.

Налоговый орган обратился в суд с заявлением о взыскании штрафа в соответствии с п. 1 ст. 126 НК РФ за непредставление документов, необходимых для осуществления налогового контроля. При этом в ходе судебного разбирательства было установлено, что налогоплательщик представил все необходимые документы, но они были ему возвращены. Налоговый орган в судебном заседании не смог пояснить, какие документы запрашивались у налогоплательщика и какие из них не были представлены налоговому органу.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что имеются неустранимые сомнения в отношении обстоятельств совершения налогового правонарушения, в связи с чем применил презумпцию невиновности налогоплательщика (неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица).

Новая редакция Ст. 108 НК РФ

1. Никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом.

2. Никто не может быть привлечен повторно к ответственности за совершение одного и того же налогового правонарушения.

3. Основанием для привлечения лица к ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах является установление факта совершения данного нарушения решением налогового органа, вступившим в силу.

4. Привлечение организации к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает ее должностных лиц при наличии соответствующих оснований от административной, уголовной или иной ответственности, предусмотренной законами Российской Федерации.

5. Привлечение лица к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает его от обязанности уплатить (перечислить) причитающиеся суммы налога (сбора, страховых взносов) и пени.

6. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица.

7. Ответственность за нарушения законодательства о налогах и сборах, допущенные в связи с выполнением договора инвестиционного товарищества, несет управляющий товарищ, ответственный за ведение налогового учета.

Ответственность за неисполнение обязанности по уплате налога на прибыль организаций, налога на доходы физических лиц с прибыли (дохода), приходящейся на долю участника договора инвестиционного товарищества, несет соответствующий участник такого договора, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Комментарий к Статье 108 НК РФ

Правила п. 1 комментируемой статьи указывают, что основания привлечения к ответственности предусмотрены в ст. ст. 116 — 129.1 НК РФ. От оснований привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения следует отличать ответственность банков за нарушения обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах (ст. ст. 132 — 136 НК РФ).

Порядок привлечения к ответственности за налоговое правонарушение предусмотрен в нормах самого Налогового кодекса, в частности статьях:

— 101 НК РФ — регулирует производство по делу о налоговом правонарушении;

— 102 НК РФ — предписывает соблюдать налоговую тайну;

— 104 НК РФ — посвящена исковому заявлению о взыскании налоговой санкции за совершение налогового правонарушения;

— 109, 111, 112 НК РФ — об обстоятельствах, которые подлежат обязательному учету при рассмотрении дел о совершении налогового правонарушения;

— 113 НК РФ — о давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения;

— 115 НК РФ — о давности взыскания налоговых санкций и др.

В п. 2 комментируемой статьи установлены важные гарантии для защиты прав и интересов налогоплательщиков (иных лиц):

а) запрещается повторное привлечение за одно и то же налоговое правонарушение;

б) не имеет значения то обстоятельство, в качестве кого лицо было привлечено к указанной ответственности в первый раз. В любом случае повторное привлечение к ответственности в такой ситуации противоречило бы правовым нормам комментируемой статьи;

в) по-другому решается вопрос, если лицо привлекается к ответственности за совершение нескольких правонарушений, хотя и предусмотренных одной и той же статьей настоящего Кодекса. Так, в соответствии с п. 1 ст. 126 НК РФ штраф в размере 50 руб. взимается за каждый непредставленный документ (которые лицо обязано представлять в налоговый орган в установленные сроки); в данном случае налицо не повторность, а привлечение к ответственности за каждое самостоятельное налоговое правонарушение.

В правилах п. 3 комментируемой статьи речь идет об ответственности за налоговое правонарушение, совершенное физическим лицом. Так как организации не признаются субъектами преступления, вопрос об их уголовной ответственности возникнуть не может. Если же налоговое правонарушение допущено, то вполне возможно сочетание и уголовной, и налоговой ответственности (п. 4 ст. 108 НК РФ).

Уголовный кодекс РФ предусматривает уголовную ответственность за уклонение физического лица от уплаты:

— таможенных платежей, взимаемых с физических лиц и организаций (ст. 194 УК РФ);

— налога (ст. 198 УК РФ);

— налогов, например НДС, налога на прибыль (ст. 199 УК РФ).

Если деяние физического лица содержит признаки упомянутых составов преступления, применяются соответствующие нормы УК РФ.

Особенности правил п. 4 комментируемой статьи состоят в следующем:

а) они действуют, когда налоговое правонарушение совершено организацией;

б) «должностное лицо» — не совсем удачный термин. Должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в госорганах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ. Очевидно, что и в комментируемой статье, и в ряде других норм настоящего Кодекса (например, ст. ст. 101, 110 НК РФ) речь идет не только о «должностных лицах», но и о лицах, выполняющих управленческие функции в частных коммерческих организациях (ООО, ОДО, АО, ПК, ПТ и т.д.). Поэтому следовало бы и в настоящем Кодексе употребить более корректное словосочетание: «лица, выполняющие управленческие функции». Чтобы избежать ошибок, следует либо внести соответствующие поправки в ст. ст. 101, 108, 110 НК РФ и др. (в которых употребляется словосочетание «должностные лица организации»), либо дополнить ст. 11 НК РФ положением о том, что для целей налогообложения под «должностными лицами» понимаются руководители и иные лица, осуществляющие управленческие функции, всех без исключения организаций;

в) в соответствии с п. 4 комментируемой статьи привлечение самой организации к ответственности за налоговое правонарушение (например, по ст. ст. 120, 122 НК РФ) не препятствует тому, чтобы ее руководитель, иные лица, выполняющие управленческие функции и виновные в совершении налогового правонарушения, были привлечены:

— к уголовной ответственности, если в их деяниях есть признаки какого-либо состава преступления, предусмотренного нормами УК РФ;

— к административной ответственности, если их деяния образуют состав административного правонарушения, предусмотренного Кодексом РФ об административных правонарушениях.

Применяя правила п. 5 комментируемой статьи, следует учесть, что:

а) налогоплательщик — это организация или физическое лицо, которое в соответствии с Налоговым кодексом обязано уплачивать налоги (ст. 19 НК РФ);

б) налоговый агент — это лицо, которое в соответствии с настоящим Кодексом обязано исчислять, удерживать у плательщиков и перечислять в бюджет налоги (ст. 24 НК РФ);

в) сама по себе уплата суммы налоговой санкции вовсе не освобождает:

— налогоплательщика — от уплаты суммы налога;

— налогового агента — от необходимости перечислить в бюджет удержанную с налогоплательщика сумму (которая ранее перечислена не была);

— и того, и другого — от обязанности уплатить начисленные пени (ст. 75 НК РФ), а также п. 18 Постановления Пленума N 41/9.

В п. 6 комментируемой статьи содержится ряд императивных правил, во многом имеющих характер новеллы и способных внести существенные коррективы в практику деятельности налоговых и судебных органов.

Итак, п. 6 комментируемой статьи указывает, что:

а) виновность налогоплательщика должна быть доказана в предусмотренном федеральным законом порядке;

б) лицо не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Иначе говоря, оно не должно представлять доказательства, приглашать свидетелей, очевидцев, заботиться о наличии алиби и т.п. Действует презумпция невиновности налогоплательщика, и пока не доказано обратное, последний должен считаться невиновным. Абсолютно недопустимы действия не только налоговых органов, но и банков, иных организаций и лиц, исходящие из принципа виновности налогоплательщика и противоречащие указанной презумпции;

в) налоговые органы сами обязаны доказывать:

— обстоятельства, свидетельствующие о совершении правонарушения. Нельзя ставить вопрос о виновности налогоплательщика, пока не будет установлен факт совершения налогового правонарушения;

— виновность налогоплательщика в совершении правонарушения. Другими словами, налоговый орган должен доказать, что налогоплательщик совершил налоговое правонарушение либо умышленно, либо по неосторожности (ст. 110 НК РФ);

г) неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в его пользу. Если нет абсолютной уверенности (основанной на доказанных обстоятельствах и на том, что нарушены вполне конкретные нормы Налогового кодекса) в виновности лица, то всякого рода неясности (например, в содержании актов законодательства о налогах, текстах документов, показаниях свидетелей, заключениях экспертов и т.д.) должны быть истолкованы в пользу налогоплательщика (иного лица). Нельзя также виновность последнего определять по аналогии, исходя из соображений «целесообразности», ложно понятых приоритетов и т.д.;

д) лицу предоставлено право прибегать к помощи аудиторов, юристов, иных специалистов; если они ему укажут на допущенные ошибки, то считается, что лицо их обнаружило самостоятельно. Далее оно может исправить ошибки, допущенные:

— при учете объекта налогообложения (ст. ст. 83 — 85 НК РФ);

— при исчислении налога (ст. ст. 52 — 56 НК РФ);

— при уплате налога (ст. ст. 57, 58 НК РФ).

Если подобные исправления произведены, то нет оснований привлекать его к ответственности за совершение налогового правонарушения;

е) правила п. 6 комментируемой статьи распространяются не только на налогоплательщиков и на налоговых агентов, но также и на иных лиц.

О невозможности привлечения к ответственности за налоговые правонарушения в других случаях см. ст. ст. 109, 111, 113, 115 НК РФ.

Другой комментарий к Ст. 108 Налогового кодекса Российской Федерации

В ранее действовавшей редакции п. 6 комментируемой статьи устанавливалось, что лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, не только пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке, но и пока его виновность не будет установлена вступившим в законную силу решением суда. Однако Федеральным законом от 4 ноября 2005 г. N 137-ФЗ, вступившим в силу с 1 января 2006 г., установлены новые административные процедуры урегулирования налоговых споров, в т.ч. внесены изменения в ст. 114 Кодекса, предусматривающие, что налоговые санкции могут быть взысканы с налогоплательщиков не только в судебном порядке, но и на основании решения руководителя (его заместителя) налогового органа (см. комментарий к ст. 114 Кодекса). Соответственно, Федеральным законом от 4 ноября 2005 г. N 137-ФЗ из п. 6 комментируемой статьи с 1 января 2006 г. также исключено упоминание о необходимости установления виновности лица вступившим в законную силу решением суда.

1. Как следует из п. 1 ст. 108 Кодекса, лицо может быть привлечено к налоговой ответственности только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Кодексом.

Основанием привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения являются нормы Кодекса, устанавливающие налоговую ответственность за те или иные нарушения законодательства о налогах и сборах. Виды налоговых правонарушений и ответственность за их совершение предусмотрены соответствующими статьями гл. 16 Кодекса.

Порядок производства по делу о налоговом правонарушении, совершенном налогоплательщиком, плательщиком сбора или налоговым агентом, установлен ст. 101 Кодекса. При этом согласно п. 6 ст. 101 Кодекса несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований указанной статьи может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом (см. комментарий к ст. 101 Кодекса).

После вынесения решения о привлечении налогоплательщика (иного лица) к ответственности за совершение налогового правонарушения соответствующий налоговый орган согласно п. 1 ст. 104 Кодекса обращается с исковым заявлением в суд о взыскании с лица, привлекаемого к ответственности за совершение налогового правонарушения, налоговой санкции, установленной Кодексом. Порядок рассмотрения дел и исполнение решений о взыскании налоговых санкций определен ст. 105 Кодекса (см. комментарии к ст. 104 и 105 Кодекса).

2. В пункте 2 ст. 108 Кодекса закреплен принцип однократности привлечения лица к налоговой ответственности.

Данный принцип закреплен по аналогии с конституционным положением о том, что никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление (ч. 1 ст. 50 Конституции РФ).

Принцип, закрепленный п. 2 ст. 108 Кодекса, послужил, в частности, основанием к тому, что КС России в Определении от 18 января 2001 г. N 6-О признал положения п. 1 и 3 ст. 120 и п. 1 ст. 122 Кодекса, определяющие недостаточно разграниченные между собой составы налоговых правонарушений, не подлежащими применению одновременно в качестве основания привлечения к ответственности за совершение одних и тех же неправомерных действий (см. комментарий к ст. 120 Кодекса).

3. Согласно п. 3 ст. 108 Кодекса в случае, если деяние, совершенное физическим лицом, содержит признаки состава преступления, то налоговая ответственность не наступает.

В соответствии с п. 3 ст. 32 Кодекса налоговые органы при выявлении обстоятельств, позволяющих предполагать совершение нарушения законодательства о налогах и сборах, содержащего признаки преступления, обязаны в десятидневный срок со дня выявления указанных обстоятельств направить материалы в органы внутренних дел для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (см. комментарий к ст. 32 Кодекса).

Как разъяснено в п. 33 Постановления Пленума ВАС России от 28 февраля 2001 г. N 5 в отношении применения п. 3 комментируемой статьи, налогоплательщик — физическое лицо, освобожденный от уголовной ответственности за деяние, содержащее признаки состава преступления, по нереабилитирующим основаниям, не освобождается от налоговой ответственности, предусмотренной Кодексом, если совершенное им деяние одновременно содержит признаки налогового правонарушения, определенные соответствующей статьей гл. 16 Кодекса.

В соответствии с ч. 2 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 (отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24); отсутствие в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24); отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ (п. 5 ч. 1 ст. 24); отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. 1, 3 — 5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, КС России, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. 1 и 3 — 5 части первой ст. 448 УПК РФ (п. 6 ч. 1 ст. 24)) и п. 1 и 4 — 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27); наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению (п. 4 ч. 1 ст. 27); наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела (п. 5 ч. 1 ст. 27); отказ Государственной Думы в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица (п. 6 ч. 1 ст. 27));

4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27); прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 — 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (п. 2 ч. 1 ст. 27));

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

Согласно п. 2 ст. 115 Кодекса в случае отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела, но при наличии налогового правонарушения срок подачи искового заявления исчисляется со дня получения налоговым органом постановления об отказе в возбуждении или о прекращении уголовного дела (см. комментарий к ст. 115 Кодекса).

4. В соответствии с п. 4 ст. 108 Кодекса привлечение организации к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает ее должностных лиц при наличии соответствующих оснований от административной, уголовной или иной ответственности, предусмотренной законами Российской Федерации.

Пленум ВАС России в п. 34 Постановления от 28 февраля 2001 г. N 5 в отношении применения п. 4 ст. 108 Кодекса разъяснил следующее:

при решении вопроса об ответственности должностных лиц организаций-налогоплательщиков необходимо принимать во внимание, что указанные лица не являются субъектами налоговых правоотношений и не могут быть привлечены к ответственности в соответствии с положениями Кодекса;

названные лица при наличии оснований могут быть привлечены к уголовной или административной ответственности. При этом следует иметь в виду, что круг обязанностей должностных лиц в сфере налогообложения определяется в зависимости от круга обязанностей, возложенных законодательством о налогах и сборах на организации-налогоплательщиков, и не может быть расширен.

Согласно разъяснению, данному в п. 2 Постановления Пленума ВАС России от 27 января 2003 г. N 2 (см. комментарий к ст. 107 Кодекса), привлечение должностных лиц организаций к административной ответственности не исключает привлечения самих организаций к налоговой ответственности, установленной Кодексом.

5. Согласно правовой позиции КС России, выраженной в Постановлении от 15 июля 1999 г. N 11-П, в целях обеспечения выполнения публичной обязанности платить законно установленные налоги и сборы и возмещения ущерба, понесенного казной в результате ее неисполнения, законодатель вправе устанавливать как правовосстановительные, так и штрафные меры принуждения (см. комментарии к ст. 75 и 114 Кодекса).

Соответственно, п. 5 ст. 108 Кодекса установлено, что применение мер наказания не исключает применение правовосстановительных мер:

налогоплательщик, привлеченный к налоговой ответственности, не освобождается от обязанности уплатить причитающиеся суммы налога и пени;

налоговый агент, привлеченный к налоговой ответственности, не освобождается от обязанности перечислить причитающиеся суммы налога и пени.

Необходимо также учитывать следующее разъяснение, данное в п. 18 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России от 11 июня 1999 г. N 41/9:

в силу ст. 106, 108, 109 Кодекса вина является обязательным условием привлечения лица к ответственности за налоговое правонарушение;

в связи с этим необходимо иметь в виду, что освобождение налогоплательщика и налогового агента от ответственности за совершение налогового правонарушения освобождает их только от взыскания штрафов, но не пени, поскольку последняя не является мерой налоговой ответственности (ст. 72 и 75).

6. Пункт 6 ст. 108 Кодекса содержит положения о презумпции невиновности лица, привлекаемого к налоговой ответственности.

Следует отметить, что эти положения закреплены по аналогии с конституционными положениями о презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления. В частности, ст. 49 Конституции РФ установлено следующее:

каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда (ч. 1 ст. 49);

обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 49);

неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49).

В отношении федеральных законов, предусматривающих порядок доказывания виновности лица в совершении налогового правонарушения, следует отметить следующее. Как установлено ст. 105 Кодекса, дела о взыскании налоговых санкций по иску налоговых органов рассматриваются (см. комментарий к ст. 105 Кодекса): по иску к организациям и индивидуальным предпринимателям — арбитражными судами в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством Российской Федерации (п. 1 ст. 105), по иску к физическим лицам, не являющимся индивидуальными предпринимателями, — судами общей юрисдикции в соответствии с гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации (п. 2 ст. 105).

Положению п. 6 ст. 108 Кодекса о том, что лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения, корреспондирует норма ч. 4 ст. 215 АПК РФ, согласно которой обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для взыскания обязательных платежей и санкций, возлагается на заявителя. В ГПК РФ такая норма прямо не прописана.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации 28 июня 2012 года принял новое Постановление, в котором сформировал единую практику применения судами общей юрисдикции по некоторым проблемам, возникавшим в потребительских спорах.

Вышеназванный документ является довольно объемным, и, соответственно, остановимся лишь на нескольких действительно интересных моментах.

1. Постановление наконец-то недвусмысленно разъяснило судам, в чью пользу взыскивается штраф. В законе «О защите прав потребителей» п.6 ст. 13 гласит:

«При удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.»

Кому полагается этот штраф, суды должны были додумать сами. На основании пп. 7 п. 1 ст. 46 Бюджетного Кодекса данный штраф взыскивался судами в муниципальный бюджет.

Теперь же Пленум растолковал действующее законодательство (а по сути, наверное, создал новую норму, поработав за наших избранных депутатов Госдумы) в пользу потребителя. Более того, потребителю даже не надо в суде заявлять об этом, суд обязан автоматически взыскать этот штраф.

«При удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду (пункт 6 статьи 13 Закона).»

Вот теперь-то продавцам (исполнителям) стоит десять раз подумать – стоит ли доводить до суда возникшую конфликтную ситуацию. Теперь в пользу обиженного потребителя будут взысканы помимо основной суммы все неустойки, судебные расходы и штраф в размере 50% от всех этих сумм. При таком раскладе будут ли заключаться мировые соглашения? Если будут, то на каких условиях?

Стоит отметить, что «физические и нравственные страдания» теперь доказывать не нужно. Моральный вред подлежит компенсации только по установленному факту нарушения прав потребителя. А размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости.

2. В пункте 34 Постановления Пленума сделано еще одно великое толкование. А именно, применение судом ст. 333 ГК РФ – право суда по своему внутреннему убеждению снизить размер неустойки (иногда глобально снижали).

Теперь же «Применение статьи 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.»

Следовательно, чтобы снизить размер неустойки, теперь требуется в обязательном порядке заявление ответчика, в котором должны быть указаны обстоятельства недобросовестности истца и исключительной честности ответчика. Если суд сочтет эти обстоятельства весомыми, то допускается снизить размер неустойки. А вот насколько разрешается снижение неустойки – зависит опять же от суда (или требуется дополнительное разъяснение Пленума ВС РФ). Вот теперь посмотрим на изобретательность ответчиков при описании мотивов.

3. Еще один момент, на котором бы хотелось заострить внимание – это уступка требований по кредитным договорам с потребителями, т.е. передача дел от банков коллекторам.

«Разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.»

Таким образом, на сегодняшний день можно признавать любую передачу права взыскания долга коллекторам недействительной, если эта передача не была отдельно оговорена в договоре. Если попали в такую ситуацию, то внимательно читайте договор — и в суд. Но, думаю, банки уже внесли соответствующие изменения в свои договоры. И те, кто сейчас берет кредит, от этого уже государством не защищен.

Подводя итог вышесказанному, посоветую всем внимательно изучить этот документ. Ведь он наряду с законом «О защите прав потребителей» регулирует огромную долю наших правоотношений в реальной жизни. А правами, данными нам государством, нужно уметь пользоваться.

НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО (англ. tax legislation) – совокупность законов о налогах, действующих на территории страны. В Российской Федерации – совокупность федерального законодательства РФ о налогах и сборах, законодательств субъектов Федерации о налогах и сборах, нормативных правовых актов представительных органов местного самоуправления о налогах и сборах, действующих на территории страны. Юридической базой Н.з. России является Конституция РФ, определяющая наиболее общие принципы налогообложения, компетенцию РФ, субъектов Федерации и органов местного самоуправления. Законодательство РФ о налогах и сборах состоит из Налогового кодекса РФ и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и(или) сборах. Кодекс устанавливает систему налогов, взимаемых в федеральный бюджет, а также общие принципы налогообложения и сборов в РФ, в т.ч.: определяет виды налогов и сборов, взимаемых в РФ; устанавливает основания возникновения (изменения, прекращения) и порядок исполнения обязанностей по уплате налогов и (или) сборов; определяет осн. начала установления региональных и местных налогов и сборов; устанавливает права и обязанности налогоплательщиков, налоговых органов и др. участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах; определяет формы и методы налогового контроля; устанавливает ответственность за совершение налоговых правонарушений; устанавливает порядок обжалования действий (бездействия) налоговых органов и их должностных лиц. Действие Кодекса распространяется на отношения по установлению, введению и взиманию сборов в тех случаях, когда это прямо предусмотрено Кодексом. Федеральные налоги и сборы устанавливаются, изменяются или отменяются НК РФ. Законодательство субъектов РФ о налогах и сборах состоит из законов и иных нормативных правовых актов о налогах и(или) сборах, принятых законодательными (представительными) органами власти субъектов РФ в соответствии с Кодексом. Региональные и местные налоги и сборы устанавливаются, изменяются или отменяются соответственно законами субъектов РФ о налогах и(или) сборах и нормативными правовыми актами представит. органов местного самоуправления о налогах и(или) сборах в соответствии с НК РФ. Федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ и исполнительные органы местного самоуправления в предусмотренных законодательством о налогах и сборах случаях издают нормативные правовые акты по вопросам, связанным с налогообложением и сборами, к-рые не могут изменять или дополнять законодательство о налогах и сборах. Законодательство о налогах и сборах регулирует властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов и сборов в РФ, а также отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля и привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения. Каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги и сборы. Законодательство о налогах и сборах основывается на признании всеобщности и равенства налогообложения. При установлении налогов учитывается фактич. способность налогоплательщика к уплате налога исходя из принципа справедливости. Налоги и сборы не могут иметь дискриминационный характер и различно применяться исходя из политич., идеологич., этнич., конфессион. и иных различий между налогоплательщиками. Не допускается устанавливать дифференцир. ставки налогов и сборов, налоговые льготы в зависимости от формы собственности, гражданства физич. лиц или места происхождения капитала. Допускается установление особых видов пошлин либо дифференцир. ставок ввозных таможенных пошлин в зависимости от страны происхождения (назначения) товара в соответствии с НК РФ и таможенным законодательством РФ. Налоги и сборы должны иметь экономич. основание и не могут быть произвольными. Недопустимы налоги и сборы, препятствующие реализации гражданами своих конституционных прав. Не допускается устанавливать налоги и сборы, нарушающие единое экономическое пространство РФ и, в частности, прямо или косвенно ограничивающие свободное перемещение в пределах территории Российской Федерации товаров (работ, услуг) или ден. средств, либо иным способом ограничивать или создавать препятствия законной деятельности налогоплательщика. Ни на кого не может быть возложена обязанность уплачивать налоги и сборы, а также иные взносы и платежи, не предусмотренные НК РФ либо установленные в ином порядке, чем это определено НК РФ. Акты законодательства о налогах и(или) сборах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в какой сумме он должен платить. Все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (плательщика сборов). Акты законодательства о налогах вступают в силу не ранее чем по истечении 1 мес. со дня их официального опубликования и не ранее 1-го числа очередного налогового периода по соответств. налогу, за исключ. отд. случаев, предусмотренных НК РФ. Акты законодательства о сборах вступают в силу не ранее чем по истечении 1 мес. со дня их офиц. опубликования. Федеральные законы, вносящие изменения в Кодекс в части установления новых налогов и(или) сборов, а также акты законодательства о налогах и сборах субъектов РФ и акты представит. органов местного самоуправления, вводящие налоги и(или) сборы, вступают в силу не ранее 1 января года, следующего за годом их принятия. Акты законодательства о налогах и сборах, устанавливающие новые налоги и(или) сборы, повышающие налоговые ставки, устанавливающие или отягчающие ответственность за налоговые правонарушения, устанавливающие новые обязанности или иным образом ухудшающие положение налогоплательщиков или плательщиков сборов, а также иных участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, обратной силы не имеют. Акты законодательства о налогах и сборах, устраняющие или смягчающие ответственность за налоговые правонарушения либо устанавливающие дополнит. гарантии защиты прав налогоплательщиков, плательщиков сборов и иных обязанных лиц, имеют обратную силу. Акты законодательства о налогах и сборах, отменяющие налоги и(или) сборы, снижающие размеры ставок налогов (сборов), устраняющие обязанности налогоплательщиков или плательщиков сборов, а также иных обязанных лиц или иным образом улучшающие их положение, могут иметь обратную силу, если прямо предусматривают это. Акт законодательства о налогах и сборах считается не соответствующим НК РФ, если такой акт: издан органом, не имеющим права издавать подобного рода акты, либо издан с нарушением установл. порядка издания таких актов; отменяет или ограничивает права налогоплательщиков, плательщиков сборов, иных обязанных лиц либо полномочия налоговых органов; изменяет содержание обязанностей участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах; запрещает действия налогоплательщиков, плательщиков сборов, иных обязанных лиц, разреш. Кодексом; запрещает действия налоговых органов и их должностных лиц, разреш. или предпис. Кодексом; разрешает или допускает действия, запрещ. Кодексом; изменяет установл. Кодексом основания, условия, последовательность или порядок действий участников налоговых отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах; изменяет содержание понятий и терминов, определенных в Кодексе, либо использует эти понятия и термины в ином значении, чем они используются в налоговом законодательстве; иным образом противоречит общим началам и(или) буквальному смыслу конкретных положений законодательства. Если международным договором РФ, содержащим положения, касающиеся налогообложения и сборов, установлены иные правила и нормы, чем предусмотренные Кодексом и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами о налогах и(или) сборах, то применяются правила и нормы международных договоров РФ. В случаях, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, Министерство РФ по налогам и сборам и его территориальные обособленные подразделения в пределах своих полномочий утверждают обязательные для налогоплательщиков формы заявлений о постановке на учет в налоговые органы, расчетов по налогам и налоговых деклараций и устанавливают порядок их заполнения. Министерство РФ по налогам и сборам в целях единообразного применения налоговыми органами законодательства о налогах и сборах издает обязательные для них приказы, инструкции и методич. указания. К отношениям по установлению, введению и взиманию таможенных платежей, а также к отношениям, возникающим в процессе осуществления контроля за уплатой таможенных платежей и привлечения к ответственности виновных лиц, законодательство о налогах и сборах не применяется, если иное не предусмотрено Кодексом

Финансово-кредитный энциклопедический словарь. — М.: Финансы и статистика. Под общ. ред. А.Г. Грязновой. 2002.

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *