Отказ от договора

Добрый день!
Налоги и бухгалтерский учет не совсем моя специализация. Поэтому возможно Вам целесообразно дополнительно проконсультироваться на этом сайте у одного из юристов, который специализируется на этой тематике.
Но все же попробую ответить на Ваш вопрос.
1. За налоговым вычетом может обратиться Ваш контрагент, то есть организация, которой Вы предоставили консультационные IT-услуги. Поэтому проблема признания налоговых вычетов должна больше интересовать Вашего контрагента. Налоговые вычеты, связанные с оказанием консультационных услуг, обычно привлекают пристальное внимание налоговых органов, так как могут использоваться для осуществления различных «серых» схем «оптимизации налогов. Это связано с тем, что услуги не имеют материального воплощения и «потребляются» заказчиком сразу после оказания. Поэтому сложно доказать, что услуги на самом деле не оказывались, чем и пользуются «оптимизаторы».
2. Предоставление налоговых вычетов регламентируется в основном ст. ст. 171, 172 части второй НК РФ. Налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на налоговые вычеты. Вычетам подлежат среди прочих суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении услуг на территории Российской Федерации в отношении услуг, признаваемых объектами налогообложения. При этом налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов, то есть затрат, произведенных для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.
3. Налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком услуг, после принятия на учет приобретенных услуг, а также при наличии соответствующих первичных документов.
4. Согласно ст. ст. 158, 159 части первой ГК РФ сделки совершаются устно или в письменной форме (простой или нотариальной). Сделка, для которой законом или соглашением сторон не установлена письменная (простая или нотариальная) форма, может быть совершена устно. Если иное не установлено соглашением сторон, могут совершаться устно все сделки, исполняемые при самом их совершении. В соответствии со ст. 161 ГК РФ сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны совершаться в простой письменной форме. К договорам возмездного оказания услуг применяются общие положения о подряде. Согласно ст. ст. 702-729 ГК РФ, регламентирующим данные правоотношения, для данных договоров не предусмотрена обязательная письменная форма.
Таким образом, следуя букве закона, можно сделать вывод, что если консультационные услуги, предоставленные Вашей организаций контрагенту, не носили пролонгированный во времени характер, а были оказаны непосредственно после заключения устного договора, то необходимость в письменном договоре отпадает.
5. С учетом сложившейся практики, для того того, чтобы наиболее полно обосновать перед контролирующими органами налоговые вычеты, связанные с расходами на консультационные услуги, Вашему контрагенту необходимо иметь следующие документы:
— договор с исполнителем;
— акт оказания услуги, из которого виден состав и характер оказания услуг;
— отчет исполнителя, в котором должна быть указана конкретная информация о проведенных консультациях, предоставленных рекомендациях и выполненных работах, а также приведен расчет стоимости оказанных услуг.
В этом случае вопросы у налоговых органов к Вашему контрагенту с большой долей вероятности отпадут.
Если консультационные услуги предоставляются Вашей организацией часто, возможно стоит разработать документацию в соответствии с вышеуказанными требованиями.
6. Какого-либо отдельного закона, более-менее детально регламентирующего правоотношения в сфере консультационных услуг нет.
Также уточню, что ранее я писал об обязательном заключении договора вообще (и устного, и письменного) вообще. Таких примеров, когда стороны обязаны заключить между собой или устный, или письменный договор очень много. Чтобы было понятно, простой бытовой пример: работник магазина не может отказать Вам в продаже товара, если он стоит на витрине, то есть отказаться от заключения с Вами устного договора купли-продажи.

Полагаю, что отсутствие письменного договора на оказание консультационных услуг вряд ли грозит неприятностями Вашей организации. Проблемы могут возникнуть у Вашего заказчика, если он произведет налоговые вычеты с учетом расходов на оказание консультационных услуг.

1. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

2. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

Комментарий к Ст. 782 ГК РФ

1. В комментируемой статье содержится общее правило, характерное для всех договоров возмездного оказания услуг: договор может быть расторгнут в одностороннем порядке по инициативе любой из сторон. Если от исполнения договора отказывается заказчик, он обязан компенсировать исполнителю лишь фактически понесенные им расходы. Если же договор расторгается по инициативе исполнителя, последний обязан возместить убытки заказчика в полном объеме независимо от того, выражаются ли они в понесенных заказчиком расходах (в реальном ущербе или в упущенной выгоде).

2. По смыслу комментируемой статьи односторонний отказ от договора возможен в любое время: как до, так и в процессе оказания услуги. Само по себе право на односторонний отказ от исполнения договора устанавливается императивно и потому не может быть изменено соглашением сторон. Поэтому если вместо взыскания фактически понесенных расходов либо убытков стороны предусмотрели в договоре неустойку (как способ обеспечения исполнения обязательства в случае досрочного отказа одной из сторон права от договора), то такая неустойка признается ничтожной как ограничивающая право сторон на односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг (Постановление Президиума ВАС РФ от 7 сентября 2010 г. N 2715/10).

3. Если договор возмездного оказания услуг носит публичный характер, отказ от заключения и исполнения публичного договора возмездного оказания услуг не допускается при наличии у исполнителя возможности предоставить потребителю соответствующие услуги (п. 3 ст. 426 ГК). Указанная позиция получила подтверждение применительно к платным медицинским услугам в Определении Конституционного Суда РФ от 6 июня 2002 г. N 115-0 .

———————————
Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. N 1.

Фиксация отказа это отдельная строчка в диалоге ни только с коллекторами, но и с работниками банка. Фиксацией отказа не занимается только ленивый. В данной заметке мы поговорим именно об отказе от оплаты, но на этом все не ограничивается. Прежде чем зафиксировать сам отказ от оплаты, у вас обязательно спросят, что вы действительно отказываетесь от оплаты!? Причем это может быть произнесено с таким возгласом, будто вы предали каноны тайного ордена. Сделано это нарочно, чтобы вы задумавшись на мгновение начали мяться и оправдываться, произнося нечленораздельные фразы: «Я…ккк-то…я…я..не… не отказываюсь, что вы!!!». И все в таком духе. Что можно ответить на эту фразу. Разочарую вас, если вы думаете, что у ответа на эти слова есть юридическое значение. Ответить вы можете все что угодно. Я предпочитаю вариант, что буду платить в законном, цивилизованном, судебном порядке. Правовая безграмотность нашего населения просто удручает. Слово суд для большинства ассоциируется с чем-то сложным, пустым, незаконным, проданным, уголовным и т.п. и т.д. В большей части в этом виновато само государство. Но не все так страшно как рисуют в телевизоре. Суд — это нормальный способ в цивилизованном мире решения спорной ситуации. Он не является чем-то экстравагантным, и когда вам говорят о том, что фиксируют отказ, и этот отказ приведет к суду, это не является с точки зрения цивилизованной страны страшилкой. За едой люди идут в магазин, за топливом едут на заправку, а вот споры они разрешают в суде. Так устроено то общество, которое сейчас называют «цивилизованным». Что же на самом деле означает фиксация отказа? Для вас в юридическом плане это не значит ничего! За чем же тогда нужен факт того, что вы отказываетесь. Как ни странно, но возвращаемся к банальной работе звонящих. У них есть должностная инструкция, и им просто необходимо ее соблюдать, ведь они получают зарплату. Если они получают зарплату, то они должны отчитываться за свою проделанную работу. После разговора с вами у звонящего есть два варианта, которые он может занести в своей отчет в компьютерной программе и написать об этом в «Ваше досье». Первый — ваше обещание, что вы погасите всю задолженность или ее часть сегодня или завтра, выполнив ультиматум банка. Второй — ваш отказ платить. Самое интересное, что причины вашего отказа никому не интересны, что запишет в «Ваше досье» работник банка или коллектор вы не увидите. Вы никоим образом не можете повлиять за ту информацию. Стало быть для вас она никого значения не имеет. Юридически ее значение равно нулю. Звонки после того как зафиксируют ваш отказ от оплаты вам будут все равно поступать. Если вы до фиксации отказа как-то боялись самого отказа, то после того, как вам зафиксируют этот самый отказ в 35-й раз вы поймете, что принцип его такой же как и у крайнего срока для оплаты задолженности. Нет им ни конца ни края. Последнюю точку ставит судебный пристав-исполнитель после вступившего в законную силу решения суда, срок на обжалование которого истек, или решение не подлежит обжалованию. Если вы начнете объяснять, что несогласны с задолженностью, с теми штрафами и той неустойкой, которую вам начисляют, вам предложат идти в банк или письменно обратиться туда. В итоге у вас есть шанс только на два маловероятных момента с банком. Первый — рефинансирование (перекредитование) кредита. Второй — реструктуризация. Если дело совсем будет ненужным для банка, то со временем банк может провести «акцию» и списать ваши пени под ноль. Такое периодически бывает, но вот как там с юридическим оформлением этой «акции» момент до конца не ясный. Вся ваша «задолженность» банку, отображается либо в экселевской файле, что уже смешно, либо в «программе!!!», что тоже не внушает доверия, потому все это можно легко руками исправить. Любая договоренность отличная от условий Договора требует юридически грамотного фиксирования на бумаге, иначе не ровен час, что на «завтра» у вас снова образуется задолженность перед банком, а та сумма, которую вы внесли пойдет на гашение неустойки с нарушением ст.319 ГК РФ. Фиксация отказа для работников банка или коллекторского агентства означает, что на данного клиента нужно надавить. Стандартный подход не сработал, потому необходимо применить еще что-то. Когда «Ваше досье» перейдет к следующему звонящему, то от предыдущего ему достанется краткая аннотация результатов предыдущих бесед с вами. Там может быть указано, что «Связь прервалась», работники сразу говорят, что это клиент бросил трубку. Такое давление на психику призвано поставить вас на место убегающего, прячущегося, боящегося. Должен заметить, крайне часто, если диалог идет долго и не в пользу звонящего работника они и сами не брезгуют бросить трубку. Как вы понимаете, не всегда они там запишут даже «обрыв связи», скорее всего зафиксируют ваш «Отказ». Отказ от оплаты по кредиту означает, что звонки вам будут продолжаться. Увы, банки желают получить прибыль любым способом, потому квалификация звонящих настолько низка порой, что они убеждены, что банковскую тайну можно разглашать родственникам, хотя это абсолютно неверно. Работники банков могут просить помочь заплатить за родственника-заемщика, если он указал вас в договоре как контактное лицо. Любые средства, причем незаконные, будут ими использоваться по телефону. Масса лживых ухищрений используется, чтобы выйти на связь с самим заемщиком, если на его телефоне отвечает законный представитель. Задача банка общаться напрямую с заемщиком, и это связанно ни с тем, что банк свято соблюдает банковскую тайну, это связано с тем, что простого обывателя (безграмотного человека) легче задавить в разговоре глупыми пугалками на подобии уголовной ответственности по 159 статье УК РФ или 177 УК РФ. Можно начать стращать тем, что по вашему месту работы будет произведен выезд работника банка или он приедет по адресу проживания. Кредитная тематика является узкоспециализированной. Я не хочу, чтобы вы думали, что она очень сложная, ничего сложного нет, просто нужно время и желание разобраться досконально в конкретном вопросе! Но сама тематика узкая даже для юристов, поскольку она находится на стыке как бухгалтерии, так и юриспруденции. Обывателю самому без знаний или помощи будет сложно начать отвечать на вопросы звонящих. На него будут пытаться надавить. Чтобы быть уверенным необходимы практические знания, либо теория, которая уже проверена. Пусть у каждого индивидуальный случай, но есть некие общие постулаты и в кредитной тематике. Незнающий человек, застигнутый врасплох как правило начинает оправдываться, суетиться, придумывать как попытаться уйти от ситуации, при этом говоря очень много и необдуманно. Такая «стратегия» крайне неверная, если вы не уверены в том, что сможете ответить, помните, что у вас есть даже в суде право закрепленное в статье 51 Конституции РФ не говорить ничего против себя, и оно действует везде, в том числе и с работниками банка и коллекторами. Более того, по телефону нельзя никого точно идентифицировать, потому что все в юриспруденции всегда закрепляется на бумаге с подписями и печатями, иначе это все пустые звуки, также как фиксация отказа от оплаты.

Гражданский кодекс знает институт расторжения договора и знает институт одностороннего отказа от его исполнения. Определенное сходство (оба обслуживают этап прекращения действия договора, нормы об отказе отсылают к положениям о расторжении) иногда заставляет стороны смешивать их, в результате чего на свет рождаются цивилистические уродцы – продукты межвидового скрещивания: «одностороннее расторжение договора», «расторжение договора в одностороннем порядке» и даже «досрочное немотивированное расторжение договора в одностороннем порядке». Встаёт вопрос об этичности таких экспериментов над гражданско-правовыми институтами, тем более, что их результаты могут попортить немало крови как своим создатиелям, так и ни в чем не повинным практикующим юристам.

Начнем с того, что никакое «одностороннее расторжение договора» невозможно. Он расторгается либо по взаимному согласию сторон, либо судом по инициативе одной из них. Во втором случае инициатива не равна какой-то «односторонности», процесс расторжения не может быть разрешен исключительной волей лица, выступившего с такой инициативой – всегда необходимо посредствующее звено в виде контрагента или суда (было бы странно, если в суд с требованием о расторжении должны были обращаться обе/все стороны договора). Для того, чтобы сторона договора могла своей волей выйти из договора, она должна обладать правом на односторонний отказ от его исполнения, реализуемый путем адресации соответствующего волеизъявления контрагентам.

В большинстве случаев попытки скрестить карася с поросем означают, что стороны пытались установить какой-то льготный (по сравнению с установленным кодексом) односторонний режим выхода из договора, но не смогли адекватно это выразить в тексте договора. Низкому качеству договорной работы способствует, конечно, то обстоятельство, что на уровне среднего бизнеса и ниже она ведется по принципу «давайте поскорее уже все подпишем, а дальше разберемся». Усугубляется это и тем, что такое смешение допускают и законодатель (см. п. 22, ст. 3 Федерального закона № 137-ФЗ от 25.10.2001 г.) и высшие судебные инстанции (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.12.1998 г. № 5848/98; п.4Обзора судебной практики Верховного суда РФ № 1 (2016).

В этой связи ключевым является вопрос квалификации судами всех этих сложносочиненных конструкций. Зачастую формулировка «может быть расторгнут досрочно в одностороннем порядке» (сопровождаемая при этом ссылкой на «уведомление о расторжении договора») собственно и означает, что стороны имели в виду односторонний отказ от исполнения договора. Не устанавливая никаких дополнительных требований, кроме направления «уведомления об одностороннем расторжении договора» такие условия полностьюсоответствуют описанию одностороннего отказа, которое дал Президиум ВАС РФ в Постановлении от 09 сентября 2008 г. № 5782/08:

«Для одностороннего отказа от исполнения договора, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, достаточно самого факта указания в законе или соглашении сторон на возможность одностороннего отказа».

И именно так квалифицировал договорное условие Президиум ВАС РФ в Постановлении от 16 февраля 2010 г. № 13057/09:

«Исходя из пункта 6.2 договора аренды его действие может быть прекращено до истечения, указанного в пункте 6.1 срока в случае, предусмотренном пунктом 2.4.3 договора, а также односторонним расторжением договора.

Поэтому суды первой и апелляционной инстанций обоснованно пришли к выводу о наличии в договоре аренды условия о возможности его досрочного расторжения по требованию арендодателя.

Так как для одностороннего отказа от исполнения договора (одностороннего расторжения договора) достаточно самого факта указания об этом в соглашении сторон, оснований считать действия управления по внесению в государственной реестр записи о расторжении договора аренды незаконными не имелось».

Однако, возможна и иная квалификация таких договорных условий, особенно в случаях, когда «одностороннее расторжение договора» сопровождается условиями, характерными именно для института расторжения договора. Скорее всего воля и в этом случае была направлена на то, чтобы лицо имело возможность выхода из договора в одностороннем порядке, но она похоронена под таким толстым слоем волеизъявления, что реконструировать ее не представляется возможным. В этой связи представляют интерес дело о «немотивированном расторжении», рассмотренное СКЭС ВС РФ (Определение Верховного Суда РФ от 21.08.2015 N 310-ЭС15-4004 по делу № А08-7981/2013).

В данном споре стороны, установив в одном из пунктов долгосрочного договора аренды основания для его расторжения в судебном порядке, в другом пункте предусмотрели, что в случае досрочного расторжения договора по иным основаниям, стороны обязаны письменно предупредить о предстоящем расторжении заблаговременно за один год до расторжения. Что имелось в виду? Скорее всего, что от договора можно отказаться, но такой отказ будет иметь силу только спустя год, после того, как будет заявлен. Собственно, предоставление такого большого льготного срока (в четыре раза большего, чем срок уведомления о выходе из договора, заключенного на неопределенный срок, установленный пунктом 2, ст. 610 ГК РФ) может свидетельствовать о намерении сторон предоставить гарантии для контрагента, отказывающейся от договора стороны (либо для того, чтобы в обычном режиме подыскать нового арендатора, либо для того, чтобы найти новые помещения). Если бы стороны предполагали, что в данном случае будет действовать обычная процедура расторжения, никаких разумных причин устанавливать столь длительный срок у них не имелось. Однако выражено это намерение было столь несовершенно, что суд истолковал данное положение именно как устанавливающее дополнительный порядок расторжения договора, отказав в иске со ссылкой на несогласование сторонами дополнительных оснований.

Аналогичные условия договора стали предметом рассмотрения Президиумом Высшего Арбитражного суда в Постановлении от 20 октября 2011 г. N 9615/11. В соответствии с условием договора арендатор был вправе потребовать досрочного расторжения договора при условии предупреждения арендодателя не менее чем за 90 дней, при условии соблюдения им обязательств по внесению арендной платы и возмещению расходов арендодателя по оплате коммунальных и эксплуатационных услуг. Суд первой инстанции посчитал, что сторонами предусмотрен односторонний отказ арендатора от исполнения договора. ВАС РФ нижестоящий суд поправил:

«Согласно пункту 2 статьи 450 Кодекса по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда в случаях, указанных в договоре.

Пункт 7.5 договора аренды предусматривает право арендатора потребовать досрочного расторжения договора, но не право расторгнуть договор в одностороннем порядке применительно к пункту 3 статьи 450 Кодекса.

Поскольку арендодатель отказался от расторжения договора, и соответствующее соглашение между сторонами не достигнуто, у арендатора возникло право требовать расторжения договора в судебном порядке. Данным правом арендатор воспользовался, предъявив встречный иск по настоящему делу.

Как установлено судом первой инстанции, арендатор выполнил все условия пункта 7.5 договора аренды, арендодатель был заранее предупрежден о намерении арендатора прекратить арендные отношения в связи с прекращением деятельности филиала учреждения, однако арендодатель не привел арендатору разумных причин для отказа в расторжении договора».

Здесь как видим также использована не совсем корректный оборот — «право расторгнуть договор в одностороннем порядке» — но не в этом суть. В случае, когда смешаны элементы расторжения и односторонего отказа от него никто не может быть застрахован от того или иного истолкования таких условий. Характерно, что при толковании, которое выбрал Президиум ВАС, правомочие лица своей волей прекратить договорные отношения также остается односторонним, просто его сопровождает процедурная надстройка споровождающая расторжение договора. Роль суда при такой трактовке договорных условий сводится к удостоверению своевременного одностороннего волеизъявления лица, по сути суд выполняет функции нотариуса: тогда-то тогда-то сделано уведомление, следовательно договор должен быть расторгнут. Зачем же удваивать сущности, если механизм одностороннего выхода из договора уже установлен и урегулирован.

Договорные условия должны уважаться, какие бы невероятные условия стороны не согласовали, это аксиома. Но гарантий того, что металлоискатель на входе в суд зафиксирует бритву Оккама, проносимую в портфеле какого-нибудь начитанного юриста, нет, как нет и гарантии, того что препарированный с ее помощью договор сохранит баланс интересов заключивших его сторон (что условия о расторжении не будут истолкованы как односторонний отказа, либо наоборот). Гарантией является отметка «не содержит ГМО», стоящая на договоре. Ясность мысли залог ясности изложения.

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *