Сделка с заинтересованностью

1. Сделки (в том числе заем, кредит, залог, поручительство), в совершении которых имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе управляющей организации или управляющего, члена коллегиального исполнительного органа общества или акционера общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества, а также лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания, совершаются обществом в соответствии с положениями настоящей главы.

Указанные лица признаются заинтересованными в совершении обществом сделки в случаях, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица:

являются стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке;

владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке;

занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица;

в иных случаях, определенных уставом общества.

2. Положения настоящей главы не применяются:

к обществам, состоящим из одного акционера, который одновременно осуществляет функции единоличного исполнительного органа;

к сделкам, в совершении которых заинтересованы все акционеры общества;

при осуществлении преимущественного права приобретения размещаемых обществом акций и эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции, а также при размещении обществом путем открытой подписки облигаций, не конвертируемых в акции;

при приобретении и выкупе обществом его акций или облигаций;

при реорганизации общества в форме слияния (присоединения) обществ;

к сделкам, совершение которых обязательно для общества в соответствии с федеральными законами и (или) иными правовыми актами Российской Федерации и расчеты по которым производятся по ценам, определенным в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, или по ценам и тарифам, установленным уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти;

к сделкам, совершение которых осуществляется в соответствии с пунктами 6 — 8 статьи 8 Федерального закона от 26 марта 2003 года N 35-ФЗ «Об электроэнергетике».

Установленной формы для таких уверений нет. Заказчики имеют право ставить такое условие, однако требования к предъявляемой документации должны быть одинаковыми для всех участников конкурса.

№ ___________
От ___________.

Уведомление

Настоящим уведомляю, что по состоянию на ____________г. в совершении договора закупки между » » и » » отсутствуют признаки заинтересованности, предусмотренные ст.81 ФЗ №208-ФЗ «Об акционерных обществах»/ ст.22 ФЗ «О государственных и муниципальных предприятиях»/ ст. 45 ФЗ ФЗ№14ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» / (укажите норму закона в в соответствии с видом юридического лица).

В настоящий момент:

— общество не находится в стадии ликвидации и реорганизации или в состоянии банкротства;

Не является:

— дочерним хозяйственным обществом, в уставном капитале которого более 50% долей в совокупности принадлежит следующим юридическим лицам: государственным корпорация и компаниям субъектам естественных монополий, организациям, осуществляющим регулируемые виды деятельности в сфере электроснабжения, газоснабжения, теплоснабжения, водоснабжения, водоотведения, очистки сточных вод, утилизации (захоронения) твердых бытовых отходов, государственным и муниципальным предприятиям, автономным учреждениям, а также хозяйственным обществам, в уставном капитале которых доля участия Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в совокупности превышает 50%;

— дочерним хозяйственным обществом, в уставном капитале которого более 50% долей в совокупности принадлежит указанным дочерним хозяйственным обществам.

Данную справку должен подписывать генеральный директор организации, необходимо указать дату и поставить печать.

01 января 2017 года вступили в силу новые правила одобрения и совершения сделок с заинтересованностью.

Важнейшими изменениями, на мой взгляд, являются следующие:

1. Изменение круга лиц, признаваемых заинтересованными в совершении сделки.

2. Изменение оснований признания лиц заинтересованными в совершении сделки.

3. Изменение оснований, исключающих применение правил о сделках с заинтересованностью (исключений из правил о сделках с заинтересованностью).

4. Изменение порядка и предназначения согласия на совершение сделок с заинтересованностью.

Применив данные правила к конкретным ситуациям и сравнивая их с ранее действовавшими правилами, я пришел к некоторым интересным выводам, которыми хотел бы поделиться. Так как правила о сделках с заинтересованностью обществ с ограниченной ответственностью и акционерных обществ в целом аналогичны, то свои выводы я буду подкреплять только ссылками на федеральный закон «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 № 208-ФЗ (далее – Закон). Также хочу оговориться, что для краткости я вместо предусмотренных законодателем терминов «предварительное согласие» и «последующее одобрение» буду использовать единый термин «одобрение сделки».

Итак, вот мои выводы:

1. С 01 января 2017 года заинтересованными в совершении сделки признаются контролирующие лица, а не акционеры. В силу прямого указания Закона заинтересованными могут быть лица, контролирующие общество как прямо, так и косвенно. Контролирующим же является лицо, владеющее более чем 50 процентов голосов в высшем органе управления. В дальнейшем (например, в п. 4 ст. 83 Закона) Закон также использует термин «акционер, заинтересованный/ не заинтересованный в совершении сделки». Так как никакого специального определения заинтересованного акционера Закон не содержит, приходится признать, что заинтересованным является акционер, владеющий более чем 50 процентами голосующих акций, т.е. порог участия, необходимый для признания акционера заинтересованным, повышен в 2,5 раза. Также необходимо отметить исключение из Закона признака аффилированности (как одного из признаков «заинтересованности»), что исключает возможность «коллективного» владения необходимым количеством голосующих акций. Таким образом, контролирующим, а как следствие и заинтересованным в свершении сделки, может быть только один акционер — владеющий более чем 50 процентами голосующих акций. Следовательно, акционер, единолично владеющий менее чем 50 процентами акций (например – 50 процентов минус одна акция) в принципе не может признаваться заинтересованным.

Более того, из этого вывода следует ещё один — в акционерном обществе может вообще не быть заинтересованных акционеров. Так, формально не будут заинтересованными при совершении сделки с обществом аффилированные акционеры с долями участия 40, 30 и 30 процентов. Дополнительную информацию к размышлению даёт норма п. 2 ст. 5 федерального закона от 29.04.2008 N 57-ФЗ, предусматривающая возможность признать контролирующим лицо, владеющее менее чем 50 процентов голосов, что, на мой взгляд, более соответствует природе контроля. Например, Закон не позволяет признавать заинтересованным акционера, владеющего 40 процентами голосов, если второму крупному акционеру принадлежит 30 процентов голосов, а оставшиеся 30 процентов распределены между, например, пятьюдесятью тысячами акционеров-физических лиц, не участвующих в собраниях акционеров. В такой ситуации 40 процентов голосов достаточно для единоличного проведения своих решений на собраниях акционеров, но при этом остальные акционеры лишены возможности защитить свои интересы от возможных злоупотреблений крупнейшего акционера через институт сделок с заинтересованностью.

2. Согласно измененной редакции п. 1 ст. 81 Закона лица, способные быть заинтересованными, признаются таковыми в случае, если они (члены их семьи, подконтрольные им лица) являются, контролируют или занимают должности в органах управления стороны, выгодоприобретателя, посредника, представителя в сделке. Новеллой в данной норме является требование нахождения стороны и т.д. под контролем заинтересованного лица, т.е. линия контроля для целей признания лица заинтересованным рассматривается исключительно «вниз», от контролирующего лица к подконтрольному и не иначе. Такая конструкция порождает вопрос, а является ли акционер заинтересованным в совершении сделки, если ее стороной является общество, контролирующее акционера («бабушка» общества)? Если исходить из буквального смысла Закона, то нет, такой контролирующий акционер не является заинтересованным и может голосовать за одобрение сделки.

Можно «усугубить» ситуацию и предложить в качестве стороны в сделке организацию, которая имеет общего генерального директора с организацией, являющейся контролирующим акционером. Конфликт интересов в такой ситуации налицо, но новая редакция Закона, в отличие от прежних норм Закона, не позволяет квалифицировать такую сделку, как сделку с заинтересованностью и, тем самым, защитить интересы организации и её миноритарных акционеров. Интересная ситуация возникает, если стороной в сделке оказывается контролирующее лицо, обладающее косвенным контролем. Предположим, в обществе 3 аффилированных акционера, владеющие 40, 30 и 20 процентами голосов и ещё 10 процентов принадлежит стороннему лицу. Аффилированные акционеры на 99 процентов контролируются одним лицом, 100-процентная дочерняя компания которого выступает стороной в сделке. Заинтересованным в такой сделке будет косвенно контролирующее лицо, а решение об одобрении будут принимать незаинтересованные акционеры, в том числе полностью подконтрольные заинтересованному лицу.

Кроме того, исключение признака аффилированности и замена его на признак контроля, понимаемого как владение голосами в высшем органе управления организации, выводит из-под квалификации в качестве сделок с заинтересованностью сделки с большим количеством физических лиц, являющихся аффилированными обществу или его контролирующим акционерам и сделки с которыми ранее признавались сделками с заинтересованностью – например, сделки с генеральными директорами аффилированных («сестринских», «дочерних») организаций. Так, нет заинтересованности в сделке, стороной в которой является генеральный директор единственного акционера, а в случае вынесения такой сделки на рассмотрение единственного акционера (например, как крупная сделка) такой генеральный директор, действуя от имени своего работодателя, будет единолично рассматривать вопрос о совершении 100 процентной дочкой своего работодателя сделки с самим собой.

Таким образом исключение признака аффилированности и замена его на признак наличия контроля резко сузило круг сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, в том числе оставляя без контроля сделки, при совершении которых есть очевидный конфликт интересов.

3. Важным элементом применения правил о сделках с заинтересованностью являются исключения — п. 2 ст. 81 Закона. Новая редакция данного пункта расширяет перечень исключений (было 9, стало 12), трансформируя часть существовавших ранее. На одном из таких исключений я и хотел бы остановиться. Пп. 3 п. 2 новой редакции и абзац 3 п. 2 прежней редакции ст. 81 Закона предусматривают освобождение от одобрения сделок, в совершении которых заинтересованы все акционеры, но с одним важным дополнением в новой редакции – при отсутствии иных заинтересованных лиц. Данная норма имела большое значение для холдинговых структур, совершавших многочисленные «внутренние» сделки, и такое изменение существенно изменило ситуацию.

Предположим, что существует производственный холдинг, включающий 14 производственных организаций, на 100 процентов контролируемых 15-й холдинговой организацией, в свою очередь принадлежащей различным конечным собственникам. 14 производственных организаций представляют из себя производственный комплекс полного цикла, который самостоятельно выполняет все этапы производства и реализации конечной продукции, начиная с разработки продукта и производства полуфабрикатов и заканчивая реализацией продукции конечным потребителям и постпродажным обслуживанием. Во всех производственных организациях есть Советы директоров из 5 членов: 2 представителей акционера (общих для всех организаций, и, как следствие, заинтересованных при совершении «внутренних» сделок) и 3 индивидуальных для каждой организации. Производственные организации совершают между собой постоянные сделки, опосредующие движение товара в рамках производственной цепочки.

Прежняя редакция п. 2 ст. 81 Закона позволяла при квалификации таких «внутренних» сделок ограничиться установлением очевидной заинтересованности единственного акционера и тем самым снять вопрос квалификации и одобрения «внутренних» сделок в качестве сделок с заинтересованностью. С 01 января 2017 года ситуация изменилась. Анализируемая норма была дополнена требованием отсутствия иных заинтересованных лиц, что сразу вывело «внутренние» сделки придуманного мною производственного холдинга из-под действия исключения (по причине наличия заинтересованности членов Совета директоров). Дополнительные исключения, содержащиеся в п. 2 (например, пп. 1, 2, 12) ст. 81 Закона не спасают в силу их специфичности. Так, пп. 1 распространяется на ситуацию, при которой общество совершает на аналогичных условиях как сделки, не являющиеся сделками с заинтересованностью так и сделки с заинтересованностью. Следовательно, при отсутствии «внешних» сделок нет и оснований для применения данного пункта к «внутренним» сделкам. Таким же исключительным случаем является совпадение в одном лице единоличного исполнительного органа и единственного акционера (пп.2), а также применение порога цены сделки (0,1 процента балансовой стоимости активов — пп.12). Аналогичные последствия (квалификация всех «внутренних» сделок холдинга как сделок с заинтересованностью) наступают в случае наличия заинтересованности косвенно контролирующего лица или в случае более сложной структуры холдинга. Например, если в предложенном мною условном производственном холдинге исключить все советы директоров, но при этом сосредоточить более чем 50 процентов голосующих акций 15-й холдинговой организации в одних руках (или даже все 100 процентов в руках членов одной семьи), то результат, в части квалификации сделок с заинтересованностью, будет аналогичным. А при структурировании холдинга так, чтобы в его структуре образовались «субхолдинги» (т.е., проще говоря, появились «бабушки» и «внучки») уйти от квалификации всех «внутренних» сделок как сделок с заинтересованностью не помогут уже никакие хитрости.

4. Проводя реформу сделок с заинтересованностью законодатель поменял правила, касающиеся необходимости одобрения сделок с заинтересованностью. Начиная с 01 января 2017 года о грядущем совершении сделки должны быть уведомлены члены коллегиальных органов управления, а в определенных случаях ещё и акционеры, причем в порядке, предусмотренном для уведомления о проведении собрания акционеров (п. 1.1. ст. 81). Генеральный директор, члены коллегиальных органов или акционер, владеющий 1 процентом акций, вправе потребовать одобрения сделки компетентным органом, причем предварительное одобрение сделки необязательно (п. 1 ст. 83 Закона). При этом, Закон прямо предусматривает возможность одобрения сделки с заинтересованностью заинтересованными в её совершении акционерами (п. 4.1 ст. 83 Закона).

Что можно сказать по этому поводу?

Следует отметить, что необходимо крайне осторожно воспринимать нововведение об отказе от обязательного предварительного согласия на совершение сделки. Если отбросить формальное замечание о том, что отмена предварительного согласия не означает отсутствие необходимости одобрения сделки вообще, то из анализа оснований недействительности (абз. 2 п. 1 ст. 84 Закона) можно сделать вывод о возможном предназначении такого одобрения. Закон достаточно двусмысленно формулирует основания недействительности сделок с заинтересованностью: с одной стороны, в Законе содержится прямая отсылка к п. 2 ст. 174 ГК, предусматривающей два основания недействительности (ущерб и осведомленность об этом контрагента, либо только прямой сговор сторон о действии в ущерб интересам общества), а с другой стороны Закон формулирует ещё два специальных основания недействительности именно сделок с заинтересованностью: ущерб и знание контрагента о заинтересованности в совершении сделки, либо ущерб и отсутствие одобрения. При этом в силу п. 1.1. ст. 84 Закона отсутствие одобрения и непредставление информации по абз. 1 п. 1 ст. 84 Закона влечет презумпцию наличия ущерба.

Статья 82 Закона делает сомнительной неосведомленность контрагента об отсутствии заинтересованности в совершении сделки, что приводит к зависимости судьбы сделки от формальных действий: предоставления информации и одобрения. Если принять во внимание чрезвычайно широкую формулировку абз. 1 п. 1 ст. 84 (текст нормы дает право запрашивать фактически неограниченный объем информации, фантазия может быть ограничена только через ст. 10 ГК), то одобрение сделки (любое) становится едва ли не единственным средством защиты сделки от оспаривания её по формальным основаниям. С другой стороны, наличие одобрения сделки с заинтересованностью также не лишает заинтересованных лиц права доказывать наличие ущерба интересам общества и оспаривать сделку в том числе по основаниям п. 2 ст. 174 ГК, что низводит одобрение сделки на уровень процессуального инструмента перераспределения бремени доказывания.

Подводя итог всему вышесказанному, хочу признаться, что меня не покидает ощущение ошибочности и неправильности моих рассуждений и выводов. Собственно говоря, данная заметка написана в надежде, что кто- нибудь укажет мне на мои упущения и докажет ошибочность моего анализа. Если же я всё- таки окажусь прав (чего я искренне страшусь), то как мне кажется, всем связанным с квалификацией и одобрением сделок с заинтересованностью не останется другого выхода, кроме как обратиться к двум новеллам законодателя: п. 8 ст. 83 и абз. 4 п. 2 ст. 69 Закона. Первая новелла позволяет предусмотреть в уставе неприменение правил о сделках с заинтересованностью к конкретному обществу, а вторая — самостоятельно сформулировать признаки и порядок одобрения экстраординарных сделок, в которых присутствует конфликт интересов, соответствующий интересам конкретного общества.

Вот, собственно говоря, и всё, что я хотел сказать по этому поводу.

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *