Спор о праве — что это?

Законодатель не дает определения такого понятия, как «спор о праве». Анализируя теоретические предпосылки исследования понятия «спор о праве», Н.Н.Тарусина определяет спор о праве как противоречие, конфликт.

Спор о праве — это любой спор о факте или о праве, от которого зависит реализация материального права заявителя, разногласия субъектов по поводу своих прав и обязанностей

Частью 3 ст. 247 сформулировано положение, дополнительно характеризующее правовую природу дел, возникающих из публично-правовых отношений. В тексте данной статьи правоотношения, по поводу которых заявитель обращается в суд, противопоставляются спору о праве. Таким образом, общая концепция КПК исходит из того, что при рассмотрении дел, возникающих из публично-правовых отношений, суд не рассматривает спор о праве, а осуществляет проверку законности обжалуемых актов или действий. Если же на стадии возбуждения дела будет установлено, что имеет место спор о праве гражданском, семейном, жилищном, трудовом и т.д., подведомственный суду в соответствии с ч. 1 ст. 22 КПК и относящийся к подсудности данного суда, судья оставляет заявление без движения, предоставляя заявителю возможность переоформить обращение в порядке, установленном для подачи исковых заявлений.

Смена фамилии

После смерти Фаины Почуевской* ее дочь Нина* обратилась с заявлением о принятии наследства, а сын Аркадий* – с бумагой об отказе от наследства. Оказалось, в свидетельствах об их рождении матерью указана Фаина Кареева*, а других документов, бесспорно подтверждающих факт родства, нет. Поэтому нотариус отказался выдавать Нине свидетельство о праве на наследство по закону. Тогда Аркадий и Нина обратились в суд с заявлением об установлении факта родственных отношений между ними и умершей.

Дело № 5-КГ19-8

ЗАЯВИТЕЛИ: Нина и Аркадий Почуевские*

СУТЬ СПОРА: Заявлением об установлении факта родственных отношений

РЕШЕНИЕ: Апелляционное определение отменить, оставить в силе решение суда первой инстанции

Измайловский районный суд г. Москвы установил, что мать заявителей после регистрации брака фамилию не сменила, но сделала это позже и в 1951 году встала на учет по месту жительства как Почуевская. Согласно объяснениям, заявители приходятся друг другу родными братом и сестрой, а Фаина Почуевская, указанная в их свидетельствах о рождении как Кареева*, – матерью. Поэтому суд первой инстанции удовлетворил заявление.

Московский городской суд прислушался к возражениям Департамента городского имущества г. Москвы, который настаивал, что между заявителями имеется спор о праве на наследство в виде квартиры. Суд пришел к выводу, что дело подлежит рассмотрению и разрешению в порядке искового производства. Поэтому апелляция отменила решение суда первой инстанции и оставила без рассмотрения заявление об установлении факта родственных отношений.

Верховный суд изучил представленные заявителями документы, из которых видно, что умершая никогда не владела спорным жильем: после приватизации 1/3 квартиры досталась Нине, 1/3 – Аркадию, 1/3 – их родственнику. Какой-либо спор о праве на наследственное имущество в виде квартиры отсутствует. Поэтому, по мнению ВС, оснований для отмены решения суда первой инстанции нет. ВС отменил апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам и оставил в силе решение суда первой инстанции (№ 5-КГ19-8).

Мнение экспертов: помешало смешение терминов

Член Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Совета Федерации Евгений Корчаго рассказал: к документам, бесспорно устанавливающим родство, можно отнести свидетельство о рождении с указанием в качестве родителей наследодателя либо решение суда, устанавливающее отцовство (материнство) в отношении наследника и наследодателя. При отсутствии документов, бесспорно подтверждающих родство, нотариус отказывает в выдаче свидетельства о наследстве по закону. Отказ нотариуса может быть обжалован в суде. При этом установить наличие родственных связей можно даже после смерти гражданина, но только если отсутствует спор о праве и при этом иным способом родство подтвердить нельзя.

Смешение понятий «установление факта, от которого зависит установление, изменение или прекращение имущественных прав», и «спор о праве» привело к существенному нарушению норм материального права, на что и обратил внимание ВС.

Наталья Бокова, адвокат, партнёр АБ Казаков и партнеры Казаков и партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика 17 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 26-28 место По количеству юристов 29 место По выручке Профайл компании ×

Старший юрист отдела коммерческой практики ЮБ Падва и Эпштейн Падва и Эпштейн Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) 30-31 место По количеству юристов × Маргарита Сидорова отметила, что в рассмотренном деле установление факта родственных отношений с наследодателем не связано со спором о включении имущества в наследственную массу. «Удивляет позиция апелляции, которая, видимо, сводилась к бездоказательной вере утверждениям Департамента городского имущества. Заявители из-за ошибки суда апелляционной инстанции фактически лишились права на рассмотрение дела. Остается только сожалеть, что подобная ошибка не была исправлена нижестоящим судом», – считает юрист АБ Казаков и партнеры Казаков и партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика 17 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 26-28 место По количеству юристов 29 место По выручке Профайл компании × Елена Муратова.

«На практике такие заявления встречаются довольно часто, но особых проблем они не вызывают: факт родственных отношений подтверждается документами и свидетельскими показаниями», – сообщил юрист компании BMS Law Firm BMS Law Firm Федеральный рейтинг × Владимир Шалаев. Противоположное мнение высказал директор департамента частного обслуживания «3В Консалтинг» Рустам Исмайлов: «В таких делах судьи часто заявляют, что имеется спор о праве собственности, чтобы изменить территориальную подсудность или увеличить размер госпошлины, хотя такого требования вообще не заявляется. В результате приходится либо обжаловать определение суда, либо доплачивать госпошлину».

А доцент департамента правового регулирования экономической деятельности Финуниверситета при Правительстве, к. ю. н. Наталья Залюбовская считает, что дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, являются наиболее распространенными из дел особого производства. Если установление родственных отношений непосредственно затрагивает права города Москвы, который претендует на недвижимость как на выморочное имущество, суды отказывают в рассмотрении дел, заявила Залюбовская.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

В основе рассмотрения дел в порядке особого производства, в отличие от дел, возникающих из публичных правоотношений и дел искового производства, отсутствует спор о праве и лежит необходимость защиты охраняемых законом интересов.

Целью особого производства направлена не на разрешение спора о праве, а на устранение имеющихся различных обстоятельств, действий или событий неопределённости.

В структуре права, кроме прав есть ещё и охраняемые законом интересы, которые заключаются в том, чтобы получить обусловленное состояние, либо признать недееспособность или дееспособность гражданина.

Тут интерес, который обязан пройти через суд для того, чтобы потом возможно было осуществить свои права.

Отсутствие спора о праве, подведомственного судам общей юрисдикции, а так же отсутствие сторон в особом производстве, позволяет выделить ряд общих процессуальных особенностей, характеризующих порядок рассмотрения таких дел.

В делах особого производства возможно наличие спора о факте, который обязывает к судебному подтверждению, поскольку не всегда является очевидным устанавливаемый судом факт и в отношении его существования имеются противоречивые суждения. Во всех схожих случаях суд обязан удостовериться в существовании фактов путём проверки и сопоставления имеющихся доказательств, раскрытия противоречий в суждениях заинтересованных лиц.

При оспаривании родственных отношений – это является оспаривание факта, такой спор о факте, который не влечёт спора о праве, возможен в особом производстве.

Спор о факте влияет лишь на обязанность в доказывании. Стороны, настаивающие на отсутствие факта, должны доказывать его отсутствие, а те, кто утверждают его наличие – что он существует. Спор о праве имеет место, когда правовое положение постороннего лица противоречит заявленному заявителем требованию. При этом объясняется, что наличие спора о факте не препятствует рассмотрению дела в порядке особого производства.

Поскольку возбуждение дела в порядке особого производства осуществляется путём подачи заявления, то отсутствуют и процессуальные институты, неразрывно связанные с иском.

Отсутствие сторон и правового спора в особом производстве делает невозможным предъявление встречного иска, признание иска, обращение в третейский суд, изменение основания или предмета иска, заключение мирового соглашения, замену сторон и т.д. В то же время не исключается возможность совместного обращения к суду нескольких лиц, связанных общими интересами.

В особом производстве отсутствуют стороны с противоположными интересами. Поскольку в особом производстве нет спора о праве, то по делам данного вида судопроизводства отсутствуют стороны, такие как истец, ответчик и третьи лица. К сторонам в особом производстве относят заявителей и заинтересованных лиц (субъекты которые могут привлекаться).

При возникновении спора о праве, подведомственному суду, в процессе рассмотрения дел в порядке особого производства, судья должен оставить заявление без рассмотрения и разъяснить заинтересованным лицам их право предъявить иск на общих основаниях. Исключением являются дела о признании недееспособным, об ограничении дееспособности гражданина, или ограничении (лишении) несовершеннолетнего права распоряжаться своими доходами, поскольку изначально необходимо определить правовой статус гражданина, а уже потом разрешать спор о субъективном материальном праве.

И так, отметим то, что особым производством является вид гражданского судопроизводства, отличающийся от искового отсутствием спора о праве и, как следствие этого, отсутствием спорящих сторон с противоположными юридическими интересами. Особое производство характеризуется как неисковое, одностороннее производство. В данном виде судопроизводства отсутствует истец и ответчик, есть заявитель и заинтересованные лица. Нет в особом производстве и материально-правового спора.

М.А. РОЖКОВА
Рожкова Марина Александровна — ведущий научный сотрудник ИЗиСП, кандидат юридических наук.
Понятие спора о праве вызывает интерес современных исследователей, однако до сих пор в отношении правовой природы спора о праве гражданском нет единого мнения . Одни ученые считают, что спор о праве представляет собой материально-правовую категорию, другие придерживаются мнения о его процессуальной природе, третьи говорят о существовании двух самостоятельных понятий спора о праве в материальном и процессуальном смыслах.
———————————
См., например: Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М.: ВЮЗИ, 1950. С. 69; Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М.: Юридическая литература, 1966. С. 6 — 7; Чечот Д.М. Иск и исковые формы защиты права // Правоведение. 1969. N 4. С. 74 — 75; Матиевский М.Д. Спор о праве в советском гражданском процессе: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1978.
В дореволюционной литературе и судебной практике спору о праве гражданском вначале придавался субъективный характер, то есть под спором о праве понималось субъективное отношение сторон к своим правам и обязанностям, субъективное мнение сторон об их праве. Позднее под спором о праве стали понимать объективное состояние права (в правоотношении), когда оно нуждалось в принудительном осуществлении или защите. В связи с этим, в частности, В.Л. Исаченко отмечает, что «под именем спора о праве не следует понимать простое разномыслие двух лиц о каком-либо юридическом вопросе; спором о праве гражданском называется такой спор, когда одно лицо, оспаривая право другого, присваивает его себе. Только в этом последнем случае каждый из спорящих вправе обратиться к суду и требовать его содействия» .
———————————
Исаченко В.Л. Русское гражданское судопроизводство: Практическое руководство для студентов и начинающих юристов. Т. 1. Пг., 1915. С. 1.
Прежде всего отметим, что умозаключение об исключительно процессуальной природе понятия спора о праве неверно по причине допустимости досудебного урегулирования спора о праве гражданском самими спорящими сторонами. Иными словами, возможность сторон ликвидировать спор о праве гражданском до начала судебной процедуры опровергает мнение относительно спора о праве как процессуальной категории, поскольку спор о праве может возникать, существовать и оканчиваться вне судебного процесса.
Спор о праве гражданском образует совокупность действий (в некоторых случаях и бездействия) сторон гражданского правоотношения при условии их совершения в строго определенном порядке и вместе взятых. Спор о праве представляет собой сложный юридический состав, который порождает правовые последствия только в случае наличия совокупности определенных юридических фактов при условии их возникновения в обусловленном порядке, а именно:
1) нарушение или оспаривание субъективных прав лица (субъекта защиты) другим конкретным лицом (нарушителем);
2) предъявление субъектом защиты требования к нарушителю об определенном поведении;
3) неисполнение нарушителем требования субъекта защиты.
Рассмотрим подробнее каждый из юридических фактов, составляющих в совокупности спор о праве гражданском.
1. Нарушение или оспаривание нарушителем прав субъекта защиты.
Нарушение гражданских прав рассматривается в большинстве случаев как посягательство на субъективное право управомоченного лица либо противодействие управомоченному лицу в осуществлении принадлежащих ему прав. Нарушение прав может осуществляться как путем совершения действия (например, причинение внедоговорного вреда, незаконное владение чужой вещью, нарушение договорных обязательств и т.д.), так и путем бездействия (в частности, нарушение договорных обязательств в большинстве случаев состоит в неисполнении обязанности).
Оспаривание гражданских прав выражается в разногласиях сторон гражданского правоотношения об их правах и обязанностях, создающих управомоченному лицу препятствия в нормальном осуществлении права. В частности, такого рода разногласия могут возникнуть в отношении объекта права (например, несколько лиц претендуют на исключительное право на использование произведения, оспаривая права друг друга); в отношении предмета договора (например, между сторонами договора возникли разногласия в отношении объема обязанностей одной из сторон договора) и т.п.
Однако само по себе нарушение или оспаривание гражданских прав еще не влечет спора о праве. Нарушитель может заблуждаться в отношении объема собственных субъективных прав либо возложенных на него обязанностей, в силу чего допущенное им нарушение (оспаривание) гражданских прав управомоченного лица не будет для него очевидным. Так, право на землю управомоченного лица может быть нарушено другим лицом по причине ошибки в выданной ему землеотводной документации (смещение границ земельного участка в плане участка).
В свою очередь, управомоченное лицо может мириться с некоторыми нарушениями его прав, например, в силу их незначительности, случайности, то есть по субъективным причинам, либо ошибаться в самом факте нарушения его прав или личности нарушителя (скажем, организация может считать, что ущерб ее имуществу причинен иным юридическим лицом, тогда как в причинении ущерба виновны лишь работники самой организации).
В силу этого любые обстоятельства, свидетельствующие о нарушении или оспаривании субъективных прав частного лица, еще не позволяют говорить о наличии спора о праве гражданском — это только факты нарушения или оспаривания субъективных гражданских прав.
2. Предъявление субъектом защиты требования к нарушителю об определенном поведении.
Совершение такого действия свидетельствует о том, что управомоченное лицо (субъект защиты) намерено защитить свое нарушенное субъективное гражданское право, требует прекратить нарушение, восстановить нарушенное право, возместить вред и пр.
Во-первых, требование должно быть адресовано конкретному лицу, которое, по мнению управомоченного лица, является нарушителем принадлежащего ему субъективного права. Если субъективное право нарушено, но его нарушитель неизвестен, то спора не возникнет. Спор о праве требует наличия как минимум двух спорящих сторон.
Во-вторых, материально-правовое требование к нарушителю об определенном поведении должно быть внешне выражено, например, письмом, телеграммой, телефонограммой и т.п. Субъект защиты должен предъявить нарушителю (лицу, оспаривающему его право) конкретное материально-правовое требование с необходимым обоснованием. Если управомоченное лицо только высказало намерение предъявить требование или предъявленное требование носит общий, а не конкретный характер (субъект защиты высказывает общее требование о немедленном прекращении нарушения его прав), спора о праве не возникнет. Спор о праве должен иметь индивидуальный предмет.
Вследствие сказанного совокупность фактов нарушения (оспаривания) субъективных прав и предъявление материально-правового требования управомоченным лицом (субъектом защиты) нарушителю еще не может рассматриваться как спор о праве гражданском.
3. Неисполнение нарушителем требования субъекта защиты.
Необходимость установления позиции нарушителя в споре о праве является дискуссионной. Некоторые авторы считают, что позиция нарушителя не имеет значения для возникновения спора о праве. Вместе с тем такое мнение представляется ошибочным, ведь именно выявление позиции нарушителя позволяет сделать вывод о действительности спора о праве между сторонами гражданского правоотношения.
Предъявление субъектом защиты требования к нарушителю об определенном поведении (материально-правового требования) может повлечь за собой прекращение последним нарушения права, восстановление положения, существовавшего до нарушения прав, возмещение убытков и т.д. Если материально-правовое требование субъекта защиты (управомоченного лица) будет удовлетворено нарушителем добровольно, спор о праве гражданском не возникнет.
При этом следует иметь в виду, что если в ответ на материально-правовое требование субъекта защиты нарушитель признал факт совершения им противоправного действия (бездействия) и принял на себя обязанность в разумный (конкретный) срок устранить последствия этого нарушения, но субъект защиты, надлежащим образом извещенный об этом, заявил исковое требование в суд до истечения этого срока, то поведение субъекта защиты в этом случае будет иметь признаки злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ). Безусловно, ни о каком злоупотреблении правом субъектом защиты не может быть и речи, если нарушитель, признав факт совершения им нарушения и приняв на себя обязанность устранить последствия этого нарушения, не приступает своевременно к исполнению этой обязанности.
Для признания спора о праве возникшим необходимо, чтобы поведение нарушителя явно указывало на факт неисполнения требования субъекта защиты. Например, нарушитель может прямо не согласиться с обоснованностью материально-правового требования субъекта защиты или не обозначить в установленный срок свою позицию в отношении его (во втором случае молчание нарушителя приравнивается к несогласию с требованием субъекта защиты). Такое поведение нарушителя, свидетельствующее о том, что материально-правовое требование субъекта защиты к нарушителю не будет исполнено надлежащим образом, и позволяет говорить о наличии между сторонами спора о праве гражданском.
Таким образом, свойство юридической категории спор о праве гражданском приобретает с момента, когда считается выраженным неисполнение требования субъекта защиты к нарушителю об определенном поведении. До этого момента все предшествующие обстоятельства имеют только фактическое значение.
Изложенная позиция, вероятно, может создать впечатление о том, что автор работы считает необходимым ввести обязательный претензионный порядок урегулирования споров во всех без исключения случаях. Однако это не так.
Претензионный порядок устанавливается специально соглашением сторон или следует из обычаев делового оборота и лишь в некоторых случаях прямо предусматривается законодательством (например, положения об обязательности претензионного порядка урегулирования споров сохранены в ст. 797 ГК РФ). Установление претензионного порядка предполагает непременное обращение субъекта защиты к нарушителю с материально-правовым требованием, и лишь после предъявления такого требования субъект защиты приобретает право на обращение с иском в суд, то есть возможность использования судебной защиты поставлена в зависимость от соблюдения указанного досудебного (претензионного) порядка.
При том, что претензионный порядок и порядок формирования спора о праве весьма схожи, отождествлять их нельзя. Претензионный порядок, структурно совпадая с порядком формирования спора о праве, представляет собой обязательное в отдельных случаях условие обращения за судебной защитой. Несоблюдение этого порядка влечет за собой возвращение заявления судом (п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, п. 7 ст. 126, ч. 4 ст. 128 АПК РФ).
Между тем формирование спора о праве гражданском, состоящем, как было указано выше, из совокупности факта нарушения или оспаривания прав, факта предъявления субъектом защиты требования к нарушителю об определенном поведении и факта неисполнения нарушителем требования субъекта защиты, может иметь место не только во внесудебном порядке. Напротив, спор о праве может формироваться иным образом с учетом того, что наиболее часто используемым является судебный порядок разрешения спора.
Так, после нарушения (оспаривания) гражданских прав субъект защиты предъявляет в суд материально-правовое требование к нарушителю в форме искового заявления. Нарушитель не исполняет названное материально-правовое требование, что подтверждается предоставлением отрицательного отзыва (отзыва с возражениями по существу или отрицанием) или отсутствием отзыва со стороны нарушителя при надлежащем его извещении о предъявленных требованиях субъекта защиты. Таким образом, на стадии обращения в суд субъекта защиты спор о праве фактически отсутствует, но на момент судебного разбирательства (при надлежащем уведомлении нарушителя-ответчика) он уже реально существует.
Нельзя не отметить, что внесудебный порядок формирования спора о праве имеет свои преимущества перед судебным порядком, заключающиеся в следующем. Совершение спорящими сторонами обозначенных действий после нарушения (оспаривания) субъективных прав создает хорошие условия для урегулирования возникшей конфликтной ситуации еще на стадии формирования спора о праве. Стороны могут ликвидировать зарождающийся спор о праве, согласовав все спорные моменты (процедура примирения), и спора о праве не возникнет. В случае если стороны не смогли прийти к консенсусу в период формирования спора, они не лишаются возможности урегулировать возникший спор о праве посредством процедуры примирения (согласительной процедуры). Это позволит сохранить им не только деловые контакты и долгосрочные хозяйственные связи, но и сэкономить время и деньги, избежав достаточно длительного, дорогостоящего и обременительного судебного процесса.
Если стороны все же не смогли (или не захотели) самостоятельно или с помощью посредников урегулировать конфликтную ситуацию, спор о праве может быть передан на рассмотрение и разрешение суда (государственного суда или третейского суда), задачей которого является защита нарушенных и оспоренных субъективных прав.
Таким образом, спор о праве можно определить как формально признанное разногласие между субъектами гражданского права, возникшее по факту нарушения или оспаривания субъективных прав одной стороны гражданского правоотношения другой стороной, требующее урегулирования самими сторонами или разрешения судом.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ
«ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 14.11.2002 N 138-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 23.10.2002)
«АРБИТРАЖНЫЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 24.07.2002 N 95-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 14.06.2002)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)» от 26.01.1996 N 14-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
Журнал российского права, 2005, N 4

ОБ ОСОБЕННОСТЯХ СОВРЕМЕННОГО УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ЗАКОНОТВОРЧЕСТВА «

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *